mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Советские аппаратчики в рассказах Смиртюкова #4 Ленин / Постоянно совершенствовал

Ещё Ленин здесь, здесь и здесь

Самый бюрократский бюрократ
При содействии издательства Вагриус «Коммерсантъ Власть» представляет серию исторических материалов в рубрике «Архив» / Статья 2000 года

Каким образом человек, ни дня не проработавший на государственной службе, смог создать систему управления страной, многие элементы которой продолжают работать и сегодня? ©

Ещё со Смиртюковым


В.И. Ленин на заседании в Кремле. 3 октября 9122 года

О Ленине — председателе правительства и о жизни России в первые послереволюционные годы обозревателю «Власти» Евгению Жирнову рассказал бывший управляющий делами Совмина СССР Михаил Смиртюков.

— Михаил Сергеевич, если я не ошибаюсь, Ленин был единственным из руководителей советского правительства, с которым вы не работали?

— Это действительно так. В 1917 году, когда он возглавил Совнарком, мне было всего восемь лет. Поэтому я не могу ничего рассказать о нем как о человеке. Но вот о Ленине — председателе Совнаркома я могу говорить вполне ответственно. В аппарат правительства я пришел через шесть лет после его смерти и могу сказать, что там еще сохранялся ленинский стиль общения и руководства, сохранялась сама структура аппарата, созданная Лениным. Мне рассказывали о нем старшие товарищи.

— И все же вы были современником Ленина. Какие воспоминания остались у вас о нем как о руководителе государства?

— Он был для меня фигурой абстрактной. Хотя, конечно, все принимавшиеся в Москве решения мы ощущали на себе. Мой дед, у которого я рос, был крестьянином-середняком. В урожайные годы до гражданской войны мы жили неплохо, в засушливые годы — голодали. Продразверстка, когда продотряды забирали большую часть урожая, были сродни неурожайным годам. Так что сметана и настоящий, без травяных примесей хлеб появились у нас на столе, только когда продразверстку заменили продналогом.

А настоящий расцвет деревни начался с наступлением НЭПа. Все завертелось, все стали работать не просто с охотой, но и с удовольствием. Я к тому времени учился в школе, в районном селе Плохино Калужской губернии. Так в середине двадцатых там было изобилие, какого сейчас не встретишь даже в Москве! В частных булочных выпекали великолепный хлеб. В магазинах — и государственных, и кооперативных — было полно дешевых товаров. А по воскресеньям на центральной улице выстраивались крестьянские подводы, с которых продавали дрова, мясо, рыбу, птицу, яблоки и всякие изделия. Тогда казалось, что иначе просто не должно быть и не будет.

— Почему тогда, в отличие от нашего времени, реформы пошли?

— Абсолютно все хотели и пытались зарабатывать. Вот, к примеру, большая плюшка, посыпанная сахарной пудрой, стоила две копейки. Но если за булками для нас шел школьный сторож, он брал с нас уже по три копейки. И никто не считал это спекуляцией. Мы, комсомольцы, выписывали на нашу организацию газеты, читали их аккуратно, а потом продавали на завертки в частную лавку. И полученные копейки пускали на "финансирование" наших мероприятий.

— Новая жизнь связывалась с именем Ленина?

— Об этом как-то не думали. Мы знали, что Ленин — вождь, а в политические глубины не лезли. То, что Ленин — живой человек, осознали в декабре двадцать третьего года, когда было объявлено, что он тяжело заболел. Каждый день мы в четыре часа дня приходили к почтовому отделению. Выходил начальник почты и читал бюллетень о здоровье Ленина: температура, давление, пульс и еще какие-нибудь несколько слов. После его кончины село Плохино переименовали в Ульяновское, а о Ленине стали вспоминать в основном по революционным праздникам.

— При советской власти было принято считать Ленина гениальным организатором. В 1917 году, не имея практически никакого опыта государственной службы, он в считанные дни создал новое правительство...

— У нас словом "гениальный" часто злоупотребляли и злоупотребляют. Я не могу утверждать этого с абсолютной точностью, но, полагаю, Ленин просто скопировал структуру царского правительства, переименовав министерства в народные комиссариаты. К наркоматам, доставшимся в наследство от старого строя, были добавлены новые — наркомнац, например.

А талант Ленина заключался в том, что он постоянно совершенствовал структуру правительства.

Большевики испытывали страшный кадровый голод. Ведь профессиональный революционер и профессиональный управленец — две разные специальности. Готовить сотрудников Совнаркома и наркоматов было негде и некогда, и Ленину, как мне рассказывали, приходилось тратить колоссальное количество времени, чтобы разъяснить большинству членов правительства и сотрудников аппарата их задачи. Взгляните на его опубликованные записки товарищам по руководству. Он же по пунктам расписывает им, что и как нужно делать.

— Но если Ленин сам следил за всеми мелочами, то у него не оставалось времени для серьезной работы?

— Время он экономил постоянно. Помещения в Кремле, где жил и работал Ленин, все шли сплошной анфиладой. Из библиотеки дверь вела в его квартиру, из квартиры — в кабинет, из кабинета — в приемную, из приемной — в зал заседаний. Он не тратил ни одной лишней минуты на хождение по Кремлю.

И потому же он совершенствовал структуру аппарата и систему принятия решений. Если вопрос, скажем, одного ведомства не требовал согласований с другими наркоматами, он подписывал решение Совнаркома сам, ни с кем не советуясь. Для согласования мелких, но требующих быстрого решения вопросов был создан Малый Совнарком, или "вермишельная комиссия", как его называл сам Ленин. В дальнейшем она много раз меняла свое название, но продолжала существовать. Теперь она снова называется комиссией по оперативным вопросам.

Для крупных вопросов, которые не могли ждать, Ленин ввел голосование вкруговую. Особый человек с пачкой проектов решений Совнаркома объезжал всех его членов, которые писали на проектах — "за" или "против". В Совнаркоме голосование вкруговую вышло из употребления при Молотове, но в Политбюро практиковалось до последнего дня его существования. Товарищ, который занимался этим при Ленине, рассказывал мне, что, когда он приезжал к Троцкому, тот спрашивал: "А как голосовал Ленин?" И если Ленин был "за", Троцкий чаще всего писал "против".

— И как поступал в таких случаях Ленин?

— Он поручал управляющему делами Совнаркома Бонч-Бруевичу обзвонить всех голосовавших и еще раз спросить их мнение. Или делал это сам, перетягивая на свою сторону колеблющихся. Если Троцкий после такого опроса оказывался в одиночестве, Ленин подписывал это решение. Если единства добиться не удавалось, Ленин говорил: "Ну что ж, давайте поспорим!", и вопрос выносили на заседание Совнаркома. Но он всегда старался добиться единогласного решения.

Вкруговую он голосовал обязательно первым, чтобы члены Совнаркома поняли, чего он хочет. А если вопрос выносили на Совнарком, ему не удавалось убедить товарищей и спор заходил слишком далеко, то Ленин просто грозился выйти из ЦК и правительства. И добивался своего.

— Но ведь обилие заседаний должно было породить еще больший дефицит времени...

— Как рассказывал зампред Совнаркома Ян Эрнестович Рудзутак, Ленин во время заседаний слушал выступающих и одновременно обменивался записками с другими членами Совнаркома как по обсуждавшемуся, так и по другим вопросам. И он был очень строг в вопросах регламента. Все выступающие были обязаны укладываться в отведенное для них время. Рудзутак говорил, что Ленин был абсолютно нетерпим к тем, кто опаздывал на заседания. И предлагал их строго наказывать.

— Каким образом? Отлучать от кремлевской столовой?

— Ну, на самом деле дальше обещаний наказывать опоздавших дело не заходило. А кремлевский продовольственный паек тогда не имел такого большого значения, как в более поздние времена. В начале существования советской власти столовая Совнаркома на Воздвиженке не слишком отличалась от обычных. Разница была лишь в том, что там без ограничения давали квашеную капусту и квас. А с собой на ужин — булку и кусок колбасы. Распределителем продуктов она стала гораздо позже. Когда я в 1930 году пришел работать в Совнарком, в ней обедали всего около сотни человек.

— А когда вы уходили?

— В 1990 году прикрепленных было больше четырех тысяч. Настолько разросся аппарат. А при Ленине все органы управления страной — СНК РСФСР, СНК СССР и ВЦИК — размещались в одном здании, Казаковском корпусе. Ленин считал, что чем меньше аппарат, тем легче его контролировать. Он требовал, чтобы его замы и управделами не меньше двух третей своего рабочего времени уделяли контролю за исполнением решений. По его заданию была разработана контрольная карточка. В ней печатался текст решения Совнаркома, ответственные за его исполнение и сроки исполнения. Один экземпляр карточки оставался у ответственного за исполнение решения лица, а второй находился в контрольной группе, которая следила за сроками и докладывала руководству обо всех случаях их несоблюдения. Эта созданная Лениным система контроля существовала все время моей работы в Кремле. Полагаю, существует и сейчас.

Евгений Жирнов
«Коммерсантъ Власть», №15, стр.44, 18 апреля 2000

Tags: #4, 20-е, биографии и личности, большевики и кпсс, версии и прогнозы, воспоминания, деревня и село, диктатура и тоталитаризм, идеология и власть, интервью и репортаж, история, ленин, министерства, мифы и мистификации, мнения и аналитика, народ и элиты, нравы и мораль, общество и население, политика и политики, правители, правительство, рабочие и крестьяне, реформы и модернизация, социализм и коммунизм, ссср, троцкизм, управление, уровень жизни, факты и свидетели, чиновники и номенклатура, экономфинбиз, эпохи
Subscribe

Posts from This Journal “20-е” Tag

promo mamlas march 15, 2022 15:56 261
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments