mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Categories:

Расстрельное «Письмо сорока двух». Кто-то покаялся?

По теме: «Письмо двадцати пяти» — письмо 25-ти деятелей советской науки, литературы и искусства Л. И. Брежневу против реабилитации И. В. Сталина


«Письмо́ сорока́ двух» — публичное обращение группы известных литераторов к гражданам, Правительству и Президенту Российской Федерации Б. Н. Ельцину. Опубликовано в газете «Известия» 5 октября 1993 года[1].
По теме: Дудин и Рождественский Письма не подписывали!

Содержание письма

Авторы призывали Бориса Ельцина запретить «все виды коммунистических и националистических партий, фронтов и объединений», ужесточить законодательство, ввести и широко использовать жёсткие санкции «за пропаганду фашизма, шовинизма, расовой ненависти», закрыть ряд газет и журналов, в частности газеты «День», «Советская Россия», «Литературная Россия», «Правда», а также телепрограмму «600 секунд», приостановить деятельность Советов, а также признать нелегитимными не только Съезд народных депутатов и Верховный Совет Российской Федерации, но и все образованные ими органы (в том числе и Конституционный суд). Писатели потребовали запретить и «разогнать» все незаконные военизированные и вооружённые формирования, действующие на территории страны.

Факсимильная копия «Письма сорока двух»
Выпуск газеты с текстом здесь

Непосредственная реакция

Письмо, подписанное многими известными личностями, среди которых был академик Дмитрий Лихачёв, бард Булат Окуджава, писатели Григорий Бакланов, Василь Быков, Виктор Астафьев и Даниил Гранин. Против подписавших его выступила группа членов Союза Писателей России — сторонников конституции, Съезда народных депутатов и Верховного Совета России: Александр Проханов, Юрий Бондарев, Василий Белов и др.[3]

В ответном письме в газете «Правда» три известных диссидента — Андрей Синявский, Владимир Максимов и Пётр Абовин-Егидес — призвали Ельцина подать в отставку[4]: «Только отставка. Монастырь. Грехи замаливать»[5].

Через три дня после появления «Письма сорока двух», 8 октября, в «Независимой газете» было опубликовано анонимное «Обращение собрания демократической общественности Москвы к президенту России Б. Н. Ельцину», которое повторяло и расширяло основные призывы «Письма сорока двух»[6].

Позднейшая позиция подписавших

«Ну да, подписал. И правильно подписал! Белый дом во главе с Хасбулатовым вёл к тому, чтобы растоптать те небольшие ростки реформ, которые только начали Ельцин и Гайдар. <…> Армия выжидала, все всего боялись, и мы не могли в такой обстановке оставаться в стороне. <…> Когда фашисты напали на мою Родину, права на сомнения у меня уже не было, и я пошел на фронт. А Хасбулатов и компания — те же фашисты, так что в октябре девяносто третьего я просто снова пошёл на фронт и не жалею об этом», — сказал в 2008 году Григорий Бакланов[7].

Мариэтта Чудакова в 2012 году на вопрос о том, не жалеет ли она о том, что подписала «письмо 42-х», ответила: «Подписала бы и сегодня!».[8]

16 февраля 2013 года в передаче «Виражи времени» Андрей Дементьев отрицал своё подписание «письма сорока двух», а также его подписание Беллой Ахмадулиной и Булатом Окуджавой.

Оценки

Писатель Василий Аксёнов позднее заявил[9]: «Этих сволочей надо было стрелять. Если бы я был в Москве, то тоже подписал бы это письмо в „Известиях“». В связи с этим заместитель главного редактора «Независимой Газеты» Виктория Шохина 3 октября 2003 года, осуждая расстрел парламента, выразила со страниц этого издания недоумение, как это «всем этим писателям-демократам, объявляющими себя противниками смертной казни», «гуманистам», «пришёлся по душе расстрел без суда и следствия». Она отметила, что «их собственное правосознание безнадежно застряло на первобытном уровне»[9].

Как писал Дмитрий Быков, после подписания письма и интервью, в котором Булат Окуджава одобрил применение силы против Белого дома, «прекрасный артист Владимир Гостюхин — человек умеренно-патриотических убеждений — публично сломал и истоптал ногами пластинку его песен»[10]. «Какой-то актер сломал его пластинку? Ну и пусть его», — замечает по этому поводу Алла Латынина[11].

В книге «Булат Окуджава» Дмитрий Быков констатирует: «не было в этом письме ничего сверх обычных призывов к запрету откровенно фашистских, националистических и радикальных организаций и СМИ».[12]

По словам социолога Бориса Кагарлицкого, «слушать песни Окуджавы про „комиссаров в пыльных шлемах“ после его заявлений о том, что ему не жалко безоружных людей, погибших в Белом доме, как-то не хочется»[13].

Сергей Кара-Мурза в работе «Интеллигенция на пепелище родной страны» негативно отозвался о появлении письма, отмечая тоталитаризм мышления авторов: «Насколько чужда им идея права. Все неугодные партии и объединения они требуют запретить не через суд, а указом исполнительной власти. Неугодные газеты — закрыть не после судебного разбирательства, а до него. Лучше всего, разгромив редакции и выкинув в окно редакторов»[14].

В 2003 году политик Сергей Глазьев (будучи министром внешнеэкономических связей РФ, в 1993 году в знак протеста против роспуска Верховного Совета он подал в отставку[15]) отметил: «Нельзя обелить преступников и палачей… Даже те, опозорившие себя надолго, деятели нашей культуры, которые подписали это, как вы его назвали, расстрельное письмо 42-х, и они, я думаю, понимают, что перечеркнули всё доброе и светлое, что создано было ими раньше»[16].

Молдавский политик Владимир Солонарь в 2010 году называл письмо «возмутительным примером» дискредитации политических оппонентов: «Чтение этого текста и сегодня вызывает вопрос: кто тут больше подобен „фашистам“ — те, кого письмо называет таковыми, или его авторы?»[17].

Вадим Кожинов публично отказывался подавать руку подписавшим это письмо[18], например, Андрею Нуйкину.

Журналист Алексей Семёнов в 2012 году дал такую оценку письма 42-х: «Писатели всего лишь призывали применять закон, а не заниматься всепрощением, которое уже привело к тому, что была разгромлена московская мэрия и произошёл штурм телецентра Останкино. Более того, противники Ельцина к этому времени успели открыто призвать к бомбардировке Кремля, но были арестованы. … Так что стыдиться авторам „письма 42-х“ нечего. К тому же российские власти их не послушались.»[8]

Писатель Владимир Бушин назвал лжецами, приспособленцами и оборотнями многих подписантов. Он особо отметил, что «большинство из 42-х — нерусские. А у некоторых русских жёны — еврейки»[19].

Интересные факты

В августе 1993 года 36 литераторов опубликовали в газете «Литературные новости» письмо президенту Б. Н. Ельцину с осуждением «преступной политики Верховного Совета» и требованием «провести досрочные, не позднее осени текущего года, выборы высшего органа законодательной власти».[21] Журналист Алексей Семёнов в 2012 году оценил это письмо как призыв к нарушению Конституции России[8]. 15 сентября группа авторов письма (в том числе Юрий Давыдов, Римма Казакова, Анатолий Приставкин, Лев Разгон, Мариэтта Чудакова) были приглашены на встречу с Ельциным. Спустя неделю Борис Ельцин распустил парламент[22]. Писатель Николай Федь в своей книге заметил, что на застолье с Ельциным явились люди, "для коих слово "русский" как красная тряпка для быка"[23].
Вики
Tags: 90-е, архивы_источники_документы, даты и праздники, идеология и власть, интеллигенция, история, нравы и мораль, общество и население, письма, предательство, развал страны, революции и перевороты, ретро и старина, русофобия и антисоветизм, сми, ссср
Subscribe
promo mamlas march 15, 2022 15:56 261
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →