?

Log in

No account? Create an account
ЗАПИСИ ДРУЗЬЯ АРХИВ ОБО МНЕ ЗЕРКАЛО РАНЕЕ РАНЕЕ ДАЛЕЕ ДАЛЕЕ
MAMLAS
СтУЧИТЕСЬ - ВАМ ОТкРОЮТ
mamlas
mamlas
Голиком по сусекам можно спокойно намести триллионы...
Ещё об экономике министерств в России

Как не украсть триллион
В Счётной палате, похоже, знают не только причины бюджетного дефицита, но и способы борьбы с ним / сентябрь, 2016

Председатель Счётной палаты Татьяна Голикова, давая интервью «Известиям», в очередной раз напомнила о масштабных потерях в российском бюджете. ©



Речь идёт о триллионах рублей. Как минимум один из них можно достаточно оперативно вернуть в казну, уверена глава СП РФ.

Цифры окончательно сложились по итогам проверки исполнения бюджета 2015 года. В нём контролёры выявили как плохое прогнозирование доходов, так и недостатки в работе Пенсионного фонда, а также трудно объяснимый рост депозитов госструктур. Кроме того, в СП РФ считают низкоэффективными госпрограммы на общую сумму 1,6 трлн рублей, среди которых программа поддержки инвалидов «Доступная среда», а также программы развития Дальнего Востока и Северного Кавказа.

Напомним, ещё полгода назад Татьяна Голикова приводила схожие цифры, давая интервью «Комсомольской правде», а на днях напомнила их, выступая с лекцией в Финансовом университете. Но главное сейчас даже не в цифрах, с тех пор существенно изменились оценки возможностей бороться не только с бюджетным дефицитом, но и с откровенным «растаскиванием казённых средств».

Теперь специалисты возглавляемого г-жой Голиковой внешнего контрольного органа, кажется, реально готовы предложить довольно эффективные способы возвращения этих денег из банковских заначек.

Главная задача, которая, по мнению главы СП РФ, стоит сейчас как перед исполнителями бюджета, так и перед контролирующими органами – это снизить бюджетные нарушения. Благодаря этому удастся компенсировать чуть ли не половину потерь казны от низких нефтяных цен.

Едва ли не самым «больным местом бюджета» глава СП РФ считает нарушения в инвестиционной деятельности. В первую очередь Голикова отнесла к ним нарушение сроков ввода объектов в эксплуатацию и несанкционированное увеличение стоимости контрактных работ. Средства остаются невостребованными, а пока они не используются, ресурсы и материалы, необходимые для завершения этих работ, дорожают. Более того, по оценкам специалистов СП, невостребованные средства уже превратились в очень ёмкий «коррупционный» ресурс, когда их попросту многократно «прокручивают» в банках и на биржах вместо того, что оперативно вкладывать в реальное дело.

Манипуляции со сроками и объёмами финансирования, причём как в ту, так и в другую сторону, традиционно формировали «коррупционную составляющую» при освоении бюджетных средств, и отнюдь не случайно из Счётной палаты вновь и вновь поступают предложения ужесточить контроль в данной сфере. Не меньшей «головной болью» для контролёров остаются нарушения в сфере госзакупок, где практика тендеров и конкурсов практически никак себя не оправдывает. Судя по тональности выступления г-жи Голиковой, коррупции от них стало только больше.

Еще одна дыра в бюджете, которую хотелось бы «заткнуть» специалистам СП – это так называемая дебиторская задолженность. Дебиторская задолженность по доходам – это в основном невыплаченные штрафы, она в прошлом году выросла на 17% и составила 1,9 трлн руб. А дебиторская задолженность по расходам – это незаконченные стройки, которые уже профинансированы бюджетом. И тут тоже отмечен рост – уже в 21,4% до 3,3 трлн руб.

Глава СП напрямую связывает рост дебиторской задолженности с порочной практикой авансовых платежей, когда деньги перечисляются, но проекты не реализуются, а сроки многократно откладываются. Именно так происходит с госинвестициями в дорожное строительство и сооружение взлетно-посадочных полос.

Деньги вкладываются, а результат – как правило, ноль. Стоит ли удивляться, что задолженность по этим статьям только за год увеличилась на 88,9% и 63% соответственно. Татьяна Голикова не стала скрывать своего раздражения тем, что представители исполнительной власти не видят в этом ничего страшного. Она уверена, что отдачу от средств, вкладываемых в одном финансовом году, просто необходимо требовать в том же финансовом году.

Да, имея бюджет, свёрстанный под среднюю цену на нефть в 50 долларов за баррель, когда реальность подарила России не больше 40, совсем непросто было рассчитывать на то, что удастся избежать дефицита. Вполне ожидаемые теперь предложения Счётной палаты по коррекции финансового расписания могут уже и не затронуть федеральный бюджет-2016, просто в силу того, что «авгиевы конюшни» за каких-то три месяца вряд ли разгребёшь. Однако уже в 2017 году, и тем более, в бюджете на трехлетку 2017-2019 гг, который в настоящее время готовится в Минфине, рекомендации профессиональных аудиторов проигнорировать никак не получится. К тому же известно, что их планируется готовить уже с использованием так называемого «бюджетного правила», которое ограничивает бюджетные расходы, исходя из среднегодовой стоимости нефти.

Вообще-то «бюджетное правило» - это отнюдь не какая-то российская новация. Очень многие страны имеют своё бюджетное правило. Это может быть и требование сбалансированного бюджета, как в ЕС, и так называемые Маастрихтские ограничения на размер дефицита.

В принципе, даже госинвестиции доходов бюджета в реальный сектор, наподобие наших глобальных инфраструктурных проектов, могут рассматриваться как некий вид бюджетного правила. И оставаться в позиции, когда при постоянно меняющихся ценах на нефть, мы в бюджете фактически никак не можем на это реагировать, согласитесь, несколько странно.

У нас бюджетное правило было разработано и введено командой экс-министра финансов Алексея Кудрина не так давно - с 2013 года. Правило задавало предельный объем расходов бюджета, исходя из средней за последние годы стоимости нефти. Что случилось потом, мы прекрасно знаем. О «правиле» на какое-то время то ли забыли, то ли предпочли забыть из-за падения цен на нефть. Сейчас же оно нужно в первую очередь для контроля за бюджетными расходами, и только во вторую — для того чтобы сгладить влияние непредсказуемой динамики валютных курсов при колебаниях цен на нефть.

Не удивительно, что ряд экспертов, как и многие в правительстве, по-прежнему считают, что при текущей конъюнктуре сырьевых рынков и размерах бюджетного дефицита решение вопроса о бюджетном правиле может и должно быть отложено для более глубокой проработки. Многие вообще убеждены, что единовременно запускать правило нельзя, поскольку это потребует радикального сокращения расходов, что сейчас не представляется возможным. Не потому ли министр финансов Антон Силуанов говорит о 2018 и даже 2019 годе? Но для того, чтобы не пропадали «триллионы», которые потом не без труда отыскивают аудиторы из СП РФ, «правило» надо явно возвращать в бюджетную практику как можно раньше. Что ж – это вполне достойная работа для нового состава Госдумы.

Алексей Подымов, шеф-редактор информационного агентства «Финансовый контроль – Новости»
специально для «Столетия», 21 сентября 2015

Метки: , , , , , , , , , , , , ,

ВАША РЕПЛИКА
promo mamlas march 15, 2022 15:56 271
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…