mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Посольство России в США как военная база РФ? #3 Интервью с Анатолием Антоновым

Ещё внешняя политика России и США

«Буду стремиться донести до американцев, что мы не враги»
Новый посол РФ в США Анатолий Антонов дал «Ъ» свое первое интервью после назначения

В ближайшие дни новый посол России в США Анатолий Антонов приступит к своим обязанностям. ©

Ещё МИД и А.Антонов


Посол России в США Анатолий Антонов

Накануне вылета в Вашингтон он согласился в письменном виде ответить на вопросы «Ъ» и рассказал, с какими чувствами едет в США, почему с новой американской администрацией пока не получается выстроить эффективный диалог и в каких сферах Россия предложила Вашингтону сотрудничать.

— С какими чувствами вы едете в Вашингтон? Не пугает ли вас пристальное внимание местного истеблишмента и прессы к фигуре вашего предшественника Сергея Кисляка, которого в Вашингтоне даже называют toxic ambassador?

— Я еду в Вашингтон с рабочим настроем. Главная задача посла — обеспечение и защита интересов своего государства. Он должен быть готов выполнять ее в любых условиях, вне зависимости от того, как складывается ситуация в межгосударственном диалоге со страной пребывания.

К сожалению, российско-американские отношения в последние несколько лет серьезно деградировали из-за действий предыдущей администрации США, которая целенаправленно разрушала создававшийся долгое время фундамент сотрудничества. Как не раз говорил президент Владимир Путин, это не наш выбор. Мы всегда были заинтересованы в конструктивном взаимодействии с Вашингтоном по всей двусторонней и международной повестке дня.

Настрой нового президента США Дональда Трампа на оздоровление российско-американских связей, обозначенный им еще в период избирательной кампании, в Москве, разумеется, восприняли позитивно. Но добиться улучшения атмосферы и тем более качества двусторонних связей можно, только если совместная работа будет выстраиваться на основе фундаментальных принципов равноправия, реального уважения интересов и невмешательства во внутренние дела друг друга, без попыток шантажа и навязывания своей воли.

— Почему с новой американской администрацией, вопреки ожиданиям многих, не получается наладить диалог?

— Не секрет, что диалог с нынешней администрацией США идет нелегко. С одной стороны, сказывается тяжелое наследие, оставленное командой Барака Обамы. С другой — налицо настойчивые попытки определенных сил в вашингтонском истеблишменте разыгрывать российскую карту во внутриполитической борьбе, в том числе бесконечно раскручивать инсинуации о нашем мнимом «вмешательстве» в прошлогодние американские выборы и прочие клеветнические обвинения.

Это, конечно, мешает взаимодействию, создавая также непростой фон для работы российских загранучреждений в США. Нельзя назвать нормальной ситуацию, когда обычные рутинные контакты руководства и сотрудников посольства подаются в СМИ как шпионская деятельность, наших дипломатов без предъявления официальных претензий в массовом порядке высылают из страны, в нарушение международного права у нас экспроприируются дипломатические объекты.

Отражением «перегретой» политической обстановки в США и гиперактивности русофобского лобби является также принятый в США закон, призванный усилить санкционный прессинг на Россию. Это серьезный удар по двусторонним отношениям, по возможностям для продуктивного сотрудничества.

С нашей стороны не раз заявлялось, что мы не поддаемся эмоциям и проявляем сдержанность, несмотря на все трудности, остаемся открыты к поиску точек соприкосновения и движению вперед с той степенью интенсивности, которая приемлема для администрации США.

28 июля американцам было объявлено о необходимости к 1 сентября привести количество работников своих дипломатических учреждений в России, включая на месте принятых российских граждан, в точное соответствие с числом наших дипломатов и технических сотрудников, которые находятся в длительных командировках в США. То есть им придется сократить персонал, который превышает 1200 человек, до 455. В порядке взаимности также приостановили с 1 августа использование американским посольством в Москве дачи в Серебряном Бору и складских помещений на Дорожной улице.

Вызывает сожаление и недоумение решение США от 21 августа о введении ограничений по оформлению неиммиграционных виз. Четко и емко этот шаг оценил в этот же день министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, который назвал главной причиной данного решения не технические трудности, с которыми столкнулась высокопрофессиональная и хорошо оснащенная американская консульская служба. В основе явно лежат соображения политического свойства.

Пора остановиться, нельзя бесконечно идти по пути тиражирования антироссийских действий. Со своей стороны российские загранучреждения продолжат работать в обычном режиме, выполняя весь объем функций.

Рассчитываем, что в Вашингтоне все-таки возьмут верх здравый смысл и понимание бесперспективности попыток нажима на нашу страну. Нельзя забывать, что Россия и США, обладающие крупнейшими ядерными потенциалами, несут особую ответственность за глобальную стабильность и безопасность. Когда мы действуем вместе на международной арене, тогда мир становится спокойнее и безопаснее.

Остается востребованным двустороннее сотрудничество по важнейшим вопросам международной повестки дня, включая борьбу с терроризмом, противодействие наркотрафику, организованной преступности, киберугрозе.

В целом нашим странам было бы одинаково выгодно построить такую модель взаимодействия, которая обеспечивала бы предсказуемость, исключала неприятные сюрпризы, сводила к минимуму конъюнктурные колебания, позволяла заблаговременно принимать меры по недопущению напряженности.

Что касается посольства в Вашингтоне и в целом российских загранучреждений в США, то, какими бы ни были условия нашей работы, дипломатам не к лицу чего-то пугаться и бояться. Будем последовательно обеспечивать реализацию внешнеполитического курса России и установок руководства страны.

— У вас репутация жесткого переговорщика, решительно отстаивающего интересы страны. Насколько мы понимаем, вашу кандидатуру на должность посла утвердили еще в то время, когда и в России, и в самих США все были уверены, что Барака Обаму сменит Хиллари Клинтон. Тот факт, что в Москве не стали менять свой выбор после победы Дональда Трампа, говорит о том, что на этой позиции в любом случае нужен именно такой дипломат, как вы?

— Согласно российскому законодательству назначение и отзыв посла — прерогатива президента. Есть четкие процедуры — соответствующие предложения вносит министр иностранных дел, предполагаются также консультации с профильными комитетами палат Федерального собрания, получение агремана принимающего государства. В моем случае все необходимые формальности осуществлялись уже после американских выборов.

Буду работать спокойно, профессионально, открыто, пытаясь вместе с коллегами в Москве и Вашингтоне стабилизировать, а затем и выправить российско-американские отношения. Важно добиться, чтобы наши связи были равноправными, прагматичными, взаимоуважительными и взаимовыгодными. Буду стремиться донести до американцев, что мы не враги, а должны быть партнерами во благо интересов России и США.

— Возможно ли улучшение двусторонних отношений без снятия с России американских санкций?

— Руководство России неоднократно комментировало данную тему. Прежде всего нужно сказать, что односторонние ограничительные меры являются нарушением международного права и к тому же имеют обоюдоострый характер. Рестрикции в ряде областей нам хоть и мешают, но не сильнее, чем они наносят вред американскому экспорту, стимулировать который как раз взялся Дональд Трамп в целях создания рабочих мест.

На фоне неблагоприятной конъюнктуры и санкций двусторонний товарооборот просел почти на треть — с $29 млрд в 2014 году до $20 млрд в прошлом. Но основной ущерб понесли именно американские экспортеры, а не российские потребители. Мы даже извлекли выгоду из сложившей ситуации за счет стимулирования внутреннего производства и развития торговых связей с другими государствами. Особенно много потеряли те компании из США, которые собственные власти заставили свернуть перспективные проекты в России — как, например, планы Exxon Mobil по добыче нефти на арктическом шельфе, во что было вложено $10 млрд.

Также показательно, что американский бизнес, вопреки давлению предыдущего руководства Белого дома, не захотел уходить с нашего рынка.

Делегация предпринимательского сообщества США, представлявшая 140 компаний, стала самой многочисленной на Петербургском международном экономическом форуме 2017 года.

Отменить санкции Россия никогда не просила и не собирается этого делать. Хотя очевидно, что речь идет о недружественном поведении в отношении нашей страны.

Как бы то ни было, очевидно, что выстраивать эффективное сотрудничество Россия и США смогут, только когда в диалоге перестанут использоваться инструменты давления, не останется места шантажу и попыткам навязывать свою волю. Мяч в данном случае на стороне Вашингтона.

— Некоторое время назад в американской прессе обсуждался трехступенчатый «план госсекретаря Рекса Тиллерсона» по выстраиванию отношений с Россией. Что вы думаете о нем?

— Информацию о том, что такой секретный документ существует или готовится в Госдепартаменте, американские СМИ распространяли в конце июня — накануне встречи президентов в Гамбурге. В нем якобы содержалось требование к России не предпринимать «агрессивные действия против интересов США», помочь уладить в нужном Вашингтону ключе дело в Сирии и «разобраться» с КНДР, обеспечить достижение «взаимных политических целей» в сфере стратегической стабильности.

Думаю, что здесь нечего комментировать и оценивать. Дипломаты работают не с утечками и спекуляциями, а с поступающей от другой стороны официальной информацией, будь то в устной форме в ходе встреч и переговоров, либо в формате различных документов. Никакого «трехступенчатого плана» по нормализации отношений мы из Вашингтона не получали.

Кстати, со своей стороны еще в марте передали американской стороне документ со своими соображениями о возможных шагах по улучшению атмосферы отношений в контексте подготовки президентской встречи. Акцент там был сделан на тех направлениях, где наши интересы явно пересекаются и можно быстрее добиться практических результатов. Помимо очевидной контртеррористической сферы координация усилий России и США востребована в борьбе с другими опасными вызовами, включая наркотрафик, распространение оружия массового уничтожения, киберпреступления.

При обоюдном конструктивном настрое мы могли бы многое сделать вместе для урегулирования региональных кризисов — палестино-израильского, йеменского, ливийского, афганского и того же сирийского. Одновременно важно избавляться от всего искусственного и наносного, что отягощает взаимодействие, в том числе снимать многочисленные раздражители в двусторонней сфере отношений.

Мы обсуждаем эти вопросы с американскими партнерами, но не секрет, что подходы новой вашингтонской команды по многим темам международного досье еще окончательно не оформлены. Приходится делать поправку и на непростую внутриполитическую ситуацию в США. В любом случае вернуть отношения на устойчивую траекторию развития получится, только если диалог с обеих сторон будет выстраиваться на принципах равноправия и реального учета интересов друг друга.

— Накладывает ли тот факт, что вы находитесь в санкционном списке ЕС и Канады, какие-то ограничения на вашу профессиональную деятельность?

— Мне это обстоятельство дискомфорта не доставляет. Исхожу из того, что в новом качестве у меня нет необходимости летать по работе в Оттаву или, например, в Брюссель. Интересно, что, как вы понимаете, несмотря на мою работу заместителем министра обороны РФ, мне было поручено разъяснять наши действия в связи с украинскими событиями, в частности с трагедией малайзийского гражданского самолета. Видимо, мои выступления попали в точку, задев чувствительные элементы позиции стран ЕС и Канады, которые так неадекватно и болезненно реагировали на мои интервью и ввели против меня санкции.

Неужели в Брюсселе и Оттаве думают, что теперь я «подожму хвост» и перестану отстаивать внешнеполитическую линию российского государства?

По крайней мере, этот недальновидный шаг лишь подтверждает, насколько плохо на Западе знают российских дипломатов.

— Вы много лет занимаетесь российско-американскими связями. Как вы лично могли объяснить тот факт, что с конца холодной войны стороны раз за разом (обычно при смене власти) предпринимали попытки наладить отношения, но каждый раз разочаровывались друг в друге?

— На эту тему уже написаны сотни диссертаций, а историки и эксперты будут наверняка еще многие годы спорить о причинах взлетов и падений в российско-американских отношениях. Одно можно сказать точно: Россия со своей стороны к конфронтации никогда не стремилась.

Когда четверть века назад холодная война ушла в прошлое, многие надеялись, что с окончанием биполярного противостояния откроются возможности для перехода к качественно новому этапу взаимовыгодного сотрудничества между Россией и США. Со своей стороны активно и последовательно действовали в этом направлении, предлагали Вашингтону выстраивать честное взаимодействие на принципах равноправия, реального учета приоритетов и невмешательства во внутренние дела друг друга.

При этом руководствовались, разумеется, не какими-то альтруистическими соображениями, а исходили из того, что именно такое прагматичное сотрудничество отвечало бы интересам обоих народов. Его востребованность обусловлена и объективными реалиями многополярного мира. Четверть века назад он еще только начинал формироваться, но уже тогда было понятно, что преодолевать опасные вызовы и угрозы можно только на основе коллективных подходов и общих усилий ключевых игроков.

В американском истеблишменте, однако, возобладала близорукая логика победителей в холодной войне, ложная убежденность в том, что за США навсегда закрепилась роль гегемона, способного в одиночку решать все в мировых делах.

Агрессивно — с опорой на силу — реализуя такую установку, в Вашингтоне не только игнорировали интересы других стран, но и нарушали основополагающие принципы международного права, что не раз привело к трагическим последствиям — в Югославии, Ираке, Ливии.

В области российско-американских отношений США постоянно демонстрировали неготовность воспринимать Россию как равного партнера и считаться с ее мнением. Более того, в укреплении наших позиций на международной арене и продвигаемой нами концепции полицентричного мира стали усматривать серьезный вызов, способный пошатнуть известные постулаты об «исключительности Америки». Это генерировало напряженность в отношениях, приводило к периодическим кризисам и сбоям.

Начатая в 2009 году «перезагрузка» с администрацией Барака Обамы не привела к кардинальному изменению ситуации. А обнадеживающие сигналы были — это договор о стратегических наступательных вооружениях и успехи в области урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной программы.

Тем не менее в Вашингтоне не оставляли попыток при каждом удобном случае «наказать» нас, показательно поставить на место. С этой целью задолго до украинских событий — в 2012 году — приняли одиозный санкционный «закон имени Сергея Магнитского», строили препоны нашим экономическим операторам, развернули охоту на российских граждан по всему миру, как в известном случае с Виктором Бутом.

В связи с кризисом на Украине в Белом доме пошли еще дальше — открыто провозгласили курс на «системное сдерживание» России. Помимо «заморозки» большинства каналов диалога, в том числе деятельности всех рабочих групп двусторонней президентской комиссии, пустили в ход экономические санкции и другие меры давления, включая военные. В период прошлогодней избирательной кампании и вовсе стали нагнетать русофобскую истерию, чтобы помочь кандидату, на которого делали ставку. Такие шаги не только нанесли удар по взаимопониманию между нашими народами, но и самым негативным образом сказались на всей системе международных отношений.

— С вашей точки зрения, кто для России США: желанный друг, сложный партнер или соперник?

— Выбор одного из предложенных ответов будет выглядеть как навешивание ярлыков, а в дипломатии этого делать не принято. В российско-американских отношениях есть очевидные проблемы, причем весьма серьезные, но есть и немалый потенциал для взаимовыгодного сотрудничества в самых разных областях. Мы хотели бы реализовать эти возможности и добиться результатов вместе с США, продвинуться в налаживании нормального устойчивого диалога, поиске коллективных ответов на общие угрозы и вызовы. Для этого нужно вести дела на основе фундаментальных принципов равноправия, реального уважения интересов и невмешательства во внутренние дела друг друга.

— Образ России в США сейчас крайне негативен. Американцы убеждены, что российские спецслужбы вмешались в их выборы, что Россия поддерживает «кровавого сирийского диктатора» Башара Асада и хочет отделить Донбасс от Украины. Считаете ли вы возможным добиться улучшения имиджа России в США при таких исходных данных?

— Конечно, приходится учитывать, что в последнее время в США искусственно нагнетается русофобская истерия. Американцам пытаются внушить, что Россия — враг и источник всех зол, их запугивают русскими хакерами и шпионами, тиражируют всякие небылицы про нашу страну.

Это негативно сказывается на двустороннем взаимодействии в различных областях. Однако уверен, что абсолютное большинство граждан США обладают иммунитетом против такой грубой пропаганды и адекватно оценивают попытки навязать им стереотипы и страхи по поводу России, не имеющие ничего общего с реальностью.

Мы, разумеется, будем в рамках имеющихся у посольства возможностей доносить объективную информацию о нашей стране и ее внешней политике. Большое значение в этом контексте имеют также российско-американские культурно-гуманитарные связи и контакты по общественной линии, помогающие укреплять взаимопонимание и доверие между нашими гражданами. Эта сфера в наименьшей степени подвержена колебаниям политической конъюнктуры, должна однозначно работать на позитив в отношениях.

Одна из тем, которая сближает два народа,— наша общая история. Например, на текущий год выпадает целый ряд юбилейных дат — 210-летие установления дипломатических связей России и США в декабре, 200-летие прибытия российской эскадры на Гавайи, 150-летие договора об Аляске, 80-летие легендарного чкаловского перелета Москва—Ванкувер в штате Вашингтон.

Недавно при МИДе была создана межведомственная рабочая группа по вопросам сохранения российского исторического и культурного наследия в США, в состав которой вошли представители не только профильных министерств, но и практически всех организаций и учреждений, работающих на данном направлении. При ее поддержке уже прошли первый на территории нашей страны раунд двустороннего форума общественно-политических и деловых кругов «Диалог Форт-Росс» (Псков, Изборск, 28–30 мая) и торжества, посвященные юбилею трансполярного перелета В. П. Чкалова (Форт-Ванкувер штата Вашингтон, 24 июня).

В проработку по линии группы взят целый ряд перспективных инициатив в различных сегментах культурно-гуманитарной сферы. Среди них — поиск и оцифровка архивных материалов о российском участии в освоении североамериканского континента, развитие музейных экспозиций, посвященных «Русской Америке», обеспечение сохранности в США культурных ценностей из личных собраний знаменитых российских и советских деятелей культуры (Н. К. Рериха, В. В. Маяковского, С. В. Рахманинова), видных эмигрантов. Разумеется, реализация этих проектов осуществляется в тесном взаимодействии с заинтересованными американскими партнерами и нашими соотечественниками, которые проявляют большой интерес к теме общего наследия.

— Есть ли у российской стороны конкретные идеи, как добиться нормализации отношений с США?

— Мы в целом мы заинтересованы в том, чтобы нормализация двусторонних отношений состоялась. Россия и США — мощные державы, постоянные члены СБ ООН. Мы учитываем и роль Соединенных Штатов в мировой торговле, их большой промышленный потенциал. У наших народов много общего. Мы просто обязаны максимально использовать преимущества конструктивного взаимодействия в интересах России, США и международной безопасности.

Важно, чтобы коллеги в США поняли всю бесперспективность конфронтации с нами.

В противостоянии не будет победителей. Только созидая потенциал двустороннего сотрудничества можно добиться значимых результатов в российско-американских отношениях.

Уже сегодня можно было бы подумать об установлении рабочего взаимодействия между Советом безопасности РФ и Советом национальной безопасности США, в том числе для рассмотрения тематики борьбы с терроризмом, угроз в киберпространстве и стратегической стабильности.

В дополнение к регулярным встречам глав внешнеполитических ведомств Сергея Лаврова и Рекса Тиллерсона было бы полезно наладить рабочие контакты между министрами обороны России и США генералом армии Сергеем Шойгу и Джеймсом Мэттисом. Настало время для возобновления практики совместных совещаний министров иностранных дел и обороны России и США в формате «два плюс два».

В контексте борьбы с международным терроризмом как никогда востребованы встречи руководителей ФСБ и СВР России и ФБР и ЦРУ США. Строго говоря, таких каналов взаимодействия в действительности достаточно много. Чем больше мы сотрудничаем, тем ближе становятся наши страны, укрепляется международная безопасность. Убежден, что все это в интересах российского и американского народов. Нам нельзя терять время. Пора оглядеться и заниматься не выдуманными угрозами, а реальными проблемами безопасности двух стран, главной из которых является борьба с международным терроризмом.
_______

Антонов Анатолий Иванович
Личное дело

Родился 15 мая 1955 года в Омске. Окончил факультет международных экономических отношений МГИМО (1978).

С 1978 года — в системе Министерства иностранных дел СССР. В 1995–1998 годах — заместитель директора департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД России. С 1998 по 2002 год — заместитель постоянного представителя РФ при отделении ООН и других международных организациях в Женеве. В 2002–2004 годах — посол по особым поручениям МИДа. С мая 2004-го по февраль 2011 года возглавлял департамент по вопросам безопасности и разоружения МИДа. Со 2 февраля 2011 года — заместитель министра обороны РФ, курировал вопросы международного военного сотрудничества. С 28 декабря 2016 года — заместитель министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, курировал вопросы военно-политической безопасности. С 21 августа 2017 года — посол РФ в США.

Кандидат экономических наук, доктор политических наук, тема диссертации — «Контроль над ядерными вооружениями как фактор обеспечения национальной и международной безопасности». Награжден орденами «За военные заслуги», Дружбы, двумя орденами Почета, Александра Невского, «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

Подготовила Елена Черненко
«Коммерсантъ», 31 августа 2017

Tags: агрессия, американцы, биографии и личности, версии и прогнозы, внешняя политика и мид, геополитика и территории, госбезопасность и разведка, границы, двойные стандарты, деградация, дискуссии, идеология и власть, интервью и репортаж, информационные войны, культура, миграция и беженцы, министерства, минобороны, мировая политика, мнения и аналитика, наследие, национальная идея, нравы и мораль, обама, общество и население, олигархат и корпорации, политика и политики, правители, противостояние, репрессии и цензура, россия, русофобия и антисоветизм, русский мир, санкции, современность, сотрудничество, сша, терроризм и экстремизм, трамп, холодная война, экономфинбиз
Subscribe

Posts from This Journal “интервью и репортаж” Tag

promo mamlas март 15, 2022 15:56 263
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments