mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Нашлась такая партия! / Ведь Ленин предалагал передать власть мирно... / Съезды Революции

Ещё Революция в РИ здесь, здесь и здесь

От съезда к съезду
Подготовку к Октябрю 17-го большевики начали уже в июне – на I Съезде Советов / Территория истории

Между тем откровенно слабые позиции большевиков на I Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов никак не предвещали их оглушительной победы уже на II съезде, приуроченном к Октябрьскому вооружённому перевороту. ©

По теме: Июнь, 1917 / Июль, 1917


Делегаты I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов в зале Таврического дворца. Июнь 1917 г.

«Есть такая партия!» – когда-то эти ленинские слова должен был знать каждый. А каждый настоящий коммунист должен был также знать, и где Ильич их произнёс. А это случилось именно на I съезде Советов ещё в июне 1917 года.

Этот съезд, состоявшийся практически сразу после такого же «Всероссийского» Съезда депутатов крестьянских, удалось созвать поистине с огромным трудом. И это несмотря на то, что первые месяцы после свержения монархии были в России, по свидетельству Павла Милюкова, «временем непрерывных съездов, совещаний и заседаний». Левым партиям, которые в Советах, в отличие от правительства, имели практически полное преобладание, крайне необходимо было обеспечить настоящее представительство всех губерний, фронтов и флотов. Добиться этого удалось во многом благодаря тому, что эсеры и меньшевики уже не один год вели широкую пропагандистскую работу не только в столицах, но и на периферии, а большевики, популярные прежде всего среди фабрично-заводского пролетариата, успели к тому же завоевать немалое доверие и в войсках.

Выборы на Первый Съезд советов оперативно прошли по всей бывшей империи. На съезде, по данным тогдашней статистики, оказались так или иначе представлены более 20 млн человек, в том числе более 5 млн рабочих и 8 млн солдат и матросов, почти 4,5 млн крестьян. При этом вместо ожидавшихся 1200-1500 делегатов в Таврический дворец Петрограда собралось всего 1090, из которых только 822 – с правом решающего голоса. Среди них – всего 105 большевиков при 285 эсерах и 248 меньшевиках.

Однако куда важнее партийного состава оказалось другое. В тот момент в Петрограде назревал острейший кризис, причём не только политический. Перебои с хлебом и продовольствием были едва ли не нормой, а финансовая система рассыпалась наподобие карточного домика, несмотря на постоянные поступления валюты из Франции и Великобритании на «поддержку союзника».

Волна забастовок и стачек вот-вот грозила обернуться полным экономическим коллапсом, а всё более левое по составу, но «правое» по сути Временное правительство готовило наступление на фронте. Хотя никакой реальной необходимости в нем не было.

Но абсолютно «левый» I Съезд под председательством абсолютно невозмутимого председателя Петросовета меньшевика Н. Чхеидзе, словно не зная обстановки, сразу занялся согласованием и принятием разного рода ни к чему не обязывающих, но красиво звучащих резолюций. Об отношении к правительству, о предстоящем наступлении, о созыве Учредительного собрания вообще говорилось лишь в докладах и в прениях. Если крестьянский съезд хотя бы обозначил свою позицию по аграрному вопросу, то на съезде рабочих и солдатских депутатов дело, увы, ограничилось… работой профильной аграрной секции. Зато вполне конкретно и много говорилось о власти, хотя постоянно звучали тезисы о том, что взять её реально просто некому. Даже распиаренное в «Истории КПСС» заявление лидера большевиков Ульянова-Ленина о том, что возглавляемая им партия готова брать эту самую власть, поначалу услышали немногие.

Примечательно, что о возможности мирного перехода власти от Временного правительства к Советам Ленин на I Всероссийском Съезде этих же Советов успел заявить даже дважды – 4 и 9 июня. Похоже, что со второго раза его всё-таки услышали.

По крайней мере, из числа тех, кому это было действительно надо. Иначе трудно объяснить всю ту ярость, с которой тут же обрушился на большевиков уже почти развалившийся, но всё ещё на что-то способный государственный аппарат.

Намерения большевиков, получавших непосредственно в ходе съезда всё большую поддержку на местах, стали ясны чуть позже. После мощной антивоенной демонстрации в Петрограде, случившейся в дни съезда и сразу ставшей ещё и антиправительственной, популярность РСДРП(б) резко выросла. То, что большевики сумели организовать выступление масс так, чтобы не было крови, не могло не впечатлить. Кровь прольётся потом – уже в июле. Пока же сделали своё дело внятные лозунги большевиков против войны и против министров-капиталистов, за власть Советов, а также их готовность полностью принять ясную и однозначную аграрную программу эсеров.

К ленинской партии, ещё недавно совсем немногочисленной, которую из-за этого частенько сравнивали с сектой, уже до, а затем и в ходе, и после I Съезда советов присоединялись всё больше бывших эмигрантов из числа «профессиональных» революционеров, таких как Троцкий и его отнюдь немалочисленные соратники. У большевиков, в чём-то неожиданно для них самих, становилось и всё больше союзников – как из левого крыла партии социалистов-революционеров (ПСР), так и из числа меньшевиков, в первую очередь – интернационалистов.

Нельзя не признать, что сам по себе I Съезд советов оказался фактически безрезультатным, если, разумеется, не считать того, что были отработаны «технологии избрания делегатов» следующих всероссийских съездов. Он к тому же до неприличия растянулся – с 3 по 24 июня. Таврический дворец постоянно заполняли сменяющие друг друга депутаты, кандидаты в депутаты, журналисты и наблюдатели с мест и из-за рубежа, а также разного рода «представители» с мандатами от партий, от правительства, от разномастных профессиональных объединений, национальных съездов или религиозных конфессий. Неудивительно, что, собирая в октябре 17-го уже второй Съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, его организаторы сразу поспешили ограничить сроки его работы тремя днями – с 25 по 27 октября. Изменилось и место проведения – вместо Таврического дворца Смольный институт, уже успевший превратиться в настоящий «красный» штаб.

Однако именно I Съезд положил начало поступательному движению к взятию власти Советов рабочих и солдатских, а вслед за ним и присоединившихся к ним уже после уже своего II съезда крестьянских депутатов.

Это поступательное движение приостановилось лишь из-за печально известных кровавых июльских событий, вину за которые Временное правительство поспешило возложить именно на большевиков. Впрочем, сам факт ухода в подполье Ульянова-Ленина вместе с несколькими соратниками многие историки не без оснований склонны рассматривать как своеобразное признание большевиками немалой доли этой вины.

Весьма характерно, что в те времена, когда разного рода съезды собирались чуть ли не ежедневно, большевики сумели очень грамотно выдержать паузу между первым и вторым Съездами Советов. В это время Ленин из подполья, вместе с его легального работавшими соратниками, весьма дежурно покритиковали и пресловутый Предпарламент и предшествовавшее ему Московское Демократическое совещание, тоже, разумеется – Всероссийское. Зато, когда потребовалось собрать Красную гвардию и дать отпор Корнилову, они действовали чётко, без лишней говорильни, и предельно жёстко. Причём тут большевики никакой паузы уже не делали и не дожидались, когда Керенский, как глава Временного правительства, на защиту которого фактически и выступили рабочие отряды, определится, «с кем он – с Корниловым, или же с народом».

Керенскому в итоге всё это аукнулось полной потерей доверия как к нему лично, так и ко всему составу очередного по счёту Временного правительства. Из чтения мемуаров той эпохи, причём авторов с самыми разными убеждениями, складывается впечатление, что соратники и попутчики большевиков из числа тех же «левых» критиковали Ленина, Троцкого и иже с ними как во время Октябрьских событий, так и по итогам их куда ожесточённые, нежели представители «правых» и уж тем более, монархических кругов. Для последних выдвижение социал-демократов, ставших вдруг не просто большевиками, а коммунистами, было вообще сюрпризом – они куда больше боялись популярных в народе эсеров. А вот «правые» к поздней осени 1917-го, кажется, вообще впали в некий ступор от собственного бессилия и пассивного ожидания выборов в долгожданное Учредительное собрание. После которых, считали многие, всё как-то само собой и наладится…
_______

Статья опубликована в рамках социально значимого проекта «Россия и Революция. 1917 – 2017» с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 08.12.2016 № 96/68-3 и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией «Российский союз ректоров».

Алексей Подымов
специально для «Столетия», 26 июня 2017

Tags: 20-й век, агитпроп и пиар, афоризмы и цитаты, большевики и кпсс, выборы и референдум, даты и праздники, диссида и оппозиция, идеология и власть, история, капитализм и либерализм, кризис, ленин, мифы и мистификации, народ и элиты, национальная идея, нравы и мораль, общество и население, органы власти, партии и депутаты, первая мировая, политика и политики, правители, правительство, протесты и бунты, противостояние, рабочие и крестьяне, развал страны, революции и перевороты, регионы, реформы и модернизация, российская империя, санкт-петербург, съезды и форумы, троцкизм, факты и свидетели, хроника, экономфинбиз, эпохи
Subscribe

Posts from This Journal “ленин” Tag

promo mamlas march 15, 2022 15:56 261
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments