mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

45-я азиатская стратегия и шансы России / Израиль-БВ и Китай-Япония-Индия имени Трампа

Ещё реформы Трампа

Дональд Трамп начал перезагрузку с Израилем
Отношения с еврейским государством возвращаются в список приоритетов США

В Израиле началась подготовка к визиту в Вашингтон премьер-министра Биньямина Нетаньяху. Договоренность о встрече израильского премьера с 45-м президентом США Дональдом Трампом, которая пройдет в начале февраля, была достигнута в ходе телефонного разговора двух лидеров, состоявшегося вскоре после инаугурации в Белом доме. ©

Ещё о Трампе, в т.ч. ещё команда и политика Трампа


Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху / Фото: Debbie Hill

Впрочем, беспрецедентное сближение с Израилем, которое должно вернуть ему роль ключевого американского союзника на Ближнем Востоке, создаст для США и новые серьезные риски. Ценой такой поддержки может стать новое противостояние с Ираном, а также обострение палестино-израильского конфликта.

Теплый зимний вечер в Вашингтоне

Избранный президент США Дональд Трамп приступил к выстраиванию новых союзнических отношений в стратегически важных регионах. После намеченных на ближайшую пятницу встреч с британским премьером Терезой Мей и ее японским коллегой Синдзо Абэ уже в первых числах февраля Дональд Трамп примет в Белом доме главу израильского кабинета Биньямина Нетаньяху.

Предстоящий визит Биньямина Нетаньяху по содержанию и атмосфере будет радикально отличаться от его предыдущей поездки в Белый дом в ноябре 2015 года, погрузившей отношения давних ближайших союзников — США и Израиля — в состояние "холодного мира". Репутации Барака Обамы как "самого антиизраильского президента США", которая прочно утвердилась за ним в еврейском государстве, способствовали острые разногласия по иранской ядерной сделке и палестино-израильскому конфликту. Напоминанием о предыдущей 45-минутной встрече стала фотография Барака Обамы и Биньямина Нетаньяху, на которой они с натянутыми улыбками пожимают друг другу руки у камина Белого дома.

В свою очередь, уже первые заявления и шаги Дональда Трампа, сделанные им еще до инаугурации, свидетельствуют о том, что после прихода к власти республиканской администрации отношения США с Израилем ждут радикальные перемены (подробнее об этом см. "Ъ" от 16 января).

Подтверждением нового тренда стал телефонный разговор Дональда Трампа и Биньямина Нетаньяху, который произошел в воскресенье вечером — всего через два дня после церемонии инаугурации в Белом доме (по итогам этой беседы израильский лидер и получил приглашение в Вашингтон).

В официальном заявлении канцелярии израильского премьера, сделанном после телефонных переговоров двух лидеров, говорится о "желании работать с президентом Трампом на основе общего видения вопросов достижения мира и стабильности в регионе, не допуская разногласий между США и Израилем" — недвусмысленный намек на стремление подвести черту под конфликтным прошлым.

Такое стремление выразила и новая вашингтонская администрация. В ее официальном заявлении подтверждается "беспрецедентная приверженность США задаче обеспечения безопасности Израиля", а также готовность "противостоять иранской угрозе". Включив Иран в список главных проблем региональной безопасности, господин Трамп фактически выполнил то, чего так и не смог добиться от его предшественника Барака Обамы Биньямин Нетаньяху.

Кроме того, 45-й президент США подтвердил решимость начать пересмотр ядерной сделки с Тегераном, которую Барак Обама считал одним из своих главных внешнеполитических достижений.

Однако в Тегеране уже дали понять, что любая попытка поставить под сомнение "исторические договоренности", достигнутые между Ираном и "шестеркой" международных посредников летом 2015 года, может вынудить Исламскую Республику выйти из соглашения и возобновить свои ядерные программы. При таком сценарии уже закрытая "иранская проблема" может вернуться в мировую повестку, создав новый кризис международной безопасности.

Палестина раздора

Несмотря на декларируемую приверженность президента Трампа урегулированию другого ближневосточного конфликта — палестино-израильского, стартовые позиции Вашингтона как посредника между сторонами при новой администрации в Белом доме выглядят весьма невыигрышными.

В отличие от президента Обамы, неоднократно подвергавшего израильское руководство критике за расширение поселений на палестинских территориях и незадолго до своего ухода даже согласившегося на принятие резолюции Совбеза ООН, которая осуждает поселенческую активность еврейского государства, президент Трамп занимает в вопросе о поселениях гораздо более произраильскую позицию.

Однако если строительство поселений продолжится, на перспективах палестино-израильского урегулирования при новом главе Белого дома можно будет поставить крест.

Понимая это, накануне своей поездки в США Биньямин Нетаньяху отложил рассмотрение правительством вопроса о расширении поселений на Западном берегу, заявив партнерам по правящей коалиции, что "сейчас не время рубить сплеча".

Господин Нетаньяху призвал дождаться итогов переговоров в Вашингтоне. Тем самым он дал понять, что готов проявлять не только твердость, но и гибкость, чтобы будущая поселенческая активность его кабинета не выглядела как односторонние действия Израиля, не согласованные с Вашингтоном.

Помимо зависшего в воздухе вопроса о поселениях и границах еврейского государства другим мощным раздражителем остается вопрос о том, где будет находиться американское посольство в Израиле при президенте Трампе.

Еще в 1995 году Конгресс принял решение о переносе американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим (такого шага от США и других членов международного сообщества не одно десятилетие добивается Израиль).

Однако пойти на это не рискнули ни Билл Клинтон, который мечтал войти в историю как главный миротворец на Ближнем Востоке, ни Джордж Буш-младший, ни Барак Обама. Подобная нерешительность объясняется тем, что выполнение требования Израиля о признании Иерусалима единой и неделимой столицей еврейского государства автоматически сделало бы невозможным создание независимого палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме (напомним, что эта часть "священного города", остающегося яблоком раздора, была занята Израилем в ходе войны 1967 года).

После прихода к власти Дональда Трампа главная интрига состоит в том, рискнет ли новый глава Белого дома пойти дальше своих предшественников и выполнить звучавшие в ходе его избирательной кампании обещания официально признать Иерусалим столицей еврейского государства. Отвечая на вопрос, как далеко готов продвинуться Дональд Трамп в реализации этой инициативы, на своем первом брифинге в Белом доме пресс-секретарь президента Шон Спайсер уклонился от прямого ответа, сообщив, что "процесс пока находится на начальных стадиях выработки решения".

"Наша команда будет продолжать консультации с заинтересованными сторонами",— заявил Шон Спайсер, добавив, что для окончательного решения "будет достаточно президентского указа". То есть последнее слово останется за Дональдом Трампом.

Таким образом, отношения с Израилем станут первым серьезным тестом на способность нового главы Белого дома сделать американскую политику на Ближнем Востоке более эффективной. При этом он должен избежать осложнения в отношениях с ведущими мировыми и региональными державами, выступающими против новой эскалации вокруг Ирана и добивающимися скорейшего урегулирования палестино-израильского конфликта на основе принципа двух государств.


Дональд Трамп и Синдзо Абэ

Держи Китай шире
Дональд Трамп мобилизует ресурсы Дели и Токио для давления на Пекин

Администрация 45-го президента США Дональда Трампа приступила к выстраиванию своей азиатской стратегии, стержнем которой становится сдерживание Китая. Об этом свидетельствуют интенсивные контакты нового главы Белого дома с главами государств, которые считаются оппонентами Пекина. Первым из них в феврале США посетит японский премьер Синдзо Абэ. По итогам телефонного разговора лидеров США и Индии достигнута договоренность и о визите в Белый дом индийского премьера Нарендры Моди. Сдерживание Китая с опорой на ведущие региональные державы призвано снять опасения союзников, возникшие у них в связи с выходом США из Транстихоокеанского партнерства. Новая стратегия ставит в непростое положение Россию, которой теперь предстоит решать две задачи — укрепить стратегическое партнерство с Пекином, ждущим от Москвы более активной поддержки, и найти новое взаимопонимание с США. ©

Японский бог Дональда Трампа

Шок и растерянность, испытанные азиатскими союзниками США после выполнения Дональдом Трампом его предвыборного обещания о выходе из Транстихоокеанского партнерства (см. "Ъ" за 24 января), быстро уступили место попыткам сцементировать традиционные союзнические отношения и придать им новый смысл. Моделью таких отношений после отказа Вашингтона от ТПП выбрано сотрудничество с Японией.

Как было вчера объявлено в Вашингтоне, свой первый зарубежный визит новый глава Пентагона Джеймс Мэттис уже на следующей неделе совершит в Токио и Сеул. Япония, где расквартированы крупнейшие военные базы США, и Южная Корея, где также размещен многотысячный американский контингент, традиционно активно противостоят влиянию Пекина в регионе.

"Японо-американский альянс — основа для дипломатии и безопасности региона. Поскольку ситуация с безопасностью продолжает ухудшаться, мы рассчитываем на его дальнейшее укрепление при администрации президента Трампа",— заявил генеральный секретарь японского кабинета министров Есихидэ Суга. По его словам, Токио выступает "за скорейшую организацию двусторонней встречи на высшем уровне".

Сам японский премьер Синдзо Абэ, который впервые сумел встретиться с избранным президентом США еще 17 ноября прошлого года, вскоре после его победы на выборах, готовится к визиту в Вашингтон, который пройдет в ближайшие недели. О стремлении "как можно скорее посетить США и укрепить союзнические связи с новым президентом Трампом" господин Абэ заявил 20 января в своей программной речи в парламенте.

Резко возросшая активность Токио связана не только с необходимостью определить будущее американо-японских отношений после выхода США из ТПП. Ситуацию неопределенности создали и критические высказывания Дональда Трампа в адрес азиатских союзников, включая Японию, которые, по мнению избранного президента, должны тратить больше средств на содержание американских баз.

Однако, по мнению опрошенных "Ъ" экспертов, азиатская политика Дональда Трампа обещает сохранить гораздо большую преемственность с "поворотом к Азии" Барака Обамы, в отличие от европейского направления политики США, которое может претерпеть радикальные изменения в связи с критическим отношением Дональда Трампа к ЕС. "Несмотря на громкие предвыборные обещания господина Трампа переосмыслить отношения с союзниками по всему миру, в том числе в Азиатско-Тихоокеанском регионе, первые интенсивные контакты новой администрации США свидетельствуют о том, что о сворачивании американского зонтика безопасности в Азии речь не идет",— пояснил "Ъ" независимый гонконгский эксперт Брайан Ен. По его мнению, подтверждением этому станут предстоящий визит Джеймса Мэттиса в Токио, за которым последует визит Синдзо Абэ в Вашингтон. "Обе стороны будут исходить из того, что альянс США и Японии должен стать силой, на дальневосточном фланге сдерживающей Китай и Северную Корею",— считает Брайан Ен.

Второй индийский эшелон

Начатая новой администрацией в Белом доме перенастройка отношений с тихоокеанскими союзниками происходит одновременно с активизацией ее политики в другом стратегически важном регионе — в Южной Азии. Подтверждением этому стал состоявшийся во вторник телефонный разговор Дональда Трампа с премьер-министром Индии Нарендрой Моди.

Как следует из распространенного по итогам беседы заявления пресс-службы Белого дома, стороны "обсудили возможности укрепления сотрудничества между США и Индией в экономике и обороне, а также вопросы безопасности в Южной и Центральной Азии". Дональд Трамп и Нарендра Моди пришли к общему пониманию, что США и Индия будут "стоять плечом к плечу в глобальной борьбе с терроризмом". При этом Дональд Трамп пригласил Нарендру Моди посетить США в ближайшие месяцы. Судя по всему, визит индийского лидера в Вашингтон состоится еще до его визита в Москву, который пройдет в конце года.

"Несмотря на то что в официальных заявлениях сторон по итогам телефонного разговора Дональда Трампа и Нарендры Моди не упоминается Китай, стороны не могли обойти китайскую тему, обсуждая вопросы региональной безопасности. Новая администрация в Белом доме стремится как можно скорее найти точки опоры в разных регионах Азии. В рамках этой политики она попытается пристегнуть Индию к "поясу сдерживания" Китая, который начал создаваться еще при предыдущей администрации в Белом доме",— пояснил "Ъ" базирующийся в Дели вице-президент Observer Research Foundation Нандан Унникришнан.

Впрочем, по мнению эксперта, "Индия пока не готова сыграть ту роль в сдерживании Китая, которую ей хотят отвести США, ставя во главу угла вопросы наращивания своей экономической мощи и избегая прямой конфронтации с Пекином". "В отличие от Японии на данном этапе Индия находится во втором эшелоне азиатского пояса сдерживания Китая, и попытка подтягивания ее в первый эшелон может быть предпринята в ходе намеченной на этот год американо-индийской встречи в верхах",— предполагает Нандан Унникришнан.

Китайский конкурент во всех стихиях

Оценивая перемены, происходящие в американской политике в Азии после смены власти в Белом доме, опрошенные "Ъ" эксперты обращают внимание на то, что личные отношения между предыдущим президентом США Бараком Обамой и председателем КНР Си Цзиньпином не были теплыми. Тем не менее отсутствие "личной химии" между двумя лидерами, а также курс Барака Обамы на мягкое сдерживание Китая путем создания в Азии пояса дружественных США государств не помешали развитию диалога между США и Китаем и их активному взаимодействию — главным образом в экономической области.

Именно по этой сфере Дональд Трамп и собирается в первую очередь нанести удар. "Азиатско-тихоокеанское направление обещает стать для президента Трампа ключевым. Первостепенное значение будет иметь вопрос об отношениях с КНР, и это не случайно. Антикитайские настроения растут не только среди американских политиков, экспертов и военных, но и у представителей деловых кругов. Американские бизнесмены ощущают растущую конкуренцию в регионе и за его пределами и испытывают трудности, связанные с китайским промышленным шпионажем, нарушением авторских прав и демпинговой торговой политикой",— пояснил "Ъ" замдиректора Института мировой экономики и международных отношений РАН Федор Войтоловский.

По словам эксперта, высокие темпы развития китайских программ военного строительства и активность китайской армии на море, в воздухе, в космосе и в киберпространстве, а также опережающая динамика китайских оборонных расходов вызывают все большую озабоченность и у американских военных и спецслужб. "В этой ситуации можно ожидать дальнейшего укрепления в администрации Трампа и американской элите в целом настроений в пользу военно-политического сдерживания Китая",— резюмирует Федор Войтоловский.

Оценивая первые контакты новой команды в Белом доме и график поездок ее представителей, в который были включены Япония, Южная Корея и Индия, собеседники "Ъ" отмечают, что перед администрацией Трампа стоит еще одна ключевая задача в Азии — выработать такую модель отношений с союзниками и партнерами, которая позволила бы ограничить возможности Китая влиять на их политику. Для этого США будет необходимо нарастить сотрудничество с этими странами в экономической и военно-политической сфере, создать для них систему не только негативных ("китайская угроза"), но и позитивных стимулов.

Москва между Вашингтоном и Пекином

Новая азиатская стратегия Дональда Трампа ставит в весьма непростое положение Россию, которой теперь предстоит решать две трудносовместимые задачи — укрепить стратегическое партнерство с Пекином и искать новое взаимопонимание с США.

"В Пекине всерьез опасаются, что вслед за ужесточением антикитайской риторики в США последуют конкретные шаги новой администрации в Белом доме, направленные на оказание давления на Китай. В этой непростой для нас ситуации мы рассчитываем на активную поддержку со стороны Москвы, которая будет иметь для нас исключительно важное значение",— сообщил "Ъ" китайский дипломатический источник в Москве.

Между тем опрошенные "Ъ" эксперты отмечают, что намечающиеся противоречия между Вашингтоном и Пекином создают для Москвы новое окно возможностей, учитывая, что обе стороны будут заинтересованы обеспечить ее лояльность и в обмен на это пойти на некоторые уступки.

Собеседники "Ъ" напоминают, что, когда против России были введены западные санкции, Китай воспользовался трудным положением партнера. В ходе переговоров о цене на газ и строительстве идущих в Китай из РФ газопроводов Пекин сумел настоять на своих условиях, не всегда выгодных для Москвы. "Речь не идет о том, что Китай каким-то образом предал своих российских партнеров. Он исходил из собственных интересов, что вполне логично. Москве также надо руководствоваться в первую очередь собственными интересами и помнить: мы никого не предаем, но и никому ничем не обязаны",— пояснил "Ъ" старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сотников.

Сергей Строкань, Максим Юсин
«Коммерсантъ», 25-26 января 2017
Tags: азия, бл_восток и магриб, версии и прогнозы, внешняя политика и мид, восток, геополитика и территории, двойные стандарты, евразия, запад, идеология и власть, израиль, индия, иран, колониализм, кореи, мировая политика, мнения и аналитика, нравы и мораль, обама, палестина, правители, противостояние, реформы и модернизация, россия, современность, союзники, страны и столицы, сша, трамп, япония
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mamlas march 15, 2022 15:56 294
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments