mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Category:

Фанар офонарел, или Русскому миру ожидаемо отказано в православном единстве? / «Адское православие»

Ещё неофашизм на Украине, в т.ч. религии, в т.ч. Ватикан и Фанар

Почему патриарх Кирилл остался без обеда в Стамбуле
Еще не вечер / Сюжет «Религиозные конфликты на Украине»

Комментировать церковную политику порой бывает сложнее, чем жизнь спецслужб — об «их шпионах» и «наших разведчиках» мы знаем все-таки больше. ©

Ещё Православие и экуменизм здесь и здесь, в т.ч. Геополитика и конспирология ВВС


Патриархи Кирилл и Варфоломей / Фото: Игорь Палкин

В этом смысле краткосрочный визит патриарха Московского и всея Руси Кирилла в сопровождении председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополита Илариона в Стамбул на переговоры с главой Константинопольского патриархата патриархом Варфоломеем произвел двойственное впечатление. С одной стороны, сказано было слишком мало. С другой, определенные заявления прозвучали и знаки были проявлены.

Обратимся к официальным сообщениям службы коммуникации ОВЦС:

«31 августа 2018 года святейший патриарх Московский и всея Руси Кирилл прибыл в Стамбул. В аэропорту «Ататюрк» предстоятеля Русской православной церкви встречали митрополит Сасимский Геннадий (Константинопольский патриархат) и генеральный консул России в Стамбуле А.Л. Подъёлышев. Предстоятель РПЦ посетил Константинопольскую патриархию, где в сопровождении митрополитов Галльского Эммануила и Смирнского Варфоломея, а также председателя ОВЦС митрополита Волоколамского Илариона и заместителя председателя ОВЦС протоиерея Николая Балашова поклонился святыням патриаршего собора во имя святого великомученика Георгия». Греческая пресса добавляет подробностей. «Исторический визит» патриарха Московского проходил в условиях «драконовских мер безопасности». Около 20 украинцев в традиционных вышиванках, которые поддерживают создание «единой поместной Церкви» на Украине, попытались собраться у резиденции патриарха Варфоломея, однако полиция остановила их на расстоянии примерно 50 метров от входа. В 9:50 патриарх Кирилл прибыл в квартал Фанар. Он вошел в храм святого великомученика Георгия, где поклонился иконам. Сразу после этого он проследовал в тронный зал, где вместе с патриархом Варфоломеем выступил с заявлением.


Патриарх Кирилл / Фото: свящ. Игорь Палкин

Теперь о том, что говорила в этот день российская делегация (цитируем по сообщениям пресс-службы патриарха Московского, службы коммуникации ОВЦС и РИА Новости). Перед началом переговоров предстоятель РПЦ отметил, что «никогда мы не сделали ничего, что могло бы повредить вселенскому Православию», и напомнил, обращаясь к константинопольскому патриарху, что хранит «теплые воспоминания о всех наших встречах, начиная с 1977 года». После встречи в узком составе, которая продлилась два с половиной часа, Кирилл сказал, что с предстоятелем Константинопольской церкви они не виделись в течение двух лет — предыдущая встреча состоялась в январе 2016 года в Швейцарии. «Многое за это время произошло в жизни наших Церквей, и ситуация в мире очень поменялась. Поэтому мы в конфиденциальном режиме это обсудили — в таком, хорошем смысле слова, не то что это «тайны за семью печатями», а в том смысле, что это был разговор между двумя братьями», — сказал московский патриарх. И далее: «Мы обсуждали то, что, может быть, следует предпринять в тот период, которые некоторые называют «периодом нашей истории после Крита».

Речь идет о Всеправославном совещании (Синаксе), которое летом 2016 года прошло на Крите и было созвано Константинопольским патриархатом. Несмотря на активность в подготовительном процессе, Московский патриархат на последнем этапе отказался участвовать в работе Синакса, наряду с Антиохийским, Болгарским и Грузинским патриархатами. По мнению ряда наблюдателей, это высветило проблему обозначения в православном мире двух «центров» — московского и константинопольского на фоне неопределившегося баланса сил. Сегодня становится понятно, что ни один из «центров» не может самостоятельно продавить свою точку зрения ради консенсуса Православных церквей. Вместе с тем, в настоящее время инициатива на стороне Фанара. Актуализировав в апреле сего года украинский вопрос, патриарх Варфоломей вынудил Московский патриарх вступить в диалог с ним на своей территории. «Мы рады, что сегодняшний визит святейшего патриарха Кирилла совпадает с заседанием Священного синода (Константинопольского патриархата — С.С.), так что здесь в полном составе присутствуют члены Священного синода… В последний раз такое собрание состоялось в 2015 году», — отметил в приветственном слове Варфоломей. Это намек на то, что просто кулуарных договоренностей не будет, и любой член синода Константинопольского патриархата может внести в повестку дня свои вопросы.


Встреча Предстоятелей Константинопольской и Русской Православных Церквей / Фото: свящ. Игорь Палкин

По итогам переговоров митрополит Иларион заметил: «Конечно, и у Константинопольской церкви, и у РПЦ есть своя позиция по различным вопросам. Эту позицию мы никогда не скрывали, она опубликована. Константинопольский патриархат также публиковал свою позицию. То есть ничего принципиально нового мы, наверное, друг другу сказать не могли. Но очень важно, что эта встреча дала возможность обменяться информацией, что называется, сверить часы». Для Московского патриархата принципиальным является украинский вопрос. В этой связи обратимся к заявлениям константинопольской стороны. Турецкая пресса цитирует присутствовавшего на встрече митрополита Галльского Эммануила, который сообщил, что «с целью решить вопрос с Украинской православной церковью мы проводим встречи и переговоры почти со всеми Православными церквями. Мы выступаем с призывом начать широкий диалог. На Украине мы пытаемся объединить три разделенные Церкви. В этом диалоге особое место занимает и РПЦ, мы желаем сохранения единства. Существующий 25 лет раскол должен быть преодолен. С этой целью мы провели переговоры с РПЦ». Из чего можно сделать вывод, что после преодоления раскола объединенное украинское православие лишится чуть ли не последнего препятствия для предоставления этой единой Церкви автокефалии. Интересно и то, что в кратком и малоинформативном пресс-релизе Константинопольского патриархата по итогам встречи Варфоломей именуется «святейшим патриархом», а Кирилл — менее почетным «блаженнейшим».

В этом контексте, похоже, становится понятным, почему российская делегация не осталась на запланированный в квартале Фанар обед, хотя батюшки любят за трапезой обсудить различные свои дела и знают толк в хорошей и вкусной еде, и сразу же отправилась в аэропорт — до праздничного банкета очень далеко, еще не вечер.
_______


Патриарх Константинопольский Варфоломей / Коллаж: Иван Шилов

Фанар официально отказал Москве в праве на украинское православие
Но и Киевский патриархат тоже может не получить автокефалию

Константинопольский патриарх Варфоломей выступил на открытии заседания Священного синода. Отдельные тезисы его речи опубликованы на официальном сайте Украинской православной церкви Константинопольского патриархата в США. Выступление Варфоломея прозвучало спустя несколько дней после того, как он принимал в Стамбуле своего коллегу, патриарха Московского и всея Руси Кирилла. На сайте Русской православной церкви релиз об этом событии был озаглавлен так: «Состоялась братская встреча предстоятелей Константинопольской и Русской православных церквей». Но братья бывают разными — история Авеля и Каина тому пример.

Два патриарха не особо уточняли повестку диалога. Однако было понятно, что главный вопрос — украинский. Кто может быть опекуном украинского православия, готово ли оно отправиться в самостоятельное плавание или еще рано, как преодолеть его раскол и, наконец, какая Церковь или Церкви должны принимать основные решения. Фанар на всё это отвечает совершенно однозначно. «Как бы ни хотелось некоторым приукрасить ситуацию на Украине, история указывает на их ошибки и приводит неоспоримые аргументы, свидетельствующие о том, что возникновение сложностей и проблем на Украине не является ни недавним событием, ни чем-то, созданным Константинопольским патриархатом, — заявил Варфоломей. — Уже с начала XIV века, когда престол Киевской митрополии был перенесен без канонического разрешения Матери-Церкви в Москву, со стороны наших киевских братьев велись неустанные усилия по освобождению от церковного контроля московского центра. Поистине, неуступчивость Московского патриархата подчас способствовала многократным упразднениям и восстановлениям церковных епархий, неканоническим избраниям епископов, а также расколам, от которых до сих пор страдает благочестивый украинский народ».

Константинопольский патриарх указал на то, что, с точки зрения Фанара, «томос, провозглашающий Московский патриархат, не включал земли сегодняшней Киевской митрополии в юрисдикцию Москвы», равно как не было пересмотра прав Константинополя. При этом «неканоническое вмешательство Москвы время от времени в дела Киева» и отсутствие реакции на такое со стороны Константинопольского патриархата в былые годы «не оправдывают каких-либо церковных нарушений». Апеллируя ко дню сегодняшнему, ситуации с расколом украинского православия на три Церкви, две из которых являются непризнанными, Варфоломей заявляет: «В любом случае не может быть никаких сомнений, что усилия Русской церкви по решению этого вопроса провалились. Таким образом, поскольку Россия, как ответственная за нынешнюю болезненную ситуацию на Украине, не способна решить проблему, Константинопольский патриархат взял на себя инициативу в соответствии с полномочиями, предоставленными ему священными канонами и юрисдикционной ответственностью над епархией Киева, получив просьбу об этом от украинского правительства, а также повторяющиеся просьбы «патриарха» Киевского Филарета о нашем рассмотрении его дела».

Наконец, Фанар указывает и на то, что, по его мнению, «один только Константинопольский архиепископ имеет привилегию судить и разрешать конфликты епископов, духовенства и митрополитов других патриархатов». Намек многозначительный и с далеко идущими последствиями, поскольку из него всё же неясно, обладает ли Константинопольский патриархат исключительным правом единолично решать вопрос об автокефалии в отношении того или иного православного сообщества, желающего стать Церковью. Ряд патриархов ныне существующих Православных церквей, включая РПЦ, настаивают на том, что предоставление автокефалии может быть только соборным, делом консенсуса всего православного мира. Это важный нюанс для иерархии непризнанной Украинской православной церкви Киевского патриархата, одного из инициаторов процесса создания Единой поместной православной церкви на Украине. Фанар может разыграть здесь ситуацию в свою пользу, «пойдя на уступки» Московскому патриархату в постановке барьеров перед УПЦ КП и украинских политиков, желающих видеть в роли ЕППЦ именно Киевский патриархат, с тем, чтобы «восстановить» Киевскую митрополию Константинопольского патриархата. Пусть она будет на первых порах немногочисленной и маловлиятельной. Фанару ничего не стоит со временем, дождавшись, когда проблема не желающего подчиняться ему 89-летнего патриарха Филарета, возглавляющего УПЦ КП, решится «естественным путем», дать старт экспансионистской политике в отношении украинских архиереев непризнанных Церквей, переманив их на свою сторону.

Что в ответ может предпринять Русская православная церковь? Трудно сказать. Некоторые наблюдатели считают, что в этой ситуации ей нужны союзники. И не обязательно только в православном мире. За встречей патриархов Кирилла и Варфоломея внимательно наблюдала Католическая церковь. Характеризуя двух предстоятелей, известный итальянский богослов Пьеро Кода, среди прочего, отмечал их хорошие контакты с папой Римским Франциском и вспоминал состоявшуюся 7 июля в Бари молитвенную встречу понтифика и ближневосточных патриархов. Насколько нам известно, Ватикан тогда рассчитывал, что в этот город приедет и московский патриарх, тем более, как подчеркивал американский католический портал Crux, что «в некотором смысле происходившее в Бари было его идеей». Учитывая, что на молитвенную встречу прибыл и константинопольский патриарх, папа Франциск вполне мог выступить в тот момент инициатором переговоров между Кириллом и Варфоломеем по украинскому вопросу. Однако, как известно, Московский патриархат отправил в Италию председателя Отдела внешних церковных связей митрополита Илариона.

Конечно, нельзя исключать того, что Русская православная церковь сможет сама и по-братски решить проблему украинского православия с Константинопольским патриархатом. Правда, уверенности в этом остается всё меньше и меньше.
_______


Сжигание ведьм у замка Рейнштейн (близ г. Бланкенбург). 1555

На Украине рождается новое «адское православие»
Ему еще не хватает богословского обоснования, но это пока

Актуализировавшийся в апреле этого года вопрос создания Единой поместной православной церкви (ЕППЦ) на Украине еще предстоит вдумчиво осмыслить церковным историкам. Но это будет нескоро. Пока же сделаем некоторые предварительные выводы. Первый и главный из них заключается в том, что уже трудно не видеть рождения украинского «нового православия». И от этого «православия» отчетливо пахнет серой.

Дело не в автокефалии, за которую выступают иные церковные деятели. Сам по себе процесс обретения своего рода суверенитета той или иной Церковью еще не делает его инициаторов великими грешниками. Многие православные национальные Церкви проходили через периоды непризнания, напряженных отношений с «материнской» Церковью, взаимных проклятий и обвинений. Вопрос в том, ограничивалась ли эта борьба каноническим правом, когда полемика ведется о том, насколько соблюдены положения различных церковных Соборов, или градус повышался настолько, что оппонента расчеловечивали, прибегая к богословским аргументам. Первое известно, в конце концов, в XIX веке Константинопольскому патриархату пришлось после 17 лет отторжения признать существование Элладской православной церкви, а в XX веке точно так же Русская православная церковь после нескольких десятков лет отказа замечать примирилась с автокефалией Польской православной церкви. В обоих случаях при этом отношения «материнской» и «дочерней» Церквей в итоге наладились и являются довольно спокойными.

Но есть и прецеденты иного свойства. Великий раскол христианства 1054 года, вызвавший развод на православие и католицизм, раскол Католической церкви 1517 года, приведший к появлению протестантизма и кровавым религиозным войнам в Европе, в том же веке — раскол украинского православия на собственно православных и греко-католиков (униатов), раскол в XVII веке в Русской церкви, породивший феномен старообрядчества, появление в XX веке Русской православной церкви заграницей (и трудно сказать, преодолено ли до конца мировоззренческое расхождение между РПЦЗ и РПЦ даже после их объединения в XXI веке) — все это привело к ожесточению не только друг против друга, въевшейся неприязни одних христиан по отношению к другим, но и затронуло в ряде случаев третьи стороны. Так, протестантская ненависть в Европе к «папистам» во многом сформировала устойчивый «антикатолический комплекс» в среде русского православия, керосина в костер плеснули и униатские дела на Украине. А сегодня мы сталкиваемся с явлением, которое грозит поджечь православный мир, существующий в пределах пространства бывшей Российской империи и Советского Союза.


Василий Перов. Никита Пустосвят. Спор о вере. 1880—1881

Если бы история создания ЕППЦ на Украине удержалась в рамках лишь церковной риторики… Но этого не происходит. Напротив, отчетливо заметно, что церковные вопросы подчинены идеологии ненависти и шовинизма, которую исповедуют многие украинские политики, общественные деятели и, к сожалению, даже князья Церкви. В ситуации гражданской войны на востоке страны идет на Украине стигматизация не только России и ее граждан, вне зависимости от их национальности, но и симпатизирующих России украинских граждан, а в ряде случаев — и лояльных нынешнему киевскому режиму своих же граждан русского происхождения. Это диктует повестку и модель поведения Церквям, сделавшим ставку на майдан 2014 года. В контексте создания ЕППЦ в первую очередь можно говорить о непризнанной Украинской православной церкви Киевского патриархата. Иногда даже трудно понять, в каких случаях епископы этой Церкви следуют за злобой дня сего, в каких случаях они формируют ее. Плюс к тому — сильнейшее давление медийной среды, включая религиозные средства массовой информации, которые всё сильнее и сильнее радикализуют вопрос об автокефалии.

В этой ситуации создание «своей» Церкви на Украине становиться делом, все «враги» которого должны быть повержены. Прежде всего Украинская православная церковь Московского патриархата. Вот пример характерного суждения: «Соседним государством (где находится поминаемый в храмах УПЦ патриарх) у Украины подло аннексирован кусок территории — а батюшки УПЦ почти всегда нервно «бегают глазками» и заикаются, если у них спрашивают на камеру «Крым — чья территория?». На Украине четвертый год идет война, а иерархи на вопрос о том, что сейчас происходит на Донбассе, предпочитают рассуждать о том, что «и там, и здесь — наша паства, да и война вообще официально не объявлена». Даже полутона невозможны. Стоило открыто заявить о себе незначительной группе сторонников автокефалии из УПЦ МП, так называемой Среде открытого православия, предложившей обсудить проблему автокефалии сугубо с позиций церковного устройства будущей ЕППЦ, как тут же прозвучало предостережение о том, что их «заявление лишний раз спутывает карты». Было бы проще, если бы линия раздела оставалась четкой и незамутненной: с одной стороны «украинская Церковь», с другой — «московские попы».


Церковь. Украина / Коллаж: Иван Шилов

Да, уже имеющий место быть новый раскол украинского православия определяется сегодня скорее политическими маркерами, нежели религиозными. Однако это пока. Так ли много осталось времени до того, когда светские идеологические расхождения получат богословское обоснование, когда пытающуюся сохранить дистанцию от светской политики УПЦ МП начнут подводить под «анафему» и клеймить клир и паству «еретиками»? Всё движется в этом направлении. Не хочется так думать, но, похоже, до окончательного рождения на Украине этого «адского православия», пропитанного ненавистью к своим единоверцам с иными политическими взглядами, осталось совсем ничего.

Станислав Стремидловский
ИА «Regnum», 1-3 сентября 2018

Tags: РПЦ и церковь, агрессия, бывший ссср, ватикан и папа римский, версии и прогнозы, внешняя политика и мид, геополитика и территории, гражданская война, двойные стандарты, диктатура и тоталитаризм, дискуссии, единство, заговоры и конспирология, запад, западники и славянофилы, идентификация, идеология и власть, империализм, информационные войны, история, католики и Ко, коллаборационизм, колониализм, манипулирование, мировая политика, мировое правительство и глобализм, мнения и аналитика, мракобесие, народ и элиты, независимость и суверенитет, нонсенс, нравы и мораль, общество и население, оккупация и интервенция, патриархи, политика и политики, православие, противостояние, ревизионизм, религии, россия, русофобия и антисоветизм, русские и славяне, русский мир, секты и ордена, сепаратизм, современность, староверы и расколы, турция и византия, украина, факты и свидетели, фашизм и нацизм, христианство, шовинизм и ксенофобия, экуменизм, юриспруденция
Subscribe

Posts from This Journal “РПЦ и церковь” Tag

promo mamlas march 15, 2022 15:56 258
Buy for 30 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments