mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Categories:

Интервью с современником. Алексей Толстой

Ещё о литературе и ещё Толстые

Алексей Толстой: «Наш век — это железная борьба за свою независимость»
Интервью с классиком

2015-й год объявлен в России Годом литературы. «Русская планета» начинает новый проект «Интервью с классиком» — интервью со знаменитыми российскими писателями, творившими в разные времена. Ответами на вопросы будут цитаты из их произведений, писем и дневников. ©

Другие интервью с классиками


Алексей Толстой / Фото: В. Малышев

Известный писатель, «советский граф» — о своих принципах в искусстве, о патриотизме, фашизме и самом ценном в человеке.

Алексей Толстой не только писал социально-психологические, исторические и научно-фантастические романы, повести и рассказы, не только создал бессмертного Буратино, но и был общественно-политическим деятелем, членом комиссии по расследованию злодеяний немецких захватчиков. Его страстное публицистическое слово во время Великой Отечественной помогало бойцам сражаться.

— Алексей Николаевич, каковы ваши главные принципы в творчестве, в искусстве? И что вы считаете задачей критики?

— В искусстве всегда и во все времена два побуждающих начала — познание и утверждение: познание психической природы человека и утверждение этой природы в действительности. Искусство выполняет работу памяти: оно выбирает из потока времени наиболее яркое, волнующее, значительное и запечатлевает это в кристаллах книг. Народ — судья искусству. И задача критики — быть выразителем высших художественных требований народа.

— Не кажется ли вам, что в современном обществе становится все меньше истинных творцов?

— В человеке заложены безграничные источники творчества, иначе бы он не стал человеком. Нужно их освободить и вскрыть. И сделать это, не заламывая рук с мольбою к справедливости, а ставя человека в подходящие общественные и материальные условия. Там, где труд превращается в творчество, естественно, даже физиологически исчезает страх смерти.

— Что для вас означает патриотизм?

— Патриотизм — это не значит только одна любовь к своей родине. Это гораздо больше... Это — сознание своей неотъемлемости от родины и неотъемлемое переживание вместе с ней ее счастливых и ее несчастных дней.

Русский народ создал огромную изустную литературу: мудрые пословицы и хитрые загадки, веселые и печальные обрядовые песни, торжественные былины, говорившиеся нараспев, под звон струн, о славных подвигах богатырей, защитников земли народа, героические, волшебные, бытовые и пересмешные сказки.

Напрасно думать, что эта литература была лишь плодом народного досуга. Она была достоинством и умом народа. Она становила и укрепляла его нравственный облик, была его исторической памятью, праздничными одеждами его души и наполняла глубоким содержанием всю его размеренную жизнь, текущую по обычаям и обрядам, связанным с его трудом, природой и почитанием отцов и дедов.

Наша земля немало поглотила полчищ наезжавших на нее насильников. На западе возникали империи и гибли. Из великих становились малыми, из богатых — нищими. Наша родина ширилась, и крепла и никакая вражья сила не могла пошатнуть ее. Так было, так будет.

— Сильнее всего патриотизм проявился во время Великой Отечественной войны. Что помогло народу сплотиться?

— Гнездо наше, родина возобладала над всеми нашими чувствами. И все, что мы видим вокруг, что раньше, быть может, мы и не замечали, не оценили, как пахнущий ржаным хлебом дымок из занесенной снегом избы, — пронзительно дорого нам. Человеческие лица, ставшие такими серьезными, и глаза всех, такие похожие на глаза людей с одной всепоглощающей мыслью, и говор русского языка — все это наше, родное, и мы, живущие в это лихолетье, хранители и сторожа родины нашей.

Все наши мысли о ней, весь наш гнев и ярость — за ее поругание, и вся наша готовность — умереть за нее. Так юноша говорит своей возлюбленной: «Дай мне умереть за тебя».


Советские пехотинцы атакуют вражеские позиции во время битвы за Москву

— Вы яростно обличали фашизм. В чем для вас заключается квинтэссенция этого понятия?

— Фашизм враждебен всякой национальной культуре, в том числе и немецкой. Всякую национальную культуру он стремится разгромить, уничтожить, стереть самую память о ней. По существу, фашизм интернационален в худшем смысле этого понятия. Его пангерманская идея: «Весь мир — для немцев» — лишь ловкий прием большой финансовой игры, где страны, города и люди лишь особый вид безликих биржевых ценностей, брошенных в тотальную войну. Немецкие солдаты так же обезличены, потрепаны и грязны, как бумажные деньги в руках аферистов и прочей международной сволочи.

Они жестоки и распущенны, потому что в них вытравлено все человеческое; они чудовищно прожорливы, потому что всегда голодны и потому еще, что жрать — это единственная цель жизни: так им сказал Гитлер. Фашистское командование валит и валит, как из мешка, эту отупевшую человеческую массу на красноармейские пушки и штыки. Они идут, ни во что уже больше не веря — ни в то, что жили когда-то у себя на родине, ни в то, что когда-нибудь туда вернутся. Германия — это только фабрика военных машин и место формирования пушечного мяса; впереди — смерть, позади террор и чудовищный обман.

Но они сломали себе шею под Москвой, потому что Москва — это больше, чем стратегическая точка, больше, чем столица государства. Москва — это идея, охватывающая нашу культуру в ее национальном движении. Через Москву — наш путь в будущее.

Как Иван в сказке, схватился весь русский народ с Чудом-юдом двенадцатиглавым на калиновом мосту. «Разъехались они на три прыска лошадиных и ударились так, что земля застонала, и сбил Иван чуду-юду все двенадцать голов, и покидал их под мост».

— Мы привыкли сейчас видеть разницу между государством и родиной…

— Родина — это движение народа по своей земле из глубин веков к желанному будущему, в которое он верит и создает своими руками для себя и своих поколений. Это — вечно отмирающий и вечно рождающийся поток людей, несущих свой язык, свою духовную и материальную культуру и непоколебимую веру в законность и неразрушимость своего места на земле.

— Верите ли вы в осуществление мечты Пушкина о том, что настанет день, «когда народы, распри позабыв, в единую семью соединятся»?

— Когда-нибудь, наверно, национальные потоки сольются в одно безбурное море — в единое человечество. Но для нашего века это — за пределами мечты. Наш век — это суровая, железная борьба за свою независимость, за свою свободу и за право строить по своим законам свое общество и свое счастье.

— Каково самое ценное свойство человека?

— В человеке дремлет самая могучая из мировых сил — материя чистого разума. Подобно тому, как стрела, натянутая тетивой, направленная верной рукой, поражает цель, — так и материя дремлющего разума может быть напряжена тетивой воли, направлена рукой знаний. Сила устремленного знания безгранична. Просветленный, дисциплинированный разум — величайшая святыня, чудо из чудес.

В материале использованы цитаты из произведений А.Н.Толстого «Хождение по мукам», «Аэлита», очерка «Родина» и других публицистических очерков
Андрей Петров
«Русская планета», 5 августа 2015
Tags: агитпроп и пиар, афоризмы и цитаты, биографии и личности, вов и вмв, идеология и власть, известные люди, интервью и репортаж, искусство, культура, литература, мнения и аналитика, мудрость и философия, мужчины, нравы и мораль, общество и население, писатели и поэты, родина и патриотизм, русские и славяне, современность, ссср, фашизм и нацизм, эпохи
Subscribe

Posts from This Journal “писатели и поэты” Tag

promo mamlas march 15, 2022 15:56 261
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment