mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Categories:

Вся фригидность шлюхи Германии

Другие лекции семинара

«Нельзя больше усугублять конфликт»
Немецкий эксперт по внешней политике Зилке Темпель — о том, почему Германия отвернулась от России

Германское общество перестает доверять Владимиру Путину после трагедии малайзийского «Боинга», считает Зилке Темпель, немецкий эксперт по внешней политике. ©
~~~~~~~~~~~


Зильке Темпель

Зилке Темпель — представитель Германского общества внешней политики, экспертного совета, где обсуждают позиции Германии по ключевым вопросам международных отношений. Совет существует более 60 лет и объединяет около 2500 экспертов, в том числе и действующих немецких политиков. Темпель также возглавляет журнал этого общества Internationale Politik. Она приехала в Москву на очередной семинар Московской школы гражданского просвещения.

Зилке Темпель рассказала «Русской планете», почему Россия теряет своего самого верного союзника в Европе.

— Германия была главным торговым и политическим партнером России в Европе. Почему сейчас даже немецкие лидеры отворачиваются от России?

— После того как пала Берлинская стена и развалился Советский Союз, мы считали, что должны интегрировать Россию и страны постсоветского пространства в новый мировой порядок, помочь им найти путь к демократии. Последняя попытка была в 2005 году, когда министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер придумал то, что назвали «сотрудничеством для модернизации». Медведев был прекрасным партнером — он действительно понимал, что такое модернизация.

Затем снова пришел Путин, и мы увидели, что власть становится все более авторитарной. Стали принимать законы против НКО, и это сделало нашу работу с гражданским обществом в России гораздо сложнее. Вдруг оказалось, что наши фонды подвергают своих российских партнеров опасности: их могут объявить иностранными агентами.

И вот начался украинский кризис. Очень трудно обсуждать его с Россией, потому что мы видели, как она поддерживала сепаратистов, собирала войска на границе с Украиной — и отрицала это, несмотря на снимки со спутников. В Крым приезжали люди в военной форме без опознавательных знаков, а Владимир Путин оправдывался тем, что это обычные люди, которые где-то купили форму. И это звучало так странно и неправдоподобно.


Акция протеста против военного присутствия России на Украине в Берлине

— В какой момент Германия потеряла доверие к России?

— Это происходило постепенно. Меркель и Штайнмайер показывали, что хотят деэскалации и переговоров, но Путин заявлял, что Украина — фашистское государство. Меркель перестала доверять Путину и считать его рационально действующим партнером.

Поворотным моментом стало крушение малайзийского самолета. Поведение сепаратистов на поле с обломками было просто вопиющим. Голландский банк даже был вынужден заморозить кредитные карты пассажиров «Боинга». И немцы сказали: «Довольно. Те, кто помогает им, должны быть наказаны». Людям было не так важно, кто сбил самолет — во многом расследование указывало на сепаратистов, но не на то, что они сделали это специально; это была трагическая ошибка. Но их поведение было недопустимым. Всем людям понятно, что к мертвым нужно относиться с уважением, это важно для любой культуры.

— По-вашему, партнерство Германии и России было важно по экономическим или политическим причинам?

— И по тем, и по другим. Я верю, что экономическое развитие зависит от политического. В современном мире экономика нуждается в верховенстве закона, защите частной собственности, поддержке предпринимателей и людей, которые мыслят открыто и креативно.

Бизнесу нужна безопасность. Крупные немецкие компании, такие как BMW, Siemens и другие имеют прямой доступ к лидеру страны, потому что они большие и могущественные. Но большая часть немецкой экономики состоит из фирм среднего размера, часто это семейный бизнес. Им нужна безопасность, которая опирается на верховенство закона. Им нужны гарантии того, что можно открыть бизнес и его не отберут.

Обычно предприниматели не хотят санкций, но и они однажды понимают, что политика стала важнее возможности вести бизнес. Что нужно сказать российской власти: «Нельзя больше усугублять конфликт, мы должны его разрешить». На кону международные стандарты. После Второй мировой войны мы договорились об определенном мировом порядке — и кто будет соблюдать его, если подобное возможно? Да, после 1945 года была война в Югославии — самый драматичный пример. Но пока никто не пытался изменить границы с помощью армии.


На месте крушения Боинга-777

— Вы сказали, что крупнейшие немецкие фирмы имеют прямой доступ к главе государства. Как они пользуются этим?

— Конечно, все хотят продвигать свои интересы, и кто-то пытается делать это за счет связей во власти, лоббизма, но по закону делать это нужно прозрачно. Например, каждая компания должна публиковать на своем сайте информацию обо всех встречах с членами парламента. Если обнаруживается, что они что-то скрыли, то можно подать на них в суд.

Конечно, крупные компании могли уговаривать Меркель не вводить санкции, но понемногу она сама убедила их, что сделать это нужно. И российская власть очень помогла этому, потому что все увидели, что она делает бизнес в России опасным.

Анна Байдакова
«Русская планета», 5 августа 2014
Tags: геополитика и территории, германия, европа, женщины, журналистика, запад, идеология и власть, интервью и репортаж, информационные войны, критика, мировая политика, мнения и аналитика, общество и население, противостояние, путин, россия, русофобия и антисоветизм, санкции, современность, украина, фальсификации и мошенничества, фашизм и нацизм, холодная война
Subscribe

promo mamlas march 15, 2022 15:56 287
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments