mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Как Феликс стал «железным»

Ещё из биографий Революции

Тайны Железного Феликса
В запутанной и сложной судьбе «рыцаря революции» точка еще не поставлена

Недавно в отечественных СМИ появились противоречивые данные по поводу соцопроса, инициированного МГО КПРФ по вопросу восстановления памятника Феликсу Дзержинскому на Лубянской площади: по данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), более половины москвичей против этого, а коммунисты утверждают обратное – 61% жителей столицы выступают «за». ©

По теме: Он был борцом с хаосом || Парк искусств «Музеон»


«Рыцарь революции» был весьма разносторонней личностью

По большому счету это означает, что спор вокруг фигуры Дзержинского между определенными социально-политическими позициями продолжается – для одних он по-прежнему «рыцарь революции» без страха и упрека, для других – «апостол террора». Но знаем ли мы всю правду о Железном Феликсе…

Тайны происхождения

Составить представление о неординарной личности Железного Феликса по его некогда идеологически отретушированной и тщательно причесанной официальной биографии просто невозможно: «Родился 30 августа (11 сентября по новому стилю) 1877 года в небольшом имении Дзержиново Ошмянского уезда Виленской губернии (ныне – Минская область Республики Беларусь. – Н.С.) в семье мелкопоместного дворянина».

И все? Но вопросы начинают возникать уже при попытке выяснить происхождение его родителей. С матерью вроде бы все более или менее ясно: Хелена Дзержинская, в девичестве Янушевская, происходила из довольно знатной шляхетской семьи. Ее отец, Игнатий Семенович Янушевский, был профессором Петербургского института путей сообщения. Но в молодости участвовал в тайном студенческом обществе Виленского университета, где пропагандировались идеи «воспитания людей, способных пользоваться свободой». Однако радикальные юношеские увлечения не сказались на ученой карьере.

А с отцом, полное имя которого Эдмунд-Руфин Иосифович Дзержинский, много неясного и неопределенного. Сама Хелена Игнатьевна о знакомстве с будущим супругом рассказывала детям так: «Вашего отца привел в наш дом старый еврей-сапожник, шивший обувь для нашей семьи. Эдмунд случайно повстречался с ним на улице, когда после окончания Петербургского университета приехал в Вильно искать работу. Вакансий в гимназиях не оказалось, и Эдмунд не знал, что же делать дальше». Профессор пожалел несчастного учителя и взял его в свой дом обучать дочь математике. Вскоре скромный, но расчетливый «пан учитель» оказался профессорским зятем.

Молодая семья поселилась в старом домишке на фольварке Оземблово. Выходит, «родового имения Дзержиново» изначально или не было, или оно появилось позже стараниями историков путем переименования.

Чистопородные шляхтичи эти места никогда не считали настоящей Польшей и называли их «крессы» – окраина. Проживала здесь удивительная смесь народов – литовцы, белорусы, евреи. А национальность зависела от политической ситуации.

По семейному преданию, Феликс родился недоношенным. Беременная мать, хлопоча по дому, неловко оступилась и упала в люк погреба, потеряла сознание. В ночь начались преждевременные схватки. Разрешилась мальчиком, которого нарекли Феликсом, то есть Счастливым. Потому что выжил вопреки травме, нанесенной плоду при падении матери.

В 10-летнем возрасте Феликс поступил в престижную Первую Виленскую мужскую гимназию, но учился скверно – дважды отсидел в первом классе. Учебу бросил после седьмого класса со скандалом – обругал учителей «сволочами и мерзавцами». В свидетельстве о неоконченном образовании стояли двойки по русскому и греческому языкам, по остальным предметам – тройки и только по Закону Божьему – твердая четверка. С юношеским максимализмом считал, что учеба ему ничего не давала. Но позже признавал, что образования ему не хватало. «Гимназист Дзержинский – серость, посредственность, без каких-либо ярких способностей», – вспоминал маршал Польши Юзеф Пилсудский, учившийся в той же гимназии, но несколькими классами старше.

В юности Феликс так же фанатично, как позже и в революцию, уверовал в Бога, даже хотел стать католическим монахом. Воспитывался, как и большинство польских детей, в неприязни к России и к русским. Позже вспоминал, что во время учебы в гимназии «мечтал о шапке-невидимке», чтобы без опасения за собственную жизнь «уничтожать москалей».

Тайны братьев и сестёр

В биографических книгах о Феликсе Эдмундовиче Дзержинском советского периода подчеркивалось, что у него было две сестры и четыре брата. Но это не так. Не упоминалась третья сестра Ванда, годом старше Феликса. Этот трагический эпизод в биографии «рыцаря революции», некогда тщательно скрываемый как в семье Дзержинских, так и историками, произошел летом 1888-го: Феликс застрелил из охотничьего ружья свою сестру. Позже появилась версия – якобы из-за неразделенной любви. Но в ту пору Ванде исполнилось только 12 лет, а Феликсу – лишь 11, и ни о какой запретной любви не могло быть и речи. Выходит – несчастный случай…

И с братьями не все гладко. Оказывается, у Хелены Игнатьевны первым ребенком был сын Витольд, которого она родила в 19 лет – в 1867-м. Младенец скончался, не прожив и года.

Старшая сестра Феликса – Альдона, поддерживавшая его во всех революционных авантюрах, появилась на свет через два года после смерти первенца. Ее первый муж – Гедимин Булгак – вроде бы из знатного рода, а их сын Антон служил адъютантом у маршала Пилсудского. Второй раз она вышла замуж за миллионера Артура Кояловича, жила в Вене, после 1945-го обосновалась в Польше, написала несколько книг воспоминаний.

Старший брат Станислав-Кароль, будучи холостяком, проживал в Дзержинове, в 1917-м его убили то ли беглые солдаты, то ли бандиты. Еще один брат – Казимир, окончивший политехнический институт в Германии, был женат на немке. В 1943-м его расстреляли гитлеровцы как агента отрядов Армии Крайовой, действовавших в районе Ивенца.

Младший Игнатий после окончания физико-математического факультета Московского университета, как и отец, стал преподавателем, затем чиновником Министерства просвещения Польши.

А вот самый младший из братьев – Владислав – еще до революции окончил медицинский факультет Московского университета, в начале 1920-х годов стал профессором медицины и проректором Екатеринославского (ныне украинский Днепропетровск) университета. Идей революции категорически не принял, эмигрировал в Польшу, служил в Войске Польском, в 1934-м вышел в запас в чине полковника корпуса санитарных офицеров. В 1942 году его расстреляли гестаповцы под Лодзью как брата «шефа советской тайной полиции».

И наконец, третья сестра – Ядвига – вроде бы последовательно имела трех мужей: первый – богатый польский помещик Кушелевский, второй – некто Алексей Филиппов – секретный сотрудник ВЧК, третий неофициальный – некий Генрих Гедройц, как будто из жмудских князей. Но с мужьями виделась редко и скоро с ними расставалась. Работала в Наркомате путей сообщения, преподавала иностранные языки, похоронена на Новодевичьем кладбище.

Тайны Лубянки

После того как на улице Большая Лубянка, в здании бывшего страхового общества «Якорь», разместилась ВЧК во главе с Дзержинским, у москвичей слово «Лубянка» стало вызывать чувство страха и трепета.

Ныне здесь находятся хозяйственные подразделения департамента тыла российского МВД. В конце 1990-х один из сотрудников показал мне комнату на втором этаже, в которой был кабинет Дзержинского, и рассказал одну любопытную легенду. В помещении и поныне стоит огромный стальной сейф XIX века, а окна выходят на пересечение Большой Лубянки и Варсонофьевского переулка. Однажды напряженную работу «первочекиста» прервала внезапно влетевшая в форточку граната, брошенная неизвестным террористом.

Дзержинский пулей выскочил из-за стола, в два прыжка пересек кабинет и моментально скрылся в сейфе. Взору сбежавшимся на грохот взрыва чекистам предстал их начальник, живой и невредимый, в клубах пыли и дыма выходивший из надежного убежища.

По легенде именно после этого происшествия острословы-соратники прозвали своего шефа за глаза «железным». А уже потом спонтанно появившийся псевдоним биографы обосновали железной стойкостью и несгибаемостью «рыцаря революции».

Кстати, вот что говорил сам Феликс Эдмундович о своей знаменитой кавалерийской шинели до пола: «Московский комитет ввел меня в комиссию по восстановлению большевистских организаций в армии и созданию Красной гвардии. Мне приходилось часто выступать перед солдатами; вот товарищи и одели меня соответствующе. Переодели, чтобы признавали «за своего». Затем это одеяние стало привычным и явилось символом революционного аскетизма и непритязательности.

Тайны переименований

Внезапная смерть Дзержинского, последовавшая 20 июля 1926 года, повергает в глубокую скорбь бойцов и командиров Отдельной дивизии особого назначения при Коллегии ОГПУ, которую он лично формировал в 1924 году. На траурном собрании личного состава соединения единогласно принимается резолюция – ходатайствовать о присвоении имени Феликса Дзержинского дивизии ОСНАЗ. Горячее желание осназцев удовлетворяется. Уже через месяц – 19 августа 1926 года – издается приказ по ОГПУ, подписанный Вячеславом Менжинским, в котором говорится: «В целях увековечения памяти безвременно скончавшегося организатора, строителя и вождя славной армии бойцов-чекистов… т. Феликса Эдмундовича Дзержинского присвоить его имя дивизии…».

С этим именем дзержинцы участвуют в укреплении советской власти, борются с контрреволюцией, обороняют Москву от гитлеровцев в 41-м, маршируют на Параде Победы в 45-м, охраняют общественный порядок, гасят межнациональные конфликты в горячих точках 80–90-х.

Август 1991-го… Москва бурлит от стихийных митингов и демонстраций. Знаменитый памятник Дзержинскому на одноименной площади (ныне Лубянская площадь. – Н.С.) – творение замечательного советского скульптора Евгения Вучетича – сносят под свист и улюлюканье экзальтированной толпы. Однако монументальные гранитные бюсты «первочекиста», стоящие у здания Главкомата внутренних войск и на территории подчиненной дивизии, никто не трогает.

Но в феврале 1994 года в соответствии с «ветром перемен» в МВД России издается другой приказ под названием «О внесении изменений в структуру и наименования соединений, воинских частей и военно-учебных заведений внутренних войск…». В данном документе объявляется новое действительное (еще есть и условное) название соединения: вместо привычного ОМСДОН (Отдельная мотострелковая дивизия особого назначения) имени Феликса Дзержинского – Отдельная дивизия оперативного назначения внутренних войск МВД РФ. Уже без имени Железного Феликса…

Минуло два десятка лет, и по ходатайству ветеранов дивизии «Дзержинский» вновь в наименовании старейшего соединения.

Что касается снесенного памятника Дзержинскому в центре столицы, то он почти четверть века находится в «Музеоне» – парке искусств на Крымской набережной, будто терпеливо ожидает возвращения на прежнее место…

Об авторе: Николай Георгиевич Сысоев – полковник в отставке, историк войск и органов МВД, член Союза журналистов и Союза писателей России.

Николай Сысоев
«Независимая газета», 14 августа 2015
Tags: 18-19-ее века, 20-е, 20-й век, биографии и личности, военные, госбезопасность и разведка, гражданская война, идеология и власть, известные люди, история, мемоrandom, министерства, мифы и мистификации, общество и население, памятники и достопримечательности, память, польша, противостояние, революции и перевороты, российская империя, секреты и тайны, силовики и спецслужбы, символы, современность, ссср, факты и свидетели
Subscribe
promo mamlas march 15, 2022 15:56 261
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments