mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Язык до Куева не доведёт, или Как наци_ПолУкр_овки меж собой грызются... / На чьей стороне Россия

Ещё Польша и Украина сегодня, в т.ч. языки, в т.ч. русский язык

Победа или поражение Варшавы?
Польша и Украина подписали декларацию о школах нацменьшинств / Славянское поле

Итак, две страны подписали декларацию, гарантирующую украинским полякам и польским украинцам взаимное право обучения на родном языке. ©

Ещё ревизионизм фашизма в Европе, в т.ч. Украина и Польша


___

Казалось бы, Польша достигла успеха, защитив своих заграничных соплеменников. Однако нашлись люди, раскритиковавшие данный договор, как «капитулянтский», резко невыгодный именно для поляков.

Как известно, 5 сентября Верховная Рада приняла закон «Об образовании», предусматривающий перевод учебного процесса на один язык – украинский. Данное решение вызвало бурное осуждение соседей, ведь в этом государстве проживает огромное количество представителей различных нацменьшинств. В частности, обеспокоенность в связи с нормами данного закона выразили в России, Венгрии, Румынии, Польше, Болгарии и Греции. 12 октября Парламентская ассамблея Совета Европы осудила языковые нормы закона, принятые без консультаций с представителями нацменьшинств. После этого киевские власти стали ощутимо «сдавать назад» – в частности, Петр Порошенко признал, что рекомендации ПАСЕ могут быть учтены в ходе дальнейшей работы над спорным нормативным актом.

Варшава сразу же начала оказывать давление на восточного соседа по этому вопросу. 23 октября министр культуры и национального наследия Польши Пётр Глиньский сообщил, что две страны заключат соглашение по обеспокоившей поляков теме.

«У меня хорошие новости. Вчера мы подписали двустороннюю декларацию. Изучение польского и обучение на родном языке будет проходить в польских школах Украины без изменений», – торжествующе заявила министр образования Польши Анна Залевска.

Её украинская коллега Лилия Гриневич признала: «Сегодня в Украине мы имеем пять школ с польским языком обучения. И в них на этапе базовой и старшей школы часть предметов уже сегодня преподается на государственном языке. И мы подчеркнули ещё раз в декларации наше обязательство перед представителями польского меньшинства, что их дети смогут учиться на родном языке во время получения полного общего среднего образования на всех этапах обучения – в начальной, базовой и старшей школе, с последовательным увеличением доли предметов на украинском языке».

Со своей стороны, украинские пропагандисты подают подписание этого соглашения, как крупный успех – ведь оно гарантирует право обучения на родном языке и проживающим в Польше выходцам с Украины. Но всё равно данное известие вызвало у украинских «патриотов» раздражение. «Одним словом, относительно Польши слив засчитан... Сейчас подтянутся Венгрия, Румыния и прочие бурято-алтайцы»… «С кацапами тоже подпишут?», – негодуют свидомиты.

Тут нужно иметь в виду, что количество желающих овладеть польским языком на Украине быстро увеличивается.

Например, черкасское издание «Вечірні Черкаси» приводит слова начальницы районного отдела образования Ларисы Коваль. «Раньше польский учили только в городской школе №2. С нового года будут изучать в санаторной школе-интернате и Корсунской школе. Спрос на этот язык постоянно растёт», – отмечает Коваль. По её словам, многие выпускники поступают учиться в польские вузы. Сначала в городе думали пригласить в район польского волонтера, однако не сложилось – поэтому принялись искать учителей на месте. В свою очередь, директор школы №2 в городе Тальное Тарас Солошенко говорит, что в прошлом году решили попробовать: ввели польский язык как факультатив для 5–6 классов. В городе начался мгновенный ажиотаж, желающих учиться оказалось больше, чем ожидали. Директор учебно-научного института Украинской филологии Черкасского национального университета Игорь Погребной подтверждает высокий спрос на польский язык: «Насколько я знаю, в этом году наш университет набрал большое количество студентов именно на этот предмет». Бывший начальник отдела образования Тальновского района Владимир Синегуб считает, что учить польский заставляет сама жизнь. «Спрос рождает предложение. Со временем польский может заменить русский. Русский язык сейчас доминирует в повседневной жизни, на радио, на телевидении, в интернете. Но если взять количество студентов – это небо и земля. В России сейчас никто не учится, а в Польше полно наших студентов. Так что всё может быть».

Политолог, заместитель главного редактора аналитического портала RuBaltic.ru Андрей Стариков сказал «Столетию», что в данном случае украинские верхи оказались меж двух огней. «С одной стороны, европейское сообщество, рассказывающее что-то о правах национальных меньшинств, в частности, о праве получения образования на родном языке; с другой – радикальный электорат внутри страны, зараженный бандеровской идеологией и требующий продолжения украинизации. Утверждённая под их давлением в сентябре новая редакция закона "Об образовании" встретила острую реакцию со стороны соседей Украины.

"Вонзённый в спину нож", – так оценил официальный Будапешт киевское законотворчество. К венгерскому недовольству присоседились Румыния, Молдавия и Польша. Последняя призвала Украину к консультациям относительно языка обучения польского меньшинства. Стороны пришли к компромиссу, подписав соответствующее соглашения между министерствами образования».

По словам Андрея Старикова, хотя реакция Венгрии в этом вопросе была самой острой (официальный Будапешт пообещал блокировать любые евроустремления страны победившего «майдана») отношения с Варшавой для киевский властей представляют куда большую ценность.

«Несмотря на растущее недовольство исторической политикой постмайданных правящих, Польша (наряду с Литвой) пока ещё выступает главным адвокатом Украины в Европейском союзе. Усугублять имеющиеся противоречия с Варшавой, которая действительно способна сгубить украинскую "евроинтеграцию", Киев попросту побоялся. Кроме того в Польше находятся до двух миллионов украинских заробитчан, чьи права, в том числе языковые, тоже надо обеспечивать: как-никак это серьезная группа избирателей. Наступление на польский язык внутри Украины ставит этих людей под удар со стороны радикально настроенных поляков, ведёт к росту антиукраинских настроений в Польше. При этом логика внутриполитического процесса на Украине вынуждает киевские власти и дальше культивировать бандеровскую идеологию, и дальше украинизировать все и вся вокруг себя. Продолжение этой линии – одно из условия сохранения у власти президента Порошенко и его команды. Поэтому в ближайшей перспективе мы сможем наблюдать серию подобных двусторонних соглашений между Украиной и её соседями, наиболее резко осуждающими новый закон "Об образовании". И в конечном итоге жертвой этого закона останется русскоязычное меньшинство, против которого он собственно и направлен», – предполагает Стариков.

Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков сказал автору этих строк, что возможно, Киев хочет сохранить хотя бы какие-то «лучи света» в отношениях с Варшавой накануне визита на Украину польского президента Анджея Дуды, намеченного на декабрь. «Нельзя сказать, что с польской стороны тоже не было сигналов о желании прервать нисходящий тренд в двусторонних отношениях. Отметим хотя бы вышедшую несколько недель назад статью в издании Rzeczpospolita, где глава МИД Польши Витольд Ващиковский говорил о стремлении к партнерству с Украиной, или телефонные переговоры Дуды и Порошенко в сентябре 2017 года о возможности активизации сотрудничества в сфере обороны и безопасности (на фоне российско-белорусских учений "Запад-2017"). Сейчас у Киева и Варшавы добавилось поводов для охлаждения (вспомним заявления того же Ващиковского по итогам визита во Львов). Тем не менее, чтобы Киев решился отыграть назад "языковые договоренности" с Польшей, отношения между двумя государствами должны войти в куда более серьёзный кризис», – предполагает Нейжмаков.

Впрочем, не все мнения на сей счёт одинаково однозначны. Политический обозреватель ИА REGNUM Станислав Стремидловский сказал «Столетию», что, напротив, это Киеву удалось навязать своё решение Варшаве. Стремидловский цитирует слова известного польского политолога Анджея Запаловского: «На 150 тысяч польского меньшинства на Украине у нас есть четыре школы (при аналогичном количестве венгры и румыны имеют более ста). Это показывает общее поражение польской восточной политики». «Киев добился того, что Варшава отказалась присоединиться к коалиции Будапешта – Бухареста, которые разговаривали с украинскими властями куда более суровым голосом. Если вспомнить действия Венгрии, то она пригрозила Украине блокировать её инициативы в Евросоюзе.

Кстати, такую решимость Будапешта оценили польские кресовяне (обитатели бывших польских "восточных кресов", ныне находящихся на Украине), воспринявшие на этом фоне вялые и примирительные жесты МИДа Польши, как недопустимую слабость.

При этом в самой Польше наплыв украинских трудовых мигрантов начинает менять окружающую среду, украинский язык постепенно интегрируется в общественное пространство. Так, в ряде городов дискутируется вопрос о добавлении украинского языка к языкам транспортной инфраструктуры, например, автоматам по продажам билетов», – подчёркивает Стремидловский.

Действительно, украинцев сейчас в Польше очень много. Недавно бизнесмен Евгений Черняк, вернувшись в «незалежную» из соседнего государства, выплеснул свои впечатления в местной прессе: «В Польше огромное, подавляющее, шокирующее количество украинских заробитчан! В любом ресторане, такси, магазине, офисе, гостинице… Разговаривал со многими, говорят украинских работников ценят. Они неприхотливы, профессиональны, работают за деньги гораздо меньшие, чем любой поляк. Для них местные власти тут же придумали разрешающие работу документы, даже налоги уже многие платят в Польше. Перевозят за собой семьи, детей отдают тут на обучение в польские школы».

По подсчетам Черняка, только за последние несколько лет в Польшу перебралось порядка 5–6 миллионов украинцев. Более скромные цифры приводит директор отдела стратегии Warsaw Enterprise Institute и советник компаний польского оборонпрома Анджей Талага. Он пишет в Rzeczpospolita, что в этом году в Польше находятся 1,2 миллиона украинцев, которые приехали в поисках работы, и значительная часть из них может остаться в государстве. Ещё в прошлом году стали появляться сообщения о том, что в польских школах появляются классы, где образование ведётся на украинском языке. В данном отношении мнение Стремидловского о том, что заключённый договор более выгоден для Украины, нежели для Польши, представляется не лишённым оснований.

Стоит напомнить, что украинцы едут в страну, собственное трудоспособное население которой само, в значительной степени, выехало работать в Западную Европу (где пресловутый «польский сантехник» стал уже фактически мемом). То есть украинцы заполняют собой образовывающийся в Польше вакуум.

И поляки уже начинают по этому поводу всерьёз тревожиться – ведь едут к ним, в значительной степени, люди, подверженные неприемлемой для поляков идеологии. «Драма заключается в том, что из-за фискальных притеснений поляки изгоняются из Польши, а на их место зазывают дешёвых работников, в том числе из Украины. Делается это для того, чтобы сохранить систему, которая служит политически привилегированным группам интересов. Они все это рассматривают не с точки зрения интересов Польши, только с точки зрения своих собственных», – сокрушается польский оппозиционный политик Павел Кукиз.

«Чтобы говорить об ассимиляционной политике, нужно начать с введения закона, запрещающего пропаганду бандеровщины. Нет возможности, чтобы в Польше ассимилировались люди, которые почитают тех, которые убивали поляков», – подчёркивает Кукиз.

И с этой точки зрения заключённое двумя странами соглашение о школах нацменьшинств, позволяющее украинцам в Польше учиться на родном языке, разумеется, не может не тревожить польских патриотов.


___

Доскакались…
Между Украиной и Польшей разворачивается самая настоящая холодная война / Славянское поле

Вчерашние союзники готовы вцепиться друг другу в горло из-за Бандеры, истории Львова и пьяных выходок украинских гастарбайтеров. Риторика официальной Варшавы в адрес киевских партнеров становится все более жесткой, а украинские чиновники в отношениях с западным соседом опустились до низкопробных провокаций. ©

Конфликт между Украиной и Польшей перешел в открытую стадию, после того, как министр иностранных дел последней Витольд Ващиковский заявил, что его страна запретит въезд на свою территорию украинским поклонникам дивизии СС «Галичина». Причем, из контекста сказанного было понятно, что речь идет не только о конкретной части ваффен СС, но и обо всем украинском коллаборационистском движении. Ситуация сразу же стала очень сложной. Ведь героизация нацистских преступников превратилась за последние три года в неотъемлемую часть государственной политики «Незалежной». Поэтому, по большому счету, Варшава имеет полное моральное право объявить нежелательными персонами всех современных руководителей Украины, включая Петра Порошенко, Владимира Гройсмана и Андрея Парубия.

Украинские власти не нашли ничего лучшего, как ответить на заявление Ващиковского подленькой провокацией. Глава польского МИД как раз прибыл на Украину. И во Львове его потащили в музей «Тюрьма на Лонцкого», директор которого Руслан Забелин демонстративно обвинил Польшу в оккупации Львова в 1918 году. На такой скандальный шаг украинский культурный деятель пошел явно не самостоятельно. За несанкционированную провокацию в присутствии высокого европейского гостя в условиях тоталитарного украинского государства его бы никто по голове не погладил. «Поставить на место» поляка, загнав его в дипломатическую ловушку, явно готовились заранее. Продолжи глава варшавского внешнеполитического ведомства из вежливости участие в украинской программе – он бы тем самым фактически признал правоту «принимающей стороны». Поэтому Ващиковскому пришлось пойти на нестандартный шаг – развернуться на входе и отказаться заходить в музей.

Конечно, оправдывать действия польского режима 1918 – 1921 годов нельзя (нападение на только что подарившую Польше независимость Советскую Россию было актом черной неблагодарности).

Однако дело в том, что апологеты современного украинства и его идейные предки – петлюровцы, никакого отношения к Львову не имели и не имеют, и, соответственно, не им сегодня рассуждать о его «оккупации» поляками.

Дело в том, что состоянием на 1900 год более 75% населения Львова составляли польскоязычные поляки и евреи, более 12% – германцы и только около 9% – те, кого лишь с большой натяжкой можно назвать украинцами – львовские русины. С международно-правовой точки зрения город около ста лет принадлежал австрийской короне. В провинции же на Галичине преобладало русинское население, которое вплоть до конца XIX – начала XX вв. идентифицировало себя с русскими, за что было подвергнуто австрияками жесточайшим репрессиям.

В общем, судьба Львова была дискуссионным вопросом российско-польско-австрийских отношений, но не может быть поводом для хамских шагов со стороны существующего киевского режима. Тем более, даже если какие-то спорных ситуации и возникают в ходе дипломатических контактов, то во время дружеских визитов ими никого попрекать не принято.

Кем примерно была санкционирована сама провокация – догадаться не сложно. «Тюрьма на Лонцкого» – любимое детище директора Украинского института национальной памяти Владимира Вятровича (он даже является по сей день членом наблюдательного совета этого странного заведения культуры). Учитывая, что после начала скандала Вятрович никак не был наказан лидерами киевского режима, то «ловушку» для поляка придумал либо директор института нацпамяти, а потом утвердил ее в администрации Порошенко, либо президент Украины сам решил «показать зубы» в отношениях с Варшавой, которая в последнее время позволяла себе целый ряд вольностей по отношению к «Незалежной».

Вятрович – это маргинал, персонаж, глубоко презираемый в академическом сообществе не только Украины и России, но и западных стран. Уважаемые историки неоднократно называли его нацистским пропагандистом, аферистом, манипулятором и фальсификатором. В любой уважающей себя стране только за знаменитую попытку проиллюстрировать историю украинского голода начала 1930-х фотографиями, сделанными в США в период Великой Депрессии (скандал в Севастополе в 2009 году), человек с историческим образованием пожизненно бы лишился права в принципе работать по специальности. Однако в реалиях современной Украине, Вятрович как раз и ценен полным отсутствием принципов и совести.

Как в свое время Адольф Гитлер, Петр Порошенко окружает себя историками, которые, имея формальный статус, готовы ради должностей и денег на доказывание любого антинаучного бреда.

И теперь Вятровичу, похоже, поставили задачу вымарать из истории Украины не только все русское, но и пресечь любые территорально-идеологические претензии со стороны Польши и Венгрии.

Правда, поручая подобные задачи деятелям вроде Вятровича и его подчиненных, лидеры киевского режима должны были предвидеть, что действовать те будут очень топорно.

Нужно сказать, что отношения Варшавы и Киева и так уже несколько лет отнюдь не безоблачны. Польшу давно раздражали попытки украинской стороны героизировать нацистских преступников, вырезавших в 1943 году десятки тысяч поляков на Волыни. Не нравились официальной Варшаве самовольно устанавливаемые украинскими эмиссарами памятники гитлеровским коллаборационистам на польской территории. Коробило потомков гордых шляхтичей саботирование украинскими властями мероприятий по поиску останков жертв Волынской резни и увековечиванию их памяти. Не прибавляло теплых чувств к соседям и фривольное поведение на польской территории многочисленных мигрантов с Западной Украины, склонных к асоциальному и противоправному поведению (чего стоят только последние скандалы с групповым убийством, принудительными обысками украинцев в магазинах и пьяным вождением). Однако официальная Варшава надеялась исправить ситуацию при помощи «европейского пряника», рассчитывая на то, что получив безвиз и некоторые другие бонусы, украинские власти образумятся и откажутся от бандеровской идеологии. Но не тут-то было...

В виду многочисленных откровенно нацистских заявлений со стороны украинских чиновников, Варшава перешла к более жестким воспитательным мерам. В этом контексте нужно рассматривать и слова Ващиковского о запрете посещения Польши фанатами СС «Галичина». Кстати, попытками оправдать действия эсэсовцев из числа жителей Западной Украины известен именно Владимир Вятрович лично, открыто выступивший в поддержку дивизии ваффен СС «Галиция» в 2014 году.

Нужно отметить, что слова руководства польского внешнеполитического ведомства об украинских сторонниках СС носили изначально достаточно общий, неконкретный и обезличенный характер. Однако вскоре после провокации во Львове в польском издании Dziennik Gazeta Prawna появилась информация о том, что въезд в Польшу официально запрещен именно Владимиру Вятровичу.

Более того, по словам польских журналистов, Варшава составляет целый список украинских политиков и государственных деятелей, для которых собирается закрыть свою границу.

Поляки действуют по-иезуитски – обнародовать реестр «полонофобов» полностью они не собираются. Каждого конкретного персонажа будут с позором разворачивать при попытке пересечения границы.

Реакция Владимира Вятровича была откровенно истеричной. Он заявил, что «Польша зазвучала в унисон с авторитарной Россией» и обвинил Варшаву в том, что она «прославляет чекистов» (речь идет об увековечивании памяти воинов, защищавших польские населенные пункты от гитлеровцев и их украинских пособников).

На фоне ряда русофобских заявлений, сделанных в последнее время официальной Варшавой, риторика Вятровича прозвучала откровенно анекдотично. Однако для внутриукраинских потребителей информации получающих ее сегодня из телевизора и с пропагандистских ресурсов, подконтрольных Порошенко и его приближенным – вполне убедительны.

Несмотря на то, что ситуация становилась все менее и менее контролируемой, киевский режим даже не попытался сделать каких-то реальных шагов навстречу своим бывшим друзьям и партнерам.

Руководство министерства образования и науки Украины официально выступило с заявлениями в поддержку Вятровича. А Порошенко не придумал ничего лучшего, как потребовать собрать консультационный комитет президентов двух стран. На данном этапе всплыл еще один вероятный «подводный камень» конфликта. Возможно, какой-то «гений» из числа представителей украинской власти додумался до того, что провоцирование противостояния позволит повысить статус Киева в диалоге с Варшавой, сделает общение более интенсивным и привлечет внимание мировой общественности к украинским проблемам. В общем, все как басне: «Ай, Моська! Знать она сильна, что лает на Слона!»... Если это действительно так, то данный хитрый план не принес пока никаких результатов.

Заместитель министра иностранных дел Польши Бартош Чичкочи заявил, что украинские националисты до сих пор не расплатились за свои преступления.

Польский сенатор Ян Жарин назвал Украину «варваром» и угрожающе сказал, что «дружба» Киева и Варшавы будет все более отдаленной.

Глава МИД Польши Витольд Ващиковский в дополнение ко всему ранее сказанному пообещал, что его страна никогда не поставит знак равенства между Армией Крайовой и УПА (запрещена в РФ), уничтожавшей мирное население. Развивая свою мысль, Ващиковский презрительно подчеркнул, что Варшава еще пока «терпима» к Киеву, в то время как «другие европейские страны, такие как Венгрия и Румыния, уже начинают действовать против интересов Украины».

Даже самый мягкий представитель польского политикума – президент Анджей Дуда, обычно вступающий в дело, когда польское правое правительство нужно «помирить» с иностранными партнерами, в этот раз высказался неожиданно резко, заявив в эфире Радио Плюс, что отношения между государствами не могут строиться на лжи, отрицании трагической истории и клевете. И дал понять, что Варшава не будет терпеть ситуацию, когда высокопоставленные представители «одной страны» ведут себя неприемлемо и не поддерживают добрососедские отношения. Как говорится, доскакались...

По словам директора Института анализа и менеджмента политики Руслана Бортника, Польша из адвоката Украины превращается в ее прокурора.

Объективно, главная причина тому – глубинный конфликт, заложенный еще в период Евромайдана. Идеология пещерного национализма по определению не может служить базой для сколько-либо гармоничного развития страны и не вписывается в модель «европеизма», провозглашенную в ноябре 2013 года первыми «майдановцами». Но представители «проевропейского среднего класса» и киевские хипстеры не были морально готовы драться с «Беркутом», а потом воевать с Донбассом. Да и для того, чтобы вырваться из общерусского культурно-исторического пространства, нужно было аккумулировать достаточно много ненависти, основой для чего и послужил националистический дискурс.

Польские либералы, находившиеся при власти ранее, со скрипом терпели нацистствующих соседей из-за давления со стороны США. Однако пришедшие им на смену правые сами активно используют национал-популистскую риторику, которая с украинским нацизмом оказалась несовместима. В ответ на героизацию УПА сначала польские общественники, а потом – и дипломаты с чиновниками заговорили о том, что Львов – это польский город. И самое забавное при этом, что в самом Львове, предложи его жителям сегодня перспективу перехода под власть Варшавы, многие бы призадумались. В отличие от галицийской провинции, где сегодня всем заправляют откровенные наци из партии «Свобода» и правых флангов «Блока Порошенко» и «Батькивщины» Юлии Тимошенко, в крупнейшем городе Западной Украины сильны «паневропейские» настроения... В случае ослабления «центра» это может привести к непредсказуемым последствиям. И официальный Киев этот факт радовать не может, но сменить риторику и начать спокойно договариваться с поляками он уже не способен. Радикалы на Украине слишком сильны, а их влияние на государственную идеологию – критично.

Киевский политикум разделился разве что в оценке «участия» России в конфликте. Одна половина – кричит, что Москва намеренно поссорила старых друзей. Другая – что Польша создала антиукраинский альянс с РФ.

Доказывать, что России в данном случае категорически не по дороге с обеими сторонами конфликта кому-либо на Украине – бесполезно.

То, что происходит в отношениях между Киевом и Варшавой – характерный пример, куда может завести страны заигрывание с демонами национализма на государственном уровне.

Нам в данной ситуации остается лишь, как любят писать в Интернете, – «запасаться поп-корном и наблюдать занимательное кино»...

Владимир Веретенников / Святослав Князев
специально для «Столетия», 15-21 ноября 2017

Tags: 20-е, 20-й век, австро-венгрия, агитпроп и пиар, агрессия, бывший ссср, версии и прогнозы, внешняя политика и мид, вов и вмв, высшая школа, геноцид, геополитика и территории, города и сёла, двойные стандарты, деградация, демография и социология, диктатура и тоталитаризм, европа, законы и конституция, запад, идентификация, идеология и власть, информационные войны, история, коллаборационизм, ложь и правда, менталитет, миграция и беженцы, мнения и аналитика, молодёжь, народы, национализм, образование и воспитание, общество и население, оккупация и интервенция, поколения, политика и политики, польша, провокации, противостояние, ревизионизм, репрессии и цензура, россия, русофобия и антисоветизм, русские и славяне, русский мир, символы, скандалы и сенсации, соотечественники, студенты, украина, фальсификации и мошенничества, фашизм и нацизм, школа, шовинизм и ксенофобия, языки
Subscribe

Posts from This Journal “шовинизм и ксенофобия” Tag

promo mamlas march 15, 2022 15:56 294
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments