?

Log in

No account? Create an account
ЗАПИСИ ДРУЗЬЯ АРХИВ ОБО МНЕ ЗЕРКАЛО РАНЕЕ РАНЕЕ ДАЛЕЕ ДАЛЕЕ
MAMLAS
СтУЧИТЕСЬ - ВАМ ОТкРОЮТ
mamlas
mamlas
Геополитика и конспирология Восьмого Вселенского Собора #19 США-Стамбул-Киев vs Святая Русь
Ещё из конспирологии православия

Нью-Йорк – Третий Рим?
Стратегическая идея патриарха Константинопольского Варфоломея / Россия и мир

В июне 2016 года планируется проведение Всеправославного собора на острове Крит. ©

Ещё в Геополитике и конспирологии ВВС, в т.ч. Предсказания о Константинополе


Джо Байден и патриарх Варфоломей

Инициатива его созыва принадлежит Константинопольскому патриархату – первой по чести среди пятнадцати поместных православных церквей. Именно эта церковь с 1920-х годов предлагает идею созыва Всеправославного собора.

Данный патриархат ведет свою историю с IV века, с момента перенесения столицы Римской империи Константином Великим на берега Босфора в Константинополь. За 1700-летнюю историю Константинопольской церкви она дала массу святых, среди которых великие патриархи Константинополя и епископы–богословы, такие как Иоанн Златоуст, Григорий Богослов и великий патриарх Фотий, во времена которого были инициирована миссия святых братьев Кирилла и Мефодия к славянам.

В XV веке столица империи была завоевана турками, Византия как политический субъект исчезла, но Константинопольский патриархат сохранился, отвечая за все православное население Османской империи, не только за греков, но и болгар, сербов, арабов-христиан. Мученически, в условиях исламского могущественного государства, Константинопольский патриархат хранил святое православие.

Странные процессы начали происходить с этой церковью в ХХ веке. Прежде всего, по политическим причинам – она лишилась паствы. Но ее престол сохраняется в Константинополе, который турки назвали Стамбулом. Там проживает горстка православных, на которых оказывается постоянное политическое давление.

С прошлого столетия Константинопольская церковь стала все сильнее попадать под западное влияние и оказалась крепко связанной с англосаксонским миром.

Одна из причин этого – стесненное положение Константинопольского патриархата, который постепенно становился проводником политических интересов греческих элит. И усвоение нового, обмирщенного и модернизированного взгляда на Православие, развитие подобного богословия епископами, не имеющими паствы.

Так, Константинопольские патриархи печально прославились в ХХ веке, отторгнув часть канонических территорий Московского патриархата в связи с событиями Русской революции и ослабления Русской церкви (Польская церковь, Финская, Эстонская, нестроения в США, где всех православных ранее окормляла Русская церковь, переход части РПЦЗ под омофор Константинополя – так называемый Евлогианский раскол). Сохраняются претензии Константинополя на украинскую паству и белорусскую – как части исторической Киевской митрополии и т.д.

Одной из главных метаморфоз в деятельности Константинопольской патриархии в ХХ веке стала ее ярко выраженная экуменическая направленность и тяга к католикам, англиканам, монофизитам. Патриарх Константинопольский Мелетий своими инициативами по изменению церковного календаря в 1920-х годах спровоцировал старостильные расколы в православном мире. Патриарх Афинагор в 1960-х годах вместе с папой Римским Павлом VI решил снять взаимные анафемы, послужившие официальной точкой раскола между католиками и православными в 1054 году. Это было сделано без обсуждения с остальными православными церквами и без признания со стороны католиков своих догматических заблуждений.

Странная деятельность этих епископов во многом объясняется их связью с англосаксонским миром и США. Например, патриарх Афинагор прибыл в Стамбул для того, чтобы занять патриарший престол из США на самолете президента Трумена.

Еще в бытность этих патриархов инициировалась идея так называемого Всеправославного собора. Данная инициатива, скорее всего, продиктована, с одной стороны, усвоением католического понимания устройства Церкви, где власть над всей Церковью должна быть сосредоточена в руках одного епископа. С другой стороны, инициативы константинопольских патриархов о проведении Всеправославного собора существенно определены экуменической политикой многих христианских конфессий в ХХ веке, порожденной в недрах протестантизма и согласующейся со светской политической деятельностью ХХ века по созданию коллективных организаций – Лиги наций, а затем ООН.

Всеправославный собор в целях унификации многосоставного Православия (такие негласные цели собора преследует Константинополь) напоминает задачи экуменического Всемирного совета церквей – по объединению мирового христианства.

С начала ХХ века Константинопольские патриархи стремятся убедить православный мир в необходимости единения и наведения порядка для свидетельства всему человечеству о Православии. По словам патриарха Варфоломея, на данный момент Православие – в лучшем случае федерация Церквей, тогда как для повышения своего авторитета она должна стать фактически единой: «Необходимо большее единство, чтобы мы представлялись миру не как федерация Церквей, а как одна единая Церковь». Стремление к такому единству, видимо, вызвано желанием быть более понятными католическому и протестантскому миру.

Патриарх Варфоломей в своем выступлении на Совещании предстоятелей Православных Церквей (2008 г.) говорил о том, что православным необходимо и видимое проявление единства – возрождение практики созыва Вселенских соборов. Вселенский собор станет высшим органом власти в Православной Церкви.

Автор этих идей – патриарх Варфоломей – взошел на патриарший престол Константинополя в 1991 году. Как и его предшественники, он совершает частые визиты в США, где есть его паства – греки Американского архидиоцеза, тогда как в Стамбуле и Турции насчитывается лишь незначительно количество православных, а сам Варфоломей проживает в условиях постоянного политического прессинга. Патриархат располагает массой титулярных епископов, не имеющих реальной паствы, живущих по всему миру и зачастую занимающихся модернистским богословием. К 2011 году их было около 150-ти, тогда как огромная Русская православная церковь в это время насчитывала чуть более 200 епископов. На сегодня число епископов Русской церкви значительно увеличено.

Любопытно, что, когда патриарх Варфоломей приезжает в США, в своих выступлениях там он нарочито подчеркивает роль своего первенства среди православных патриархов. Содержание пресс-релизов о Константинопольском патриархате, распространяемых в США и самопрезентация патриарха Варфоломея в этой стране далеки от реальности. Варфоломей представляет себя лидером православного 300-миллионного мира, хотя в реальности, после изгнания из Турции православного греческого населения и образования Элладской и Кипрской поместных Церквей, его непосредственная юрисдикция распространяется лишь на малую часть православных верующих. В общении с политической элитой США, на приеме в его честь, устроенном Хилари Клинтон в 2009 году он заявляет, что его функция – «координация межправославного единства», объединение и сплочение 300 миллионов православных христиан под началом Константинополя. Тогда как на самом деле большая часть православного населения в мире является паствой Московского патриархата.

В 2009 году, во время своего визита в США, в Конгрессе он произнес речь, из которой следовало, что патриарх путешествует по миру как посланник США, поддерживающий их идеологию и освящающий ее авторитетом 2000-летней Церкви.

В адрес американских политиков, таких как Дж. Байден, патриарх говорит, что они трудятся и «несут бремя не только для прекрасной американской нации, но и всего мира».

В своих речах патриарх часто представляет себя соработником Байдена и США, указывая на родство миссии патриархата и США. В свою очередь и американские политики берут его в союзники, утверждая, как Хиллари Клинтон, что они «работают вместе на благо всех детей Бога».

На первый взгляд, подобную риторику патриарха можно объяснить тем, что Константинопольская церковь находится в сложной ситуации из-за ее включенности в западный культурный мир, поскольку имеющаяся паства проживает в США, Австралии, Западной Европе и критика западной культуры для него немыслима. Однако проамериканская позиция Константинополя является глубоко осознанной.

В статьях и книгах патриарха Константинопольского Варфоломея можно увидеть, что там развивается идея о преемственности византийского и американского (и в целом западного) опыта. Тем самым достигаются две задачи – с одной стороны, на США возлагается ответственность за наследие Византии, которая олицетворяется представителями Константинопольского патриархата, живущими в условиях гонений в Стамбуле на небольшом клочке земли в районе Фанар, а с другой стороны, обосновывается величие США как воплощение всего самого передового и прогрессивного в мире, обусловленного их «богоизбранностью» (и в социально-политическом, и экономическом, и религиозном устройстве).

В его рассуждениях о свободе личности присутствует два пласта: один для православных, где свобода предстает как «неотступная» задача, дар, достигаемый большими духовными усилиями (аскетической дисциплиной, постом и молитвой, послушанием), состоящая в исполнении воли Божией. И второй – из совсем «другой оперы», богословски не обоснованный, но выдаваемой в США за православное учение – о том, что «приверженность делу свободы означает неустанную борьбу во имя «бедных» мира сего, за угнетенных, за бесправных, за всех жертв дискриминации и насилия». Таким образом, патриарх пытается искусственно сделать прививку либеральной идеологии древу православного вероучения и выдать наследие протестантизма в качестве плода православия. Эти идеи, весьма сомнительные для православного человека, перекочевали в документы для совместного принятия на Всеправославном соборе 2016 года, вызвав критику со стороны остальных поместных церквей.

Поддержка патриарха Варфоломея со стороны США показательна, поскольку он – не совсем обыкновенный, а скорее «альтернативный» православный патриарх. Патриарх, понятный протестантскому миру, исказившему идеи христианства, и приемлющий ценности США.

Опыт показывает, что воздействие религиозного фактора в американской политике имеет несколько уровней, некоторые из них не так очевидны. Например, США через религиозные общества, которые там есть, воздействует на остальное мировое религиозное сообщество. Американские религиозные деятели невольно становятся популяризаторами американских ценностей в своих «материнских» конфессиях. Ярче всего эта ситуация проявилась на примере Римской католической церкви в Америке, епископы которой к концу ХIХ века, после некоторого сопротивления, стали либералами и трансляторами американских ценностей в католической Европе. До Второго Ватиканского собора (1962-1965 гг.) с европейской точки зрения они были «слишком прогрессивны». Пропагандой антимонархизма, принципов свободы совести, демократии они создавали угрозу всей Римской церкви, которая со времен Французской революции пыталась бороться с ними, становясь одной из жертв этой идеологии. Но в ходе Второй мировой войны началась политическая и идейная переориентация Ватикана на США. Второй Ватиканский собор уже признал принцип свободы совести на государственно-правовом уровне.

Так и православный патриарх Варфоломей, адаптированный к американским ценностям, мыслящий в рамках задач американской мировой политики, потенциально должен стать ключом к европейскому консервативному православию, тяготеющему к традиционализму, монархизму, иерархичности, консервативной идеологии, и не признающему западное понимание свободы. Потому патриарх Варфоломей с позиции США потенциально может не только объединить православный мир, но и способствовать восприятию им американских/«универсальных» ценностей.

И очевидно, что после проведения Всеправославного собора 2016 года может резко возрасти внимание американских политических элит к патриарху Варфоломею, который не только заявляет о своей сложной миссии по объединению многосоставного Православия, но и достигает определенных успехов в этом деле.

В ХХ веке с ослаблением России из-за внутренней смуты часть греков решила, что Третий Рим должен быть в иной империи – в Америке, если даже не физически, то духовно. Пребывание патриархата в Турции и его мировое влияние зависят от поддержки США. Потому Константинопольский патриархат пытается донести определенные византийские идеи до властных структур Соединенных Штатов. Об этом свидетельствуют заявления патриарха Варфоломея о том, что основы американских идеалов и, прежде всего, уважение к достоинству человека, правам человека были еще в Византии. Тем самым создаются основы учения об Америке как наследнице Второго Рима.

Показательна негодующая реакция русских журналистов на организацию в 2004 году в США в Метрополитен-музее грандиозной выставки «Византия: вера и мощь (1261-1557)», продолжающей традиции подобных выставок в США в 1977, 1997 годах. Такой масштабной и многосторонней выставки на тему поздней Византии еще нигде не было –колоссальное количество предметов арендовано у коллекций из 30 стран, но из России был привезено лишь 5 экспонатов.

Очевидно, что наследие тысячелетней восточной империи грекам хотелось бы передать США и они привозят в Америку византийские святыни, чтобы освятить и воспитать ее, а так же повысить статус патриархата, показав, на что США делает ставку. Константинопольский патриарх Варфоломей пишет вступление к каталогу этой выставки, читает лекцию о Византии, архиепископ Синайский преподает благословение нью-йоркцам, пришедшим посмотреть выставку, семейство Д. Буша-старшего участвует в ее открытии, принц Уэльский Чарльз присылает приветственное послание. А истинный «Третий Рим» - Москва - остается в стороне.

Мысль о тяжести положения патриархата в Константинополе-Стамбуле – в «грязном гетто» – и о возможности перенесения его столицы в Нью-Йорк мы встречаем в работах русского богослова-модерниста в эмиграции, сотрудничавшего с США, И. Мейендорфа. Эта идея родилась в 1950-е годы с одной стороны, в связи с давлением Турции на греческую диаспору и Вселенский патриархат, с другой стороны, в связи с укреплением позиций этой Церкви в США.

Но Варфоломей очень дорожит титулом патриарха Второго Рима и добровольно не покинет Стамбул. Тем более, что при перенесении Константинопольской патриархии в США всем сомневающимся станет абсолютно очевидно, что Вселенский/Экуменический патриархат (во всяком случае его архиереи и богословы) не прочь стать американской структурой для реализации известных глобалистических планов в русле установления Нового мирового порядка.

Приближается 19 июня 2016 года, когда в праздник Святой Троицы двадцать четыре архиерея Русской православной церкви отправятся на остров Крит для участия во Всеправославном соборе.

Дело Всеправославного собора продвинулось с мертвой точки после 2009 года в связи с поддержкой инициативы со стороны Русской православной церкви. До этого с 1990-х годов из-за конфликта по поводу православных приходов в Эстонии между РПЦ и Константинополем Москва не поддерживала интенсивных связей со «Вторым Римом» и игнорировала его инициативы.

Каковы же будут духовные и геополитические последствия этого собора, инициированного патриархом Варфоломеем?
Игорь Романов, Владислава Романова
специально для «Столетия», 1 июня 2016



Верховная Рада

Украина: на пороге религиозной войны
Верховная Рада обратилась к Константинопольскому патриарху Варфоломею с просьбой о предоставлении независимости украинской церкви от РПЦ

Мы становимся свидетелями самой решительной атаки на русское Православие, то есть на весь Русский Мiр. На наших глазах разворачивается откровенное воплощение в жизнь тезиса З. Бжезинского о том, что последним оплотом русских является Православие, и потому его необходимо подорвать. ©

Дико и страшно, что проводниками, исполнителями бжезинских «шахматных гамбитов» являются русские православные люди, правда, помраченные. Речь идет о парламенте Украины, 16 июня проголосовавшем по вопросу, последствия которого могут быть катастрофическими. 245 депутатов, то есть большинство, приняли Обращение Верховной Рады к Константинопольскому патриарху Варфоломею с просьбой о предоставлении независимости украинской церкви от РПЦ.

В документе говорится: «…Депутаты просят признать недействительным акт 1686 г. как такой, который был принят с нарушением священных канонов Православной Церкви. Кроме того, депутаты просят принять активное участие в преодолении последствий церковного разделения путем созыва под эгидой Вселенского Патриархата Всеукраинского объединительного Собора, который бы решил все спорные вопросы и объединил Украинское православие». Украинский парламент просит «ради блага Православной Церкви в Украине и целостности украинского народа издать Томос об автокефалии Православной Церкви в Украине, на основе которого она могла занять подобающее место в семье Поместных Православных Церквей».

В пояснительной записке к документу говорится: «В связи с агрессией РФ против Украины и оккупацией части территорий, большинство населения Украины уже не воспринимает идею церковного объединения с Патриархом Московским Кириллом, который имеет не последнюю роль в гибридной войне, что продолжается против Украины».

Украинский политолог Михаил Павлив пишет в Фейсбуке: «Если, не дай Бог, на Украине начнется самая кровавая из возможных, самая жестокая и человеконенавистническая война — религиозная, мы будем знать, кому этим обязаны. 245-ти негодяям, которые с нарушениями регламента и в нарушение Конституции и здравого смысла сегодня приняли обращение к Варфоломею».

Авторами документа являются Андрей Парубий, Сергей Высоцкий, Андрей Левус, Николай Княжицкий, Мария Матиос, Виктор Еленский, большинство из которых - униаты. Однако почему-то униаты пишут православному патриарху, а не своему папе.

«Так творится история. И мы будем свидетелями того, как в Украине будет единая поместная церковь, к созданию которой мы сегодня причастны», — заявил спикер парламента нацист Парубий.

Подчеркнем, что голосование состоялось после того, как «внезапно» прибывший в Киев ватиканский кардинал Пьетро Паролин пообещал в этом вопросе поддержку папы Римского.

То есть в ход Западом пущены все средства, и в нарушение всевозможных церковных статусов, и в нарушение гаванских договоренностей.

Кардинал, обращаясь к Совету церквей и религиозных организаций Запорожья, сказал: «Война в Донбассе — не просто “затянувшийся конфликт”. Это — “замаскированная мина”, угрожающая не только Украине, но и всей Европе. Европа должна чувствовать себя ответственной за судьбу этого геополитического региона и сделать все возможное для урегулирования конфликта. «Эта война — гораздо больше, чем какой-то затянувшийся конфликт: это постоянная опасность, знак противостояния цивилизаций, историй и народов, которое выходит далеко за границы Украины и которое может иметь серьезные последствия для равновесия, которое и так постоянно нарушается во многих частях мира. Эта война коварная, часто замаскированная, почти невидимая извне — и именно поэтому несправедливо забытая, в том числе мировыми средствами массовой информации, но которая является постоянной угрозой, непрерывной дестабилизацией миротворческого процесса».

Главная цель визита кардинала Паролина — демонстрация «солидарности папы Франциска с украинским народом» и запуск программы «Папа для Украины».

Обращает на себя внимание синхронизация, то есть одновременность всех антирусских залпов. Голосование в Верховной Раде прошло в день начала работы Всеправославного Собора, от участия в котором накануне отказались несколько церквей, включая Русскую. Предлагавшийся протокол проведения Собора, включая рассадку иерархов, формулировки его решений и сам факт Собора должны, по замыслу инициаторов, резко усилить авторитет Константинопольского патриарха.

Нам следует отдавать отчет в том, что если прошение ВР к Фанару будет удовлетворено (для наших оппонентов не имеет значения, какие именно процедуры и статусы они при этом нарушат), Русская Церковь вступит в новую эпоху. А ее неотъемлемая часть, Украинская православная церковь, — в пору открытых гонений и исповедничества.

Изменится и баланс во всем христианском мире.

Происходящее свидетельствует о том, что Запад исчерпал все методы стравливания Украины с Россией, ему не удалось втянуть Россию в «оккупацию Украины», спровоцировать на введение войск для защиты русского населения Украины, потому теперь поджигается религиозная война, страшней которой ничего придумать невозможно.

Стремление украинских майданеров к вытеснению, запрещению канонической Церкви — не новость. А патриарх Варфоломей давно используется США для ограничения влияния Русской Православной Церкви на постсоветском пространстве — ее канонических территориях. Не раз поднимался и вопрос о даровании автокефалии Украинской Православной Церкви. Этой идеей был одержим и Ющенко, который ездил к патриарху Варфоломею, принимал его в Киеве. Однако тогда ситуация была менее острой, и совместными усилиями эту отщепенскую инициативу десять лет назад удалось погасить. Свою роль, по мнению аналитиков, тогда сыграли неспособность украинских властей создать «едыну помисну церкву», игра анафематствованного Филарета Денисенко, его отказ уйти с поста руководителя самопровозглашенного «киевского патриархата», а также относительная слабость автокефалистского крыла в УПЦ Московского Патриархата.

Однако в мае с.г. в Раду был внесен законопроект, позволяющий государству устанавливать неограниченный контроль (вплоть до смены предстоятеля) над церковью, чьи руководящие органы находятся в «стране-агрессоре». Понятно, о чем речь.

Президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко поясняет ситуацию:

«Киевские политики считают, что закон будет принят. Это позволит не просто усилить давление на УПЦ МП, у которой нацистами захватываются приходы в пользу УПЦ КП, но и силовым путем привести автокефалистов к руководству УПЦ МП.

После этого уже ничто не помешает Киеву быстро провозгласить создание “единой поместной автокефальной православной церкви”, а Константинополю ее признать. Многие на Украине опасались, что признание попытались бы протащить через Всеправославный Собор, и в том числе и поэтому обрадовались отказу РПЦ от участия в Соборе».

Политолог убежден, что опасность, как минимум, не уменьшилась. «Во-первых, Варфоломею в любом случае было проще оформить дарование автокефалии своим личным решением (в Соборе по этому вопросу было невозможно достичь консенсуса). Просто после Собора авторитет Варфоломея в православном мире должен был вырасти, и такое решение вызвало бы меньшую оппозиционность других церквей (кроме РПЦ). Во-вторых, после Собора, опираясь на свой возросший авторитет, Варфоломей мог реализовать давнюю мечту и учредить на Украине не автокефальную церковь, а экзархат Константинопольского патриархата, что сразу бы вывело его на первое место в мире по числу приходов. В-третьих, отказ РПЦ прибыть на Собор — болезненный удар для Варфоломея.

Пока от участия отказывались болгары и антиохийцы, в Константинополе утверждали, что Собор все равно пройдет. Но РПЦ — наиболее многочисленная из православных церквей — практически половина всех верующих. Без нее Собор — не Собор. Провести — расколоть Православие.

Не провести — признать, что авторитет Московского Патриарха в православном мире значительно выше авторитета Константинопольского».

В условиях по сути уже начавшегося конфликта Фанара с Москвой, начало самостоятельной игры на Украине может показаться Варфоломею хорошей возможностью ослабить Москву. И тут векторы антирусских интересов Константинополя и киевского режима сиюминутно совпали: им нужно ослабить Москву, для чего следует вычленить УПЦ из состава РПЦ.

Прислушаемся к суждению Р. Ищенко: «Надо понимать, что и нормы закона, который собирается принять Рада, и возможное решение Константинополя относительно УПЦ можно будет воплотить в жизнь только грубой силой. При этом я не уверен, что предстоятеля УПЦ МП митрополита Онуфрия смогут изгнать из Киево-Печерской Лавры живым. Даже, если власть будет добиваться его смещения, опираясь на нормы нового закона. Более того, гарантировано сопротивление отрыву УПЦ от РПЦ миллионов простых прихожан. При этом надо понимать, что человеку верующему, когда разрушают его церковь, терять становится нечего. Прихожанин УПЦ МП не может молиться вместе с раскольниками Филарета, поскольку лишится спасения души. Таким образом разрушается смысл жизни верующего человека. Можно подавить голодный бунт. Можно запугать политических оппонентов. Но подавить силой религиозное движение невозможно. Нельзя запугать пулеметами людей, которым угрожает потеря спасения души. Три столетия римских репрессий не смогли подавить христианство. Религиозным движениям свойственна жертвенность. Но по этой же причине религиозные войны самые жестокие. Даже в гражданской войне, даже в момент наивысшего ожесточения бойцы знают, что по ту сторону линии фронта тоже люди. В войне религиозной мир абсолютного света сражается с миром абсолютной тьмы. … Поэтому в религиозных войнах XVI века Франция потеряла треть населения, а в ходе имевшей религиозный характер Тридцатилетней войны население Германских государств сократилось наполовину».

Насколько я понимаю, заключает Р. Ищенко, наши киевские и вашингтонские «партнеры» считают, что в случае начала на Украине религиозного конфликта Россия все-таки вынуждена будет вмешаться.

Либо по давлением внутренних обстоятельств (миллионы прихожан РПЦ в случае ущемления ее прав на Украине будут требовать от властей реакции), либо под давлением внешнего фактора (религиозный конфликт на Украине рискует быстро вылиться в массовую резню православных, причем начиная с известных и знаковых фигур). Да и три русские лавры из пяти находятся на подвластной Киеву территории и могут быть показательно, не стесняясь жертв, зачищены...

«В целом, на сегодня развитие украинского кризиса, с моей точки зрения, уже прошло ту стадию, на которой Украина еще могла избежать разрушительного расползания гражданской войны за счет внутреннего политического ресурса. На сегодня он окончательно исчерпан, и все главные политические группировки в Киеве ставят на войну. Просто каждый пытается сдвинуть ее начало на тот момент, когда он окажется в наиболее выигрышной позиции. … Внешние же игроки также не обладают каждый в отдельности достаточным ресурсом для блокирования развития украинского кризиса по самому худшему сценарию. Объединение же их ресурсов и усилий невозможно, в силу диаметрально противоположного характера планов и устремлений. Реальность такова, что спасти Украину может только чудо. Человеческие усилия оказались тщетными, в том числе и в результате полной неадекватности украинской власти и значительной части общества, которые вместо работы по урегулированию существующего конфликта предпочитают создавать новые линии разломов, каждая из которых может в любой момент полыхнуть вторым фронтом гражданской войны».

«Попытка создания в нынешней Украине объединенной религиозной структуры под названием «Поместная церковь» грозит стране грандиозным гражданским взрывом, — утверждает киевский публицист Мирослава Бердник. — А для страны, наводненной оружием, которая и так находится в состоянии войны, это событие может иметь фатальные последствия. Таким же разрушительным, хотя и несколько в другой плоскости, создание поместной церкви в Украине может стать и для Вселенского Православия.

Планируется ли создание «поместной структуры» путем механического объединения части приходов УПЦ с раскольниками из УПЦ КП и УАПЦ, или же кураторы «поместности» надеются сперва получить для раскольников признание Константинопольского Патриарха, не так уж важно. Наверняка можно сказать, что у большей части Православных Церквей в мире эта структура, сшитая из различных раскольничьих образований, признания не получит».

Чтобы убедиться в этом, достаточно привести несколько цитат церковных иерархов.

Патриарх Сербский Ириней: «Зло может рядиться в одеяния веры, света и правды, но его плоды: ложь, разделение и ненависть к ближнему — неизменно обличают его.

Раскольники из так называемого Киевского патриархата давно отвергнуты Православными Церквями и относятся к Православию только по имени.

А их презрение к нормам христианской морали, готовность ненавидеть, лгать и проливать кровь есть тому свидетельство».

Но самый, пожалуй, показательный комментарий по рассматриваемой теме принадлежит иерарху Польской Православной Церкви, архиепископу Люблинскому и Холмскому Авелю: «У нас добрые, близкие отношения с Константинопольским Патриархом, но если Константинополь будет вмешиваться во внутренние дела канонической Церкви а Украине, я это со всей ответственностью говорю, то Польская Церковь, весь епископат будут первыми врагами Константинополя».

У многих Поместных Церквей есть свои раскольники. Если раскол на Украине будет легализован, причем силовым административным путем, это наверняка повлечет за собой активизацию всех псевдоправославных группировок. А это уже станет проблемой, без преувеличения, вселенского масштаба.

Матвей Славко
специально для «Столетия», 17 июня 2016

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

3 РЕПЛИКИ или ВАША РЕПЛИКА
promo mamlas march 15, 2022 15:56 253
Buy for 30 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
Comments
(Удалённый комментарий)
mamlas From: mamlas Date: Июнь, 18, 2016 14:44 (UTC) (Ссылка)
Говорите прямо, в контексте - сатанинские рожи.
livejournal From: livejournal Date: Июнь, 18, 2016 17:07 (UTC) (Ссылка)

Геополитика и конспирология Восьмого Вселенского Соб

Пользователь ppetrovichh сослался на вашу запись в своей записи «Геополитика и конспирология Восьмого Вселенского Собора #19 США-Стамбул-Киев vs Святая Русь» в контексте: [...] у в Геополитика и конспирология Восьмого Вселенского Собора #19 США-Стамбул-Киев vs Святая Русь [...]
livejournal From: livejournal Date: Июнь, 18, 2016 17:30 (UTC) (Ссылка)

Геополитика и конспирология Восьмого Вселенского Соб

Пользователь ppetrovichh сослался на вашу запись в своей записи «Геополитика и конспирология Восьмого Вселенского Собора #19 США-Стамбул-Киев vs Святая Русь» в контексте: [...] у в Геополитика и конспирология Восьмого Вселенского Собора #19 США-Стамбул-Киев vs Святая Русь [...]
3 РЕПЛИКИ или ВАША РЕПЛИКА