mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Советское большинство, ваше время ушло! — говорят... монархисты / Ню-ню, социология без хруста!

Ещё о белом ревизионизме и культе личности Путина

Без царя в стране
Почему Россия не может вернуться к монархической форме правления

Глава Крыма Сергей Аксенов, вероятно, обгонит чеченского лидера Рамзана Кадырова в ежемесячном рейтинге цитируемости в СМИ и в неформальном рейтинге любвеобильности к Владимиру Владимировичу. ©

Ещё единство красных и белых, в т.ч. о «Примирении красных и белых»


ВВП страны

14 марта в эфире телеканала «Первый Крымский» Аксенов озвучил идею возвращения к монархии. Необходимость коренного изменения политического строя РФ он объяснил в русле господствующих ныне настроений.

«Когда нет единоначалия, наступает коллективная безответственность. Поэтому когда у страны есть внешние вызовы, очаги сопротивления внешние, необходимо принимать в этой части более жесткие меры… Сегодня, на мой взгляд, России нужна монархия… Я считаю, что нам такая демократия, в таком виде, в каком она преподносится западными СМИ, не нужна. У нас есть свои традиционные православные ценности, духовности. Демократия должна быть до определенных, нормальных пределов», — сказал Аксенов.

Вечером 15 марта, зная о реакции Кремля, глава Крыма скорректировал свою позицию: дескать, монархический порядок станет достойным ответом на внешние вызовы. По его мнению, в нынешней ситуации следует, как минимум, сделать Путина пожизненным президентом и не допустить появления альтернативного кандидата, потому что иное развитие событий «может повлечь за собой определенные изменения, которые могут носить необратимый характер».

Далее Аксенов в духе Рамзана Кадырова принялся нахваливать Путина: «Наш президент является национальным лидером, который уравновешивает интересы всех политических и финансово-промышленных групп. На мой взгляд, на сегодняшний день он — единственный модератор, который в состоянии удержать все процессы под полным контролем. У него есть авторитет, уважение и любовь граждан, есть глубокие знания проблем, которые есть. На сегодняшний день нашего президента и саму страну отделить друг от друга невозможно».

Призрак самодержавия

В Кремле реверансы Аксенова не оценили. Пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков напомнил, что Путину приходится регулярно отмахиваться от подобных льстивых предложений. К дискуссиям о реставрации монархии президент относится «весьма прохладно».

Голос здравого смысла прозвучал и в Совете Федерации. «Нам не нужна монархия, нами нужно просто демократическое правовое государство, но с сильным соблюдением законности и правопорядка. Нам не нужен монарх, нам нужно просто исполнять уже существующие законы», — пояснил первый зампред комитета по конституционному законодательству Алексей Александров.

Аксенова в Москве осуждать не стали и, скорее всего, высказывания о монархии и пожизненном президентстве обойдутся для него без каких-либо последствий. Однако глава Крыма намеренно или нечаянно обнажил давно живучую в сердцах и умах патриотической интеллигенции идею восстановления в России подобия самодержавного строя.

Уваровская концепция идеальной России «Православие, самодержавие, народность» продолжает подобно призраку бродить по нашему Отечеству. Вот, что два годна назад сказал один из главных сторонников возрождения в России монархии Игорь Стрелков (Гиркин): «У человечества мало опыта с демократией, но много с монархией. Я сторонник православной монархии. Любой авторитарный режим — для России оптимальный. Он соответствует нашей культуре и экономическим реалиям».

Эти слова отражают суть того, что говорит Аксенов и другие монархисты. Перечислим по пунктам бытующие в кругах интеллигенции представления о том, какой должна быть монархия в РФ:

- Российский монарх должен обладать практически неограниченными полномочиями. Это якобы необходимо, чтобы максимально не зависеть от окружения, крупного бизнеса, каких-либо политических сил и верно служить народу. Идея монархии по западному образцу (парламентской или конституционной), как правило, категорически отвергается;

- Альтернативой монархическому строю в России является более сильная власть президента, равноценная объему полномочий абсолютного монарха. Парламент становится законосовещательным органом;

- В качестве вероятной кандидатуры на «должность» монарха крайне редко рассматриваются потомки рода Романовых. Намеки недвусмысленно касаются фигуры Владимира Владимировича;

- Монарх или некий верховный правитель России является символом нации, фигурой, которой следует отдавать особые почести. В подобном патернализме нет ничего рабского. Это стержень национального самосознания, который помогал народу побеждать врагов в самые трудные времена;

- Залогом великого будущего России является наличие сильной централизованной власти. Только такой жесткий режим способен сохранить единство страны и обеспечить ее безопасность и процветание.

100-летие февральской революции и 100-летие отречения императора Николая II подхлестнули споры о том, стоит ли России возвращаться к истокам политической традиции. В 1917 году царя предали, власть в итоге захватили безбожники-атеисты, а в 1990-х Россия перешла под контроль кучки олигархов, которую смог одолеть человек с символическим именем — Владимир (проводятся параллели с Крестителем Руси, Мономахом и даже Лениным).

В политике Путина, его имени, фамилии, инициалах каждый человек в меру своих исторических познаний и уровня интеллектуального развития может при жевании разглядеть кого и что угодно. Кремль грамотно дистанцируется от подобной мистификации и конспирологичности. Однако такие поползновения нужны для проверки того, что все-таки нужно российскому народу.

Не исключено, что озвученные Аксеновым идеи о монархии и пожизненном президентстве полезны с точки зрения изучения общественного мнения. Какова доля потенциальных сторонников возрождения диктатуры? Насколько будет велико сопротивление тех же «социальных хомячков»? Интересно ведь, не правда ли?

Россию ожидает достаточно туманное будущее и в период социально-экономической турбулентности имеет смысл предусмотреть любые, даже чересчур радикальные на первый взгляд варианты управления страной.

Насколько монархия действительно подходит нашей стране? Эксперимент с демократией и федеративностью привел к формированию де-факто авторитарного унитарного государства. Президент в РФ решает все, начиная от выбора стратегии экономического развития и заканчивая решением проблем работников рыбокомбината на Дальнем Восток.

В постельцинской России воцарилась ручная форма правления, существовавшая во времена самодержавной монархии и первых советских лидеров (Ленина и Сталина), которые обладали диктаторскими полномочиями. В руках Путина сосредоточена колоссальная власть, которая легитимна благодаря господствующему в народе авторитету.

Тем не менее эволюция нынешнего формально демократического режима в нечто недемократическое крайне нежелательна, хотя бы потому что Россия не находится в изоляции и ей важно сохранять лицо. На Западе еще 15 лет назад на Путина повесили ярлык русского царя, деспота и самодержца. Этот образ активно высмеивает российская пропаганда, указывая на то, что глупо смешивать реальную популярность главы государства со стереотипами прошлого.

Институционализация фактических полномочий президента РФ вызовет глубокое непонимание у западных визави. Постоянными собеседниками Путина надолго станут «турецкий султан» Эрдоган, среднеазиатские президенты и африканские царьки. В Кремле не могут не понимать ущербность подобного пренебрежения «демократическими ценностями».

В российском обществе широко распространено мнение, что возвращение абсолютной монархии или диктатуры (чаще всего в пример приводится Сталин) способно навести порядок в стране. Однако исторический опыт нашей страны и зарубежных государств свидетельствует о том, что монархия, кроме особого восприятия патриотизма и чувств долга перед Отечеством, не приносит существенных экономических и политических благ.

Главная беда России — не форма правления, а институты, работающие из-под палки. Нашим гражданам кружит головы мысль, что кто-то там высоко наверху будет решать их собственные проблемы. Для этого якобы достаточно дать национальному лидеру неограниченную власть, а далее — все путем. В патернализме россиян, наверное, нет ничего рабского, но уж очень часто потребность в сильном руководителе смешивается с нежеланием проявлять какую-либо инициативу снизу.


Сергей Черняховский

Сергей Черняховский: Монархия в России невозможна
Изборский клуб

Несмотря на идущую в России минимум двадцать, если не двадцать пять лет не очень агрессивную, но настойчивую кампанию реабилитации идеи монархии и самой династии Романовых – для общества остаются экзотикой и не приживаются ни одна, ни другая идеи. ©

Это не оценочно идеологическое утверждение – а простая социологическая констатация.

В общем-то понятно, откуда идея монархии возникла из небытия, в котором пребывала в советское время:

— с одной стороны, советская традиция долгие годы отвергалась как таковая – хотя больше властью, чем народом: все-таки не будем забывать, что в 1996 году на президентских выборах победил лидер партии, объявлявшей себя коммунистической и апеллировавшей к советскому наследию, а то, что эта партия оказалась некоммунистической и ее лидер – не имел бойцовских качеств большевика чтобы отстоять свою победу – их субъективные проблемы;

— с другой стороны, условно «демократическая традиция» — оказалась настолько хуже в своем воплощении любого мыслимого тоталитаризма – что рассматриваться как предпочтительная в основном уже не могла.

Оставалось искать утешения в сказке – мифологизированном образе «Святой Руси», «самодержавия, православия и народности». С этими образами пытались играть все: КП РФ, власть, ищущее утешения народное сознание.

Но, при этом, никто из них, всерьез собственной игры не принимал и все это было нечто наподобие романов Вальтер Скотта о гордых древних королях, благородных рыцарях – или книг Толкиена.

«Сибирский цирюльник» Михалкова, — был вершиной этой нереальности.

Однако часть интеллектуально-активного политического класса – во все это монархическое наваждение на самом деле поверила – как подростки верят в эльфов, гномов и хоббитов.

Тем более, что если в российском сознании монархическое правление и является чем-то явно архаичным – в мировой, да и демократически-европейской практике оно вполне распространено.

Так, среди стран Западной Европы. монархии существуют в Великобритании, Норвегии, Швеции, Дании, Голландии, Бельгии, Люксембурге, Лихтенштейне, Андорре, Испании, Ватикане – 11 странах.

Республики – в Исландии, Ирландии, Германии, Франции, Австрии, Швейцарии, Португалии, Италии, Греции, – 9 странах. То есть, с одной стороны, в большинстве – правление формально монархическое, с другой – по уровню современности, социальной защиты, демократии, материального благополучия — сегодняшние европейские монархии ничем не уступают республикам.

Страны, входившие в зону влияния СССР – естественно выносятся за скобки, поскольку там, включая Финляндию, монархии не могли сохраниться по определению.

В королевствах Норвегии и Швеции – вообще существует что-то на подобии социализма, а монархическая Испания при всех своих проблемах явно благополучнее республиканской Португалии. И нигде, кроме Ватикана – нет абсолютной монархии.

Из континентов ни одной монархии нет только в Южной Америке (в Северной — монархия Канада, а Австралия и Новая Зеландия – формально тоже монархии) — и пока особого процветания, большего чем в республиканских США, это не принесло.

То есть – форма есть форма. И сегодня на суть – она влияет мало. Главную роль играет традиция.

Вообще, само понятие «монархия» сегодня размыто. Все названные – монархии в традиционном смысле: высший пост передается по наследству и принадлежит царствующей династии. Но на смысловом уровне – «монархии» как целостной не расчлененной абсолютной власти в названный странах в общем-то нет.

Династия, корона и трон сохраняются большей частью в качестве символа верности традиции. Частью – как ритуальный и в тоже время страховочный политический институт, формально независящий от партийных симпатий и принадлежности.

Дань традиции и институт постоянства.

Причем из названный стран Европы, в великих или некогда бывших великими, исторических державах, Великобритании и Испании монархия свергалась – но была восстановлена и прижилась – в первой в 17 веке, во второй – в двадцатом.

В Италии и Германии она, как общая для страны форма правления просуществовала менее столетия, так, в общем-то и не прижившись.

Во Франции монархия за 80 лет свергалась пять раз, и ее чуть было не восстановили после падения Парижской Коммуны, но как истинный роялист, Генрих Пятый, граф Шамбор, которому монархическое большинство французского парламента в 1873 году предложило трон и корону, оказался настолько глуп и чванлив, что не смог согласиться на предложенный ему трехцветный (хотя и с короной и лилиями) флаг – и потерял последний шанс, а монархистам разных партий не оставалось ничего, как провозгласить республику.

То есть с появлением парламентского правления сама по себе монархия становится вопросом традиции и относительной случайности. И, иногда, бывает полезна: вступивший после смерти Франко на престол Испании Хуан-Карлос, с одной стороны оказался по убеждениям социалистом, с другой достаточно дальновидным и техничным политиком, чтобы обеспечить в стране процесс согласия и мирно превратить фашистскую диктатуру в социальную и демократическую республику.

Идея монархии реабилитуется там, где компрометирует себя республика – и том случае, если сама не слишком скомпрометирована.

То есть – является вопросом во многом психологического предпочтения народа. В России скомпрометирована «демократия», как опереточное подражание Западным системам. Но не скомпрометирована республика – потому что наибольший взлет России (СССР) и наибольшее могущество и процветание страны оказалось связано именно с республиканским правлением.

Данные утверждения могут показаться произвольными и субъективными – но они лишь вывод, как и говорилось, из данных социологов. По случаю четырехсотлетия провозглашения царем России Михаила Романова, которое обычно называют «призванием Романовых», что исторически неточно, – ВЦИОМ провел опрос на тему отношения к монархии с современной Росси и опубликовал его данные (http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=113775).

Кстати, опубликовал практически в годовщину Парижской Коммуны.

Выбирая между монархий, с наследственной передачей власти и республикой с выборной властью – за монархию высказались 11 % граждан. За республику – 82 %. Как ни ругают подчас представители некоторых политических течений не только Октябрьскую Революцию, и Февральскую – результаты свержения монархии все-таки считают положительными более 80 %.

При этом говорят, что в полной мере выступают за монархию и даже знают того, кто мог бы взойти на престол – вообще лишь 4 %. Отвечают, что при прочих равных не против монархии, если вдруг найдется достойный кандидат – 24 %. И 67 % выступают против монархии при любых обстоятельствах.

Когда респондентов спросили, кого они предпочли бы видеть на престоле, если вдруг, непонятным образом, монархия все-таки будет восстановлена, — на возвращение династии Романовых согласились 6 %. О том, что тогда уж нужно выбирать монарха на новом Земском соборе или лучше на Референдуме – ответили 13 %. И 70 % твердо заявили, что никогда монархию не примут, а ее восстановление в России – и невозможно, и нелепо.

В связи с этим два интересные момента: во-первых, при 11 % предпочитающих монархию и в целом 28 % готовых не протестовать против ее восстановления – на Романовых согласны лишь половина – 6 %, половина от первых, и пятая часть от вторых.

То есть, по мнению готовых на саму монархию еще и можно если что согласиться, то на Романовых – ну, уже совсем никак.

Второй момент. Если в целом по стране монархию предпочитают 11 %, то в Москве – 19 %. То есть, как не неприятно это слышать монархистам – ее идея большей частью симпатична либо элите и нуворишам, либо оторвавшимся от жизни салонным интеллектуалам. «Русь исконная» при слове царь — как и некогда, непроизвольно тянется к топору.

И еще один сравнительный момент, касающийся пристрастий к той или иной форме правления. По недавним Левадовским данным, выбирая между формами правления и политическими системами, современную западную предпочитают 12 % граждан. нынешнюю российскую – 25 %. Прежнюю советскую – 36 %.

Что-то другое – 9 %. И не смогли определиться – 16 %.

В соотнесении, с некоторыми оговорками, этих данных с приведенными выше – мы видим в данном опросе место для сторонников монархии. Но число их – вышеназванные 11 %, — оказывается на самом последнем месте.

С другой стороны – полного большинства нет ни у кого, хотя,

— во-первых, относительное большинство – у сторонников советской системы;

— во-вторых, наиболее устойчивое большинство дает блок сторонников современной системы и советской (71 %) – в противопоставлении и монархии (11 %), и западной модели (12%).

— в третьи, без участия сторонников советской модели и их поддержки – вообще большинство составить невозможно: даже объединение 25 сторонников современной модели с 12 % западников и 11 % монархистов – не дает большинства общества – вместе они набирают лишь 48 %.

— в-четвертых, если проанализировать своего рода традиционалистскую составляющую современного общества, как состоящую из двух групп: традиционалистов досоветских и традиционалистов советских – в их составе первые, досоветские, составляют подавляющее меньшинство – 11 %, вторые, советские – подавляющее большинство – 36 %.

Не только монархия оказывается в России невозможной, но и западная модель республики. Нынешняя же система власти может существовать – только в союзе и при опоре на просоветскую составляющую частью ей подражая, частью выполняя ее экономические и социокультурные требования.

И в этом отношении, если выступать сегодня за модель современного западного типа – является самообманом проигравших, — то призывать к монархии – явным выпадением из действительности и неким интеллигентским сном наяву, — если и не политической провокацией, направленной на раскол национально-ориентированного большинства страны.
_______

Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба.

Александр Кочан и Сергей Черняховский
«Русская планета» и ИЭЦ «Изборский клуб», 16 марта 2017
Tags: агитпроп и пиар, версии и прогнозы, государство, двойные стандарты, демография и социология, диктатура и тоталитаризм, дискуссии, единство и община, заговоры и конспирология, запад, западники и славянофилы, идеология и власть, информационные войны, исследования и опросы, красные и белые, крым и севастополь, культ личности, манипулирование, менталитет, мифы и мистификации, мнения и аналитика, народ и элиты, национализм, национальная идея, нонсенс, нравы и мораль, общество и население, подмена понятий, поколения, правители, провокации, противостояние, психология, путин, ревизионизм, революции и перевороты, романовы, российская империя, россия, русофобия и антисоветизм, русские и славяне, русский мир, символы, скандалы и сенсации, современность, ссср, статистика, страны и столицы, стратегия, традиции, факты и свидетели, эпохи
Subscribe

Posts from This Journal “демография и социология” Tag

promo mamlas march 15, 2022 15:56 261
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments