mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Category:

Враждебна ли Россия к русским? #23 Литва хочет уйти в историю?! #18 Свободу Константину Никулину!

Ещё репрессии и цензура в Прибалтике, в т.ч. Литва

Забытый солдат империи
Более 10 лет томится в литовской тюрьме гражданин РФ, бывший боец рижского ОМОНа / Россия и мир

В октябре 2018 года исполнилось тридцать лет со дня создания рижского отряда милиции особого назначения (ОМОНа). С этой датой напрямую связана трагическая судьбе одного из бойцов этого отряда – Константина Никулина (Михайлова). ©

Ещё русофобия Литвы, в т.ч. «Литва хочет уйти в историю?!», и ещё во «Враждебна ли Россия к русским?», в т.ч. Забытый омоновец


Константин Никулин (Михайлов) / Фото: Ирина Павлова

По приговору литовского суда он отбывает пожизненное заключение в Лукишской тюрьме в Вильнюсе и уже почти одиннадцать лет находится за решеткой. Забытого «солдата империи» бездоказательно обвиняют в участии в расстреле литовских таможенников 31 июля 1991 года на КПП Мядининкай.

История вильнюсского ОМОНа берёт свое начало в 1988-м – отряд был сформирован приказом министра внутренних дел СССР для борьбы с организованной преступностью и массовыми нарушениями общественного порядка. По национальному составу около половины его состава составляли литовцы. Однако к началу 1991 года, когда в Литве уже был решительно взят курс на выход из СССР, большинство бойцов вильнюсского ОМОНа решили сохранить верность Советскому Союзу. «Отряд, как и вся милиция – это люди, люди разных национальностей, разных убеждений. И то, что происходило в обществе, конечно, имело место и у нас. Часть работников ушла, потому что они были сторонниками независимости Литвы. Советскую платформу приняли почти две трети личного состава... Я с группой офицеров принял решение перевести отряд под союзное подчинение, потому что местные власти хотели нас использовать для подавления антинационалистических выступлений, которые начинали принимать массовый характер. И таким образом в ночь с 11 на 12 января мы захватили полностью базу отряда и стали работать под союзным подчинением», – вспоминал позднее бывший глава отряда, поляк по национальности Болеслав Макутынович.

В охваченной горячкой «цветной революции» Прибалтике у подразделения было много работы. «Мы брали под охрану государственные объекты СССР. Их пытались занять незаконные вооружённые формирования; мы деблокировали таможенные посты, которые росли, как грибы после дождя... На нашем счету было много разных операций, в частности операции по разоружению незаконных формирований. Мы их успешно проводили, причём не один раз, что, конечно, вызывало ярость у противоборствующей стороны. Ландсбергис (тогдашний председатель Верховного совета Литовской ССР, взявший курс на отделение – В.Е.) призывал население Литвы штурмовать нашу базу», – вспоминал Макутынович.

После событий августа 1991 года Вильнюсскому ОМОНу был предъявлен ультиматум со стороны литовского МВД: либо отряд разоружается и остаётся на территории республики, либо выводится в Россию и расформировывается.

Часть сотрудников осталась в Литве, группа из около 60 человек вылетела самолётом в Россию. Впоследствии новые власти Литвы выдвинули против бывших сотрудников ОМОНа Вильнюса и Риги обвинения «в борьбе против литовской государственности»: что они «захватили ряд гособъектов, нападали на таможенные посты, установленные властями Литвы и разоружали местную милицию (но, по взаимной устной договорённости, не причиняли им вреда – В.Е.)».

Самое серьёзное из обвинений было связано с нападением на таможенный пункт в населённом пункте Мядиникай на границе Литвы и Белоруссии в ночь на 31 июля 1991 года. Тогда там при неясных обстоятельствах были убиты семеро новоиспеченных литовских пограничников: Миндаугас Балавакас, Альгимантас Юозакас, Юозас Янонис, Альгирдас Казлаускас, Станисловас Орлавичюс, Антанас Мустейкис и Ричардас Рабавичюс. Единственный оставшийся в живых Томас Шярнас, получивший тяжелые ранения, рассказал (кстати, интервью он даёт крайне неохотно, утверждая, что ему «тяжело вспоминать» происшедшее), что увидел мужчину, который забежал в вагончик со стороны леса, услышал крики и серию выстрелов. Шярнас настаивает, что его товарищей «убили русские».

За убийство в Мядининкай пока сидит в тюрьме только один человек – Константин Михайлов (Никулин). В начале марта 2017 года Верховный суд Литвы признал законным приговор предыдущей инстанции о пожизненном заключении Константина. 51-летний гражданин Латвии (имеющий и российское гражданство) Михайлов во времена СССР служил в рижском ОМОНе. «Осуждённый был среди тех, кто совершил насильственные действия против должностных лиц», – утверждает судья Алоизас Круопис. Однако прямые доказательства тому, что ОМОН причастен к убийствам в Мядининкай, отсутствуют. Сам Константин Михайлов свою вину категорически отрицает. По его мнению, решение суда незаконно, так как ни один свидетель не дал показаний о его причастности к преступлению, а других фактических данных также нет.

Однако, литовская сторона твердо придерживается своей версии, ставшей для Вильнюса официальной: якобы глава рижского ОМОНа Чеслав Млынник приказал группе «Дельта-1», в которую входили Михайлов, а также Андрей Лактионов и Александр Рыжков, убить литовских таможенников. В прокуратуре Литвы считают, что «убийство восьмерых полицейских и таможенников на КПП в Мядининкай было совершено с целью вызвать смятение в таможенной службе государства, недавно провозгласившего независимость». Любая другая точка зрения на те события в Литве фактически приравнена к преступлению.

Ситуацию с «забытым солдатом погибшей империи» прокомментировал латвийский несистемный оппозиционный активист Владимир Линдерман: «Апелляционный суд Литвы оставил в силе приговор первой инстанции, вынесенный бывшему рижскому омоновцу Константину Никулину-Михайлову: пожизненное заключение. Более того, статья переквалифицирована из "убийства" в "преступление против человечности", что лишает защиту возможности оспорить приговор в связи с истечением срока давности.

Никулину вменяют убийство литовских таможенников и полицейских на таможенном пункте Мядининкай в 1991 г. Сам он свою вину не признал, доказательств в деле – ноль. Ажиотажа в мире тоже практически ноль. Ау, господин Лавров, ну хоть выскажетесь, что ли…

Никулин вообще-то гражданин России».

Владимир Линдерман решил заняться историей Никулина вплотную. По его словам, наибольшие подозрения в деле Мядининкай падают у него на литовских националистов. Линдерман напоминает, что убийство произошло в тот самый день, когда президенты Михаил Горбачев и Джордж Буш-старший подписали договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-I). «Националисты имели основания тревожиться, что СССР и США снова договорятся (вот уже договорились по вооружениям!), как это было после Второй мировой войны, и Литва не получит независимости. Логично в такой ситуации сыграть на обострение и выставить СССР государством-злодеем. По крайней мере, мотив у них был. Как бы то ни было, литовские власти сразу, не утруждая себя доказательствами, возложили вину на советское руководство, а исполнителем "назначили" рижский ОМОН. Впоследствии эта версия превратилась в Литве в идеологический догмат, не подлежащий сомнениям и оспариванию. В ночь с 30 на 31 июля рижские омоновцы, и Никулин в их числе, действительно находились в Литве. Приехали, чтобы получить новое оружие и амуницию. Ночевали на базе вильнюсского ОМОНа. И это, по сути, единственная "улика", каких-то более серьезных доказательств участия Никулина в расстреле в Мядининкае нет», – размышляет Владимир Линдерман.

Напротив, по его словам, есть веские сомнения, которые, согласно фундаментальным принципам права, должны толковаться в пользу обвиняемого. «Выживший Томас Шярнас не опознал Никулина. Более того, из показаний Шярнаса следует, что, по меньшей мере один из нападавших говорил по-литовски, а Никулин, как и другие рижские омоновцы, литовским не владеет. На месте нападения найдены гильзы, не соответствующие штатным боеприпасам ОМОНа», – напоминает Линдерман. Тем не менее, Никулин был арестован в конце 2007 года в Риге и передан Литве. В 2011 году Вильнюсский окружной суд приговорил его к пожизненному заключению за «убийство двух и более человек». Публицист отмечает: «Не говоря уже об отсутствии доказательств, приговор был незаконен и по чисто юридическим причинам. В 1991 году срок давности по статье "убийство" был десять лет. Потом его увеличили до пятнадцати лет, сейчас, согласно литовскому законодательству, он равен двадцати годам. В случаях, когда законы меняются, европейские правовые стандарты указывают: для применения должен быть выбран закон, наиболее благоприятный для обвиняемого. Срок давности по событиям июля 1991 года истек».

Именно понимая, что с таким приговором Никулина придется освобождать, суд второй инстанции в 2016 году переквалифицировал «убийство» в «преступление против человечности», не имеющее сроков давности. Как отмечает Линдерман, остается ещё надежда на Европейский суд по правам человека – благо, жалоба в ЕСПЧ подана и принята судом к рассмотрению. Есть ещё и некоторая надежда на Россию. «Существует такая практика, когда осужденного иностранца передают для отбытия наказания стране, гражданином которой он является. Для этого Генпрокуратура РФ должна сделать запрос Литве с соответствующим предложением. Поскольку Никулин – гражданин России, правовое основание для запроса есть. Литва может согласиться или не согласиться, это уже вопрос конкретных переговоров», – предполагает Владимир Линдерман.

Несколько месяцев назад депутат Сергей Шаргунов публично напомнил о судьбе бывшего бойца ОМОН на заседании Госдумы. Он же обратился в Генпрокуратуру и МИД РФ с просьбой проанализировать возможность передачи Никулина России.

«Пять месяцев назад я навестил Константина Никулина в Лукишской тюрьме, сейчас мы переписываемся. Он ощущает себя русским солдатом, оказавшемся в плену, и все надежды на освобождение связывает с Россией. В чем-то он, может быть, наивен, но это благородная наивность солдата, не желающего мириться с мыслью, что Родина его забыла», – заключает Владимир Линдерман.

В сентябре Литву с визитом посетил глава Римско-католической церкви Франциск I. В преддверии его визита группа литовских правозащитников обратилась к папе Римскому с письмом, в котором содержится призыв вступиться за Константина Никулина. «Имеющиеся объективные данные о трагическом событии, связанные со смертоубийством семи людей ночью 31 июля 1991 года на дороге около посёлка Мядининкай, ведущей из Литвы в Белоруссию, никак не позволяют утверждать, что данное массовое убийство мог совершить названный человек. Но именно оклеветанный Константин Никулин был выбран литовской Фемидой для того, чтобы остались невидимы настоящие убийцы, и чтобы искупить своей жизнью вину перед этими убиенными семью людьми. Уже в течение более десяти лет в заточении в Лукишской тюрьме города Вильнюса Константин Никулин несёт на своих больных плечах мученический крест искупления за чужие грехи», – написали Валерий Иванов, Валентина Богданова и Юрий Григорьев.

Один из подписантов этого послания, литовский журналист Валерий Иванов рассказал о своих товарищах следующее: «Это простые люди, неравнодушные к судьбе ошибочно осуждённого. Валентина Богданова – пенсионерка. Она поддерживает связь с Константином Никулиным, навещая его в тюрьме и пересылая ему помощь. Юрий Григорьев – в прошлом выпускник Московского литературного института имени Максима Горького. Это писатель из "шестидесятников", протестующий против репрессий за убеждения по политическим причинам. Ваш покорный слуга – бывший литовский политический заключенный, на собственной шкуре испытавший все прелести сидения в местах лишения свободы. Мы, как и многие в Литве, знаем, что правосудие было несправедливо по отношению к Константину Никулину. Фактически, его обвинили бездоказательно, игнорируя очевидные или противоречащие друг другу факты. Случился именно тот трагический сценарий, известный по крылатой фразе "был бы человек, а статья УК найдется"».

Увы, Папа приехал и уехал, а подвижек в судьбе Константина Никулина как-то пока не замечается. Русский человек, патриот волею рока осужден сгинуть в узилище. Он абсолютно забыт, среди потрясений последних лет имя Константина упоминалось очень редко.

Сам он уже морально готов к тому, чтобы закончить жизнь во вражеском узилище. Но, быть может, Россия-мать вспомнит одного из честных своих сыновей и предпримет хоть какие-то усилия для его освобождения?

Очень бы хотелось на это надеяться.
Василий Ермаков
специально для «Столетия», 2 ноября 2018

Tags: 80-е, 90-е, безопасность и правопорядок, беспредел и анархия, биографии и личности, бывший ссср, ватикан и папа римский, внешняя политика и мид, военнопленные, военные, воспоминания, геноцид, государство, границы, даты и праздники, двойные стандарты, диктатура и тоталитаризм, европа, законы и конституция, запад, идеология и власть, известные люди, интернационализм и мультикультура, история, латвия, литва, ложь и правда, мнения и аналитика, народы, национализм, независимость и суверенитет, обращения и выступления, общество и население, оккупация и интервенция, опровержения и разоблачения, память, партии и депутаты, подмена понятий, политика и политики, помощь, правозащита, предательство, преступления и наказания, прибалтика, провокации, противостояние, пытки, развал страны, ревизионизм, репрессии и цензура, родина и патриотизм, россия, русофобия и антисоветизм, русские и славяне, русский мир, саботаж, сепаратизм, силовики и спецслужбы, смерти и жертвы, современность, соотечественники, справедливость, суды и следствия, сша, тюрьма и зона, факты и свидетели, фальсификации и мошенничества, фашизм и нацизм, шовинизм и ксенофобия, шпионаж и диверсии, юриспруденция
Subscribe

Posts from This Journal “военнопленные” Tag

promo mamlas march 15, 2022 15:56 263
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments