mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Сеул готов бунтовать против империалистов и олигархов? #4 Поломали Муна об оккупационную реальность

Ещё геополитика Корей здесь, здесь и здесь

Готово ли маленькое государство к большой войне?
Нерешительность главы Южной Кореи Мун Чжэ Ина может стать для страны роковой / Политика

Нынешний лидер южнокорейского государства в ходе предвыборной гонки, стартовавшей в конце прошлого года после скандального отстранения от власти его предшественницы Пак Кын Хе, был чрезвычайно щедр на разнообразные обещания. ©

Ещё правители Корей


Мун Чжэ Ин

Именно слова о необходимости улучшения качества жизни простого народа позволили ему в конечном итоге победить. А желание налаживать отношения с Северной Кореей окончательно определило перевес голосов в его пользу.

Он заступил на должность на фоне многочисленных коррупционных скандалов, массовых, повторяющихся с пугающей периодичностью рабочих демонстраций и забастовок, вызванных огромным разрывом в доходах различных слоев общества. А также фактическим отсутствием социального лифта в условиях, когда практически вся реальная власть принадлежит пяти самым богатым семьям, и огромные полчища корейских нищих ютятся даже вблизи президентского дворца.

Среди наиболее важных высказываний Муна можно вспомнить несколько ключевых. Понятно, что в первую голову речь идет о его обещаниях пересмотреть отношения с заокеанским гегемоном, который считает своим долгом бесцеремонно вмешиваться в дела Южной Кореи.

Первым шагом к реализации подобных планов мог бы стать отказ или заморозка размещения американских комплексов ПРО THAAD, нацеленных против России и Китая.

Именно достижение прошлым президентом Пак Кын Хе договоренности о развертывании этих монстров и стала, по мнению ряда аналитиков, одной из причин ее ухода в политическое небытие. Мун на этом фоне поначалу выглядел молодцом, обещая, что ПРО на корейской земле не появится. Однако, по-видимому, под влиянием проамерикански настроенного истеблишмента из своего окружения, вскоре начал утверждать, что один он ничего не решает и данный вопрос должен быть вынесен на рассмотрение парламента.

Американцы, для которых глобальная ПРО является чуть ли не важнейшим национальным приоритетом, поставили на тот момент еще кандидата на пост главы Республики Корея Мун Чжэ Ина в унизительное положение, под покровом ночи ввезя основные элементы THAAD. Дальше – больше: пусковые установки были размещены на базе без надлежащей подготовки – стартовые площадки даже не залили бетоном. Тем самым звездно-полосатые показали, кто в доме хозяин. Окончательно сломал Муна ракетный пуск КНДР 28 июля, заставивший его заговорить о необходимости размещения недостающих элементов противоракетного «конструктора». Даже голоса в пользу проведения полной экологической экспертизы размещения THAAD звучат все глуше. А зря – ведь известно, что излучение радара этой махины может быть смертельным для человека, находящегося в нескольких сотнях метров от него.

В оправдание Муна можно сказать, что силы неравны, что с его стороны были отчаянные попытки сопротивления, например, в ходе июньской встречи с Дональдом Трампом во Флориде, когда в ходе разговоров не под камеру со стороны главы южнокорейского государства прозвучало несколько «нет». Увы, Трамп быстро показал своему собеседнику, что они находятся во всех смыслах в разных весовых категориях.

Из-за проблемы с ПРО надежды Муна на поддержание добрососедских отношений с великими державами – Россией и Китаем, потерпели фиаско. Особенно показателен в этом отношении пример Поднебесной, которая демонстративно устроила у себя «сладкую жизнь» китайским филиалам южнокорейской торгово-гостиничной корпорации «Лотте» – именно последняя имела неосторожность продать свой гольф-клуб под размещение базы ПРО THAAD. Ответные шаги КНР не заставили себя долго ждать – все магазины «Лотте» в Китае ждала внезапная проверка и вдобавок велась пропагандистская кампания, имевшая цель убедить население не покупать ничего в этих магазинах. Предпринятые Мун Чжэ Ином усилия как-то сгладить ситуацию успеха не имели. Так что перед нами еще одна неудача нового южнокорейского президента.

Но самую непростительную промашку Мун допустил на северокорейском направлении.

В ходе предвыборной кампании он обещал, что коренным образом пересмотрит подходы к сотрудничеству с Северной Кореей, отойдя от конфронтационной пропасти, к краю которой межкорейские отношения подвели его правоконсервативные предшественники.

Многим уже грезилось полное восстановление связей с Пхеньяном, но реальность, как и всегда, все расставила по своим местам. Отчасти масла в огонь подлили сами чучхеисты, увлекшиеся ракетными «фейерверками». В этих условиях Мун вынужден был маневрировать, но каждый его новый зигзаг фактически сближал его со сторонниками жестких подходов в отношении КНДР. Дело дошло до полного раздвоения личности – с одной стороны Мун заявлял на саммите Большой восьмерки о необходимости наказания Пхеньяна, с другой – предложил провести встречи разделенных семей и ряд иных контактов, а также восстановить линию связи между военными Севера и Юга. Но Ким Чен Ын предпочел бы видеть несколько иные шаги навстречу – например, отказ от размещения ПРО и если не отмену, то хотя бы сокращение масштабов ежегодных военных игрищ с американцами. Но на это у Муна попросту не хватило политической воли и личной смелости.

Фундаментальная основа его политики – ограничение прав всемогущих корейских монополий. Речь, конечно же, идет о крупнейших – вроде «Самсунга», «Элджи», «Дэу», «Хюндай» и паре десятков других менее известных в России промышленных гигантах. Логика примерно следующая – конечно, эти монополии являются локомотивами промышленного роста, они толкают вперед южнокорейскую науку, которая в некоторых отраслях опережает российскую, но, с другой стороны, эти даже по мировым масштабам гиганты часто идут напролом, добиваясь необходимых им судебных решений и действий центрального правительства. Один из примеров – инцидент с телефонами «Самсунг С-7» в прошлом году – эти аппараты в конечном итоге запретили проносить на борт авиалайнеров из-за угрозы взрыва. А ведь данные устройства проходили проверку в соответствующих государственных инстанциях.

Но наибольшее раздражение у левоцентристских либералов во главе с Мун Чжэ Ином вызывало то обстоятельство, что крупные корпорации отнюдь не считают зазорным вмешиваться в политическую жизнь страны - последним на этом поприще отличился все тот же «Самсунг», точнее его подразделение, производящее электронику. Так, молодой и энергичный, похоже, не слишком хорошо ориентирующийся в тонкостях «сеульского двора» заместитель главы был обвинен в даче взятке печально известной фаворитке Цой Сун Силь. Подношение способствовало получению разрешения на слияние двух подразделений «Самсунга» в единое целое, что в конечном итоге подорвало имидж компании.

Яркой иллюстрацией бессилия Муна являются и его безуспешные попытки защитить права простых рабочих и служащих. Президент, встречаясь с трудовыми коллективами, публично обещал искоренить систему заключения временных, в основном годовых контрактов. Благодаря им руководство компаний имеет возможность держать персонал в ежовых рукавицах. Но в реальности начальство стало просто увольнять «лишних» подчиненных, надменно поясняя, что если бы не упомянутые выше усилия Муна, временный контракт был бы продлен. Даже не слишком сведущему в экономике человеку понятно, что продвигаться по минному полю под названием «экономические отношения» нужно лишь имея подробные карты местности. Временные контракты – явление общемировое и никто с ним вести борьбу не собирается.

Впрочем, о несбывшихся планах Мун Чжэ Ина можно писать бесконечно. Суть в другом.

Радикальные шаги в возглавляемой им стране возможны лишь при тотальной смене парадигмы социально-экономического развития, отхода от модели, подразумевающей опору на проамериканскую элиту, имеющую на руках в своей основной массе заокеанские паспорта. Это означает переориентацию на другую великую державу – как ни крути, а полностью самостоятельной маленькая Корея быть не сможет.

Для такого маневра необходимо значительное время либо недюжинная политическая воля, которой Мун Чжэ Ину, всегда бывшему на вторых ролях, как раз и недостает. Но самое трагичное, что нерешительность нового главы Южной Кореи может стать поистине роковой именно сейчас, когда над многострадальным Корейским полуостровом нависла реальная угроза большой войны.
_______

Статья опубликована в рамках проекта с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведённого Национальным благотворительным фондом.

Дмитрий Мельников
специально для «Столетия», 11 августа 2017

Tags: агрессия, азия, атом и ядер, версии и прогнозы, внешняя политика и мид, восток, геополитика и территории, дальний восток, двойные стандарты, диктатура и тоталитаризм, диссида и оппозиция, заговоры и конспирология, запад, идеология и власть, империализм, колониализм, кореи, коррупция и бюрократия, кризис, льготы и соцзащита, мировая политика, мифы и мистификации, мнения и аналитика, народ и элиты, независимость и суверенитет, нравы и мораль, оборона, общество и население, оккупация и интервенция, олигархат и корпорации, оружие, партии и депутаты, политика и политики, правители, правозащита, православие, протесты и бунты, противостояние, пятая колонна, реформы и модернизация, санкции, современность, социализм и коммунизм, сша, третья мировая, факты и свидетели, христианство, экология, экономфинбиз
Subscribe

Posts from This Journal “дальний восток” Tag

promo mamlas март 15, 2022 15:56 261
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments