mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Портреты России: Магомед, строитель-филантроп



«Портреты России» — проект PublicPost public_post — это взгляд на страну глазами ее жителей.

Сегодня мы живем в аквариуме — видим мир через кривую оптику, как рыба из своего круглого стеклянного дома. Москвичи в своем аквариуме, деревня — в своем, офисные работники, государственные служащие, военные, мигранты и так далее — у всех есть своя ниша, своя оптика и своя Россия. Страна, в которой мы живем, состоит из множества разных, бесконечно непохожих друг на друга стран — и все-таки это именно одна страна и одно общество.

Чтобы увидеть эту страну, мы записываем рассказы самых разных людей. Они происходят из разных мест и социальных слоев, у них разный достаток и разный уровень образования. У этой истории нет конца: сколько людей — столько и Россий. Житель горного села в Осетии рассказывает, как он построил маленькую электростанцию и бесплатно делится с соседями собственным электричеством. Похоронный агент ненавидит людей за то, что те не оплакивают своих покойников, а впопыхах ищут тайники. Старик, который поет у метро советские песни, рассказывает, как он приехал в Москву из Тамбова с баяном, чтобы собрать деньги на лечение больной жены, и завоевал сердца москвичей.

Каждый рассказчик рисует свой портрет. Портреты России — это не портреты россиян в исполнении журналистов PublicPost. Это галерея портретов страны, созданных нашими собеседниками. Они рассказывают про себя и про то, в каком мире они живут. Множество этих жизней — это и есть та самая Россия.

Магомед, строитель-филантроп

Магомед Кебедов из труднодоступного села Нахада, что находится в высокогорном Бежтинском участке Дагестана, строит дороги без помощи государства. По его словам, чиновники ему только мешали. Магомед построил дорогу из Бежтинского участка в приграничные грузинские села, что сильно изменило в лучшую сторону жизнь и бежтинцев, и грузин. А еще он проложил дорогу от родного села к райцентру и чуть было не построил ГЭС. Благодарные односельчане захотели видеть его главой Нахады, но Магомед отказался — по идейным причинам.


Про ГЭС

Мечта была у меня такая: построить маломощную ГЭС у себя в районе. Я много литературы изучил, много записей сделал. У меня вообще-то два образования: я физик-математик и философ. Первая специальность — универсальная, потому что знания можно применить в самых разных областях.

Бежтинский участок — это один из самых труднодоступных горных районов Дагестана. Люди у нас, можно сказать, выживают в суровых условиях. Нет нормальных дорог, нет нормальной инфраструктуры. Людям очень дорого обходилось электричество. И в 1985 году я решил построить в райцентре Бежта ГЭС. И местность нашлась подходящая — узкое ущелье с бурной горной рекой.

Я поехал в Сызрань, где на турбостроительном заводе купил две турбины мощностью 1000 кВт. Хватало и одной турбины, но вторую решил приобрести на всякий случай. Но кроме турбин нужны были и стройматериалы. С нашим Лесхозом я договор заключил на 150 кубов леса. Только вот сам этот лес находился в месте, где нет дорог для машин.

Пришлось тогда мне строить дорогу. Составил проектно-сметную документацию и заключил договоры и с Лесхозом, и с Доруправлением и проложил дорогу. В район поступили деньги за дорогу, но мне они не достались. Местные чиновники потребовали себе откат хороший — 66% от суммы. Я, конечно, отказался. Начались у нас трения. Эти люди подключили милицию и на меня завели уголовное дело, что я незаконно вырубил лес и нанес ущерб в 5 млн рублей. Начались суды.

В 1995 году только признали, что я был прав и ничего не нарушал. Только в отношении тех чиновников практически ничего не применили. Суд решил, что нечего взыскивать с них в связи с истечением срока давности преступления. А что с ГЭС? Она не была построена. Меня затаскали по судам, чиновники, которые должны были документы разные подписывать, футболили меня, за это время еще цены на стройматериалы взлетели, да и на прокладку дороги я потратил приличную сумму. В общем, заглохло дело.

Про дорогу

Бежтинский участок — один из самых труднодоступных в Дагестане. К нам из Махачкалы ехать где-то пять-шесть часов. Да и то если погода хорошая. Дороги отвратительные. Люди у нас зарабатывают скотоводством в основном. Да и заработком сложно это назвать. Реализовать продукцию трудно. Выращивать что-либо из овощей или фруктов тоже очень сложно — погодные условия не позволяют.

Наш район находится на границе с грузинскими районами. С Грузией район соединяла маленькая дорога, по которой можно было только пешком пройти. В 90-е годы я решил построить на этом участке дорогу. Тогда вообще люди все были в смятении — страна развалилась, а будущее было более чем туманным.

Сначала я строил дорогу на оставшиеся сбережения (вообще, я очень большие деньги заработал, когда работал на строительстве БАМа). Моих средств не хватило, и я занял у богатых знакомых, но и этого не хватило. Собирали деньги потом всем районом.

За пять лет общими усилиями построили 55 км дороги. Эта дорога очень сильно изменила наш район — люди стали зарабатывать. Ездили в Грузию и закупали там машины по дешевке. В Бежте большой продовольственный рынок образовался. Грузины к нам приезжали фрукты и овощи продавать, а у нас закупали мясо, молоко, масло. Для сравнения: в 1995 году килограмм винограда в Махачкале можно было купить минимум за 7 рублей, а в Бежта дороже 2,5 рублей найти нельзя было. В Грузию люди стали возить бензин. В общем, взаимное экономическое сотрудничество получилось.

За пользование дорогой я брал символическую плату — кто хотел, тот и платил. До 90% людей просто так ездили, а на те деньги, что получал, я ремонтировал дорогу.

В 1997 году на границе с Грузией Россия поставила пограничный пункт, а спустя полгода-год дорогу вовсе закрыли. В общем, этой дорогой пользовались люди три года, но даже за это время она поменяла в корне жизнь людей, давала надежду. Но политикам народ простой не понять.

Про то, как чуть террористом не сделали

Родом я из села Нахада. Это маленькое село в пяти километрах от Бежта. Дорога в райцентр хоть и небольшая, но труднопроходимая. Женщины пешком ходили в больницу рожать. В 1997 году я решил в райцентр из родного села дорогу проложить, чтобы машины смогли ездить. За три месяца дорога была готова.

А знаете, что самое смешное? Выяснилось, что на прокладку этой дороги государство несколько раз выделяло деньги. Когда я построил дорогу, начальник Дорожного отдела представил документы в соответствующие органы, что все работы произведены.

Что в итоге? Начиная с 1997 года я с этим доротделом судился. Разве что в Госдеп США жалобы не писал. А сколько судов было, я уже не вспомню. И на прокуратуру подавал в суд, и на следователей, которые бездействовали. Последнее заседание летом в прошлом году было.

Районные чиновники, замешанные в воровстве, на меня кляузы писали, что я боевиков снабжаю оружием. Дело хотели на меня завести. Не получилось. Предлагали мне деньги, чтобы я молчал. Но я же не они.

Про то, как не смог быть чиновником

В 2003 году я на выборах активно поддерживал нового главу района. Когда он выиграл, то сделал меня советником своим. Но я там два-три месяца продержался. Когда все районные чиновники собрались на очередное совещание, я сказал, что не могу работать с ворами и жуликами, что мне стыдно за них всех. Я ушел, но молчать тоже не мог. Я трижды судился с этим главой района — подавал на него иски за хищения бюджетных средств. Но суд всегда оказывался не на моей стороне.

Когда в 2006 году Муху Алиев стал президентом Дагестана, я ему трижды написал письмо, что готов ему помогать, что готов на себя брать самую трудную работу. Очень сильно я хотел изменений в республике.

После третьего письма меня вызвали в администрацию президента. Там меня заводят в кабинет какого-то заместителя какого-то управления. Не успел я в кабинет войти, как этот чиновник на меня наезжать стал. "Ты кто такой? Ты зачем эти писюльки пишешь? Кем себя возомнил?" — спрашивает меня. От такого обращения я оторопел, а потом наорал на него, что из-за таких **даков, как он, и приходится письма писать. Если бы не охранники, мы бы прямо в кабинете и подрались.

Мне мои односельчане не раз говорили, чтобы возглавил село. Несколько раз перед выборами главы села приходили ко мне и говорили: "Магомед, мы за тобой пойдем куда угодно. Но ты хотя бы один раз пойди в мечеть и помолись богу". На такие условия я не согласился, конечно. Получалось бы, что я стал вдруг верующим только из-за кресла. Я свои убеждения менять ради чего-либо не собираюсь. А что люди? Мне их всегда жалко, их подлецы и лицемеры в своих целях используют.

Про работу

Сейчас я занимаюсь тем, что знаю — строю дороги в горах. На эти дороги, может, и выделяет государство деньги, но люди не могут ждать, пока чиновники насытятся. Целыми селами люди скидываются, а я на эти деньги строю дороги. Конечно, не все могут оплатить, но я их понимаю и не требую — кто сколько сможет даст.

Но, вообще, у меня до сих пор мечта о ГЭС осталась. Надеюсь, накоплю на нее деньги.

Зачем мне это вообще надо? Ради денег? Так я уже давно мог бы быть богатым. Это моя цель — чтобы как можно большим людям облегчить жизнь. Я знаю, меня многие сумасшедшим называют. Простое желание помочь людям кажется теперь чем-то ненормальным.
Текст: Закир Магомедов
Фото: Ацамаз Дзиваев/PublicPost
Tags: жизнь и люди, идеология и власть, интервью и репортаж, кавказ, мнения и аналитика, мужчины, нравы и мораль, общество и население, профессии и умение, регионы, родина и патриотизм, современность, строительство
Subscribe
promo mamlas march 15, 2022 15:56 263
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments