?

Log in

No account? Create an account
ЗАПИСИ ДРУЗЬЯ АРХИВ ОБО МНЕ ЗЕРКАЛО РАНЕЕ РАНЕЕ ДАЛЕЕ ДАЛЕЕ
MAMLAS
СтУЧИТЕСЬ - ВАМ ОТкРОЮТ
mamlas
mamlas
30-й памяти «Комсомольца»: слово следователю и единственному выплывшему...
Ещё армия и катастрофы здесь, здесь и здесь, в т.ч. флот здесь, здесь и здесьВ расследовании гибели АПЛ «Комсомолец» открылся неожиданный поворот
30 лет назад в Норвежском море погибла подлодка «Комсомолец»

Генерал-лейтенант юстиции Борис Сергеевич Попов, по признанию его коллег и преемников в руководстве Главной военной прокуратуры, человек совершенно особый. Даже в почтенные 88 лет не мыслит себя без работы и старается, сколько есть сил, отстаивать высокие этические и профессиональные стандарты в деятельности органов военной прокуратуры. ©

Также ещё о «Курске»


В России 7 апреля – День памяти погибших подводников / Фото: Александр Емельяненков

Он оказался на вершине должностной иерархии в непростое время реформ, общественных и государственных преобразований 80-90-х годов прошлого века. Но и на всех предыдущих этапах работы внук колхозного кузнеца из Тамбовской области (отец в 42-м погиб под Ржевом), по настоянию деда поехавший учиться в Москву и вскоре надевший погоны военного юриста, проявлял лучшие человеческие и прокурорские качества. А главное - был неизменно верен закону.

Уже выйдя на пенсию и став сотрудником НИИ Генпрокуратуры, разработал научно-методическое пособие, которым теперь широко пользуются военные прокуроры и следователи. Туда же по существу нацелена и его недавно вышедшая книга "На службе в военной прокуратуре". Уроки из богатейшего опыта прокурорской и следственной работы, которыми делится патриарх ГВП, сочетаются с поучительными рассказами из практики коллег, соратников, учеников, бывших подчиненных.

Именно такая история связана с расследованием причин и обстоятельств гибели атомной подводной лодки "Комсомолец" 7 апреля 1989 года в Норвежском море. Тогда, напомним, вместе с единственным в своем роде глубоководным кораблем у острова Медвежий погибли 42 из 69 находившихся на его борту матросов, старшин и офицеров. Сегодня [7 апреля 2019 года] - очередная годовщина трагедии. Наше общество, наш военный флот, следуя инстинкту самосохранения, просто обязаны из первых уст узнать, как велось расследование и к каким выводам в итоге пришло. И почему результаты той многолетней напряженной работы были негласно дезавуированы - по устному приказу, одним росчерком пера. Слово - Борису Сергеевичу Попову.


Генерал-лейтенант юстиции Б.С. Попов / Фото: Из личного архива Б.С. Попова


Слово - Борису Сергеевичу Попову

Дело о катастрофе атомной подводной лодки К-278 "Комсомолец" было возбуждено 9 апреля 1989 года военным прокурором Северного флота по признакам преступления, предусмотренного п. "в" ст. 260.1 УК РСФСР.

Предварительное следствие на первом этапе проводилось следователем по особо важным делам военной прокуратуры Северного флота майором юстиции Луневым С.А. Через некоторое время, по указанию Главного военного прокурора по результатам изучения дела, оно было передано в производство старшего следователя по особо важным делам при Главном военном прокуроре. Им стал подполковник юстиции Целовальников Г.В., который возглавил следственную группу и руководил действиями включенных в эту группу следователей.

С того же времени надзор за исполнением законов при производстве предварительного следствия и контроль расследования по данному делу были возложены на Шеина B.C. как старшего помощника Главного военного прокурора - начальника отдела расследования особо важных уголовных дел ГВП.

Следствие проводилось в условиях обозначившегося с первых же дней после катастрофы противостояния позиций представителей ВМФ, с одной стороны, проектировщиков и строителей лодки - с другой стороны, относительно причин гибели корабля и 42 членов экипажа.

Конечно, не учитывать эти позиции, как и другие заявления в связи с катастрофой, было нельзя. При этом Целовальников и Шеин понимали, что только всестороннее, полное и объективное исследование всех обстоятельств дела, независимо от чьих бы то ни было мнений и желаний, позволит установить обстоятельства катастрофы АПЛ К-278.

Требовалось дать мотивированные ответы на вопросы о соответствии нормам и правилам действий и решений тех должностных лиц, которые участвовали:

а) в проектировании, строительстве, испытаниях, приемке в состав ВМФ и эксплуатации погибшей АПЛ;

б) в формировании и боевой подготовке 604-го экипажа;

в) в направлении АПЛ с 604-м экипажем на боевую службу;

г) в обнаружении пожара в 7-м отсеке, в его тушении и борьбе за живучесть лодки;

д) в организации спасания экипажа.

С самого начала следствия Целовальников завел алфавитный именной указатель, куда вносил фамилии, имена, отчества и должности лиц, которые упоминались в уже имеющихся материалах дела - со ссылкой на источник этих сведений. Такой указатель ежедневно пополнялся данными, полученными в ходе проводившихся следственных действий.

Кроме того, каждый член следственной группы вел свой календарный план - план работы на текущий и последующие 2-5 дней. На запланированные следственные действия, например, допрос свидетеля - члена 604 экипажа, составлялся отдельный план, что требовало знания относящихся к предмету предстоящего следственного действия данных.

Много времени было уделено организации по делу экспертиз и подбору экспертов, поскольку по целому ряду вопросов требовались специальные познания, а экспертных учреждений по данным вопросам не было. При этом были учтены пожелания руководства Военно-Морского флота о включении в состав экспертов вполне конкретных лиц.

Шеин, с учетом его загруженности другими делами, находящимися в производстве следователей отдела, изучал материалы этого дела как в Москве, куда они представлялись следователем, так и в Санкт-Петербурге, куда он неоднократно выезжал для работы по данному делу, в том числе для допроса ряда свидетелей. В частности, бывшего командующего 1-й флотилией атомных подводных лодок - руководителя опытной эксплуатации АПЛ К-278 в 1984-1986 годах вице-адмирала Чернова Е.Д. В мае-сентябре 1989 года он, будучи в то время заместителем начальника Военно-морской академии имени Н.Г. Кузнецова, совместно со специалистами академии выполнил с разрешения главнокомандующего ВМФ анализ аварии на АПЛ К-278 и действий 604-го экипажа при борьбе за живучесть в ходе этой аварии ("Анализ действий личного состава АПЛ-К-278 при борьбе за живучесть подводной лодки 7 апреля 1989г. в Норвежском море"). Вице-адмирала Чернова старший следователь Целовальников с участием Шеина допрашивал в течение нескольких рабочих дней.

Производство комиссионной судебно-технической экспертизы по оценке качества подготовки 604-го экипажа и его действий в период аварии 7 апреля 1989 года продолжалось три года.

Как следует из заключения экспертов (в составе которых, повторим, были и лица, рекомендованные руководством ВМФ), направлять в море 604-й экипаж было нельзя.

Во-первых, он потерял свою линейность - перерыв в плавании превышал предельно допустимый восьмимесячный срок. Во-вторых, имел в своем составе пять специалистов, не допущенных к исполнению обязанностей по занимаемой должности.

Вот прямая цитата: "Недостаточно подготовленные к действиям в сложных условиях Главный командный пункт, должностные лица и личный состав своими действиями при аварии на подводной лодке 7 апреля 1989 года не обеспечили решения главных задач при пожаре, поступлении воздуха высокого давления и воды внутрь прочного корпуса подводной лодки и при спасении личного состава, что привело к гибели подводной лодки и большей части экипажа".


___
Траурная церемония на Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга, где похоронены погибшие и увековечены имена погибших на АПЛ "Комсомолец" / Фото: Александр Емельяненков

Вслед за первой группой экспертов закончила работу другая - по оценке качества проектной документации. В своем заключении она указала, что конструктивное исполнение устройств и систем АПЛ К-278 не явилось причиной массовой гибели людей и подводной лодки.

Эти выводы соответствовали результатам других процессуальных действий, выполненных следственной группой к тому же времени. Осталось подтвердить или опровергнуть выдвинутую в конце следствия версию одного из должностных лиц ВМФ, причастных к направлению в море потерявшего линейность 604-го экипажа, о том, что лодка утонула "из-за образовавшегося в нижней части ее кормы разрушения прочного корпуса в результате взрывов".

Обследование нижней части АПЛ в районе кормы без подъема всего затонувшего корабля было технически невозможным. Планировавшийся сразу после катастрофы подъем лодки, находящейся на дне Норвежского моря на глубине 1655 метров, был отложен на неопределенное время. С учетом этого следователь принял и Шеин поддержал решение о приостановлении предварительного следствия, о чем было вынесено мотивированное постановление.

В нем со ссылками на конкретные листы дела дан подробный анализ собранных по делу доказательств, в том числе Акта правительственной комиссии и заключений проведенных по делу экспертиз. Кроме того, приведены результаты проверки версий о наличии или отсутствии нарушений на всех этапах от проектирования до гибели подводной лодки. И в соответствии с законом дана оценка этих доказательств.

По результатам работы, в постановлении, в частности, указано:

- конструктивное исполнение устройств и систем лодки не явилось причиной гибели ее и экипажа;

- нарушение требований руководящих документов ВМФ по боевой подготовке привело к тому, что 28 февраля 1989 года в море был направлен потерявший свою линейность 604-й экипаж;

- недостаточная подготовленность экипажа явилась следствием систематических нарушений рядом должностных лиц ВМФ требований руководящих документов, регламентирующих правила подготовки экипажей подводных лодок, и отсутствием должного контроля за ходом и результатами боевой подготовки;

- вследствие недостаточной подготовки главный командный пункт и другие члены 604-го экипажа при аварии 7 апреля 1989 года не обеспечили решение главных задач при пожаре, поступлении воздуха высокого давления и воды внутрь прочного корпуса лодки и при спасении личного состава экипажа, что способствовало гибели лодки и большей части ее экипажа.

Руководителем следственной группы полковником юстиции Целовальниковым было оформлено и 26 января 1998 года направлено в адрес главнокомандующего ВМФ представление об устранении причин и условий, способствовавших катастрофе атомной подводной лодки "Комсомолец".

В резюмирующей части было всего три пункта. Первое - рассмотреть представление с участием лиц, ответственных за боевую подготовку в ВМФ. Второе - принять меры к обеспечению надлежащего уровня боевой подготовки экипажей подводных лодок. Третье - за допущенные отступления от требований действующих руководящих документов при подготовке подводной лодки К-278 к выходу в море, способствовавших катастрофе корабля, рассмотреть вопрос об ответственности командующего Северным флотом адмирала Ерофеева О.А. и начальника 24-го НИИ МО РФ контр-адмирала Шкирятова О.Т.

"Вопрос об ответственности других лиц, - говорилось в представлении, - не ставится в связи с их увольнением с военной службы".


___
Мать и родные капитана IIранга механика Анатолия Испенкова, который не покинул вахты у запущенного дизель-генератора. Море приняло его вместе с кораблем / Фото: Александр Емельяненков

По решению главкома ВМФ адмирала флота Куроедова В.И., представление было изучено сначала на рабочем совещании в штабе российского флота, а 20 апреля 1998 года стало предметом детального рассмотрения на Военно-техническом совете ВМФ с участием начальника Следственного управления ГВП генерал-майора Шеина В.С.

Надо ли говорить, что такой документ по результатам предварительного следствия не устраивал тех лиц, в действиях которых были выявлены нарушения? По их обращениям дело проверялось всеми инстанциями. И каждая на своем уровне приходила к выводу, что оснований к отмене этого постановления, базирующегося на материалах дела, производство по которому велось с соблюдением принципов уголовного судопроизводства, нет.

Но, увы: таких оснований не было только до тех пор, пока в Главной военной прокуратуре проходили службу следователь Целовальников и начальник Следственного управления (до 1995 года - отдела расследования особо важных уголовных дел ГВП) Шеин, которые посвятили значительное время исследованию обстоятельств этой катастрофы.

Как только Целовальников уволился, а Шеин в начале сентября 2002 года передал дела и должность в связи с предстоящим увольнением в запас, "основания" нашлись. 27 сентября 2002 года постановление объемом около ста листов о приостановлении предварительного следствия, вынесенное Целовальниковым Г.В., в Главной военной прокуратуре было отменено с одновременным принятием решения о приостановлении (?!) предварительного следствия по тем же основаниям, но в иной редакции и без ссылки на доказательства.

Объем нового постановления составил четыре листа. Как следует из материалов, связанных с вынесением этого нового постановления, его исполнитель за семь неполных рабочих дней успел "проверить с одновременным изучением" уголовное дело объемом более сорока томов. А в них - множество ранее не известных ему технических сведений, нормативных документов по проектированию, строительству, испытаниям АПЛ, её приёмке от промышленности, эксплуатации, по вопросам подготовки экипажа за период с 1984 по 1989 годы, а также по обстоятельствам катастрофы с исследованием событий от возникновения пожара до окончания спасательной операции.

Для обоснования своего нового постановления исполнитель исказил позицию следователя Целовальникова Г.В., безосновательно обвинив его в субъективизме и односторонности, проявленных якобы в том, что при принятии решения следователем не была дана оценка ряду доводов экспертов. Эти обвинения не соответствовали действительности. Доводы экспертов, на которые сослался исполнитель, в постановлении следователя проанализированы, им дана соответствующая оценка…

Целовальников и Шеин, которым стало известно об отмене мотивированного постановления, предположили, что исполнитель действовал по чьему-то заказу. В последующем он сам это им и подтвердил, пояснив, что выполнял указание начальника, которого, в свою очередь, "попросили".

И чье-то желание оказалось выше закона.

Многолетний следовательский труд и его результаты, имеющие значение для предупреждения аварийности на флоте, оказались спрятанными за надуманными фразами о якобы "преждевременности" сделанных следователем выводов о выявленных нарушениях при подготовке 604-го экипажа и необеспечении этим экипажем решения главных задач при пожаре.

Сменились времена, сменились люди, сменились принципы и нравы…

К сожалению, не получило должного отклика и снова стало забываться предупреждение академика А.Н. Крылова, основоположника современной теории корабля: "Описание бывших аварий, критический разбор их причин, широкое и правдивое о них оповещение могут способствовать предотвращению аварий или, по крайней мере, способствовать устранению повторения аварий, уже бывших ранее".

Руководствуясь изложенным применительно к следственной и прокурорской работе, я и счёл необходимым написать об этом возмутительном случае.

От редакции

В момент отмены постановления о результатах предварительного расследования причин и обстоятельств гибели АПЛ "Комсомолец" - 28 сентября 2002 года - должность Главного военного прокурора исполнял назначенный за три месяца до этого А.Н. Савенков. На должности начальника отдела надзора находился полковник Павел Демиденко.

Вскоре после этого в Московский городской суд поступило исковое заявление и началось разбирательство по делу: адмирал О.А. Ерофеев против вице-адмирала Е.Д. Чернова, выпустившего в 2002 году книгу "Тайны подводных катастроф". Самыми заинтересованными лицами в отмене постановления были истец и его представитель в суде адвокат Борис Кузнецов. Желаемый документ для укрепления своих позиций они получили.

А между тем еще в представлении Главной военной прокуратуры от 26.01.1998 г. на имя главкома ВМФ адмирала В.И. Куроедова, в частности, говорилось:

"Вместо принятия реальных мер, направленных на улучшение подготовки экипажей подводных лодок, после катастрофы изменены и изданы новые приказы, фактически оправдывающие допущенные отступления от руководящих документов. В штабах 1-й флотилии и Северного флота уничтожены предыдущие и составлены новые документы об обязанностях командующего 1-й флотилией.


___
Серафимовское кладбище, могила Сергея Маркова. В материнском сердце и памяти друзей он остался молодым и влюбленным / Фото: Александр Емельяненков

Изменен в сторону снижения требований к уровню боевой подготовки КАПЛ ВМФ-87... В новой редакции ряда статей, с одной стороны, увеличены с 8 до 9 месяцев допустимые сроки перерыва в плавании экипажей, а с другой - уменьшены сроки, отведенные для мероприятий, направленных на восстановление утраченных навыков экипажами подводных лодок. В этой же редакции (1990 года), при наличии у экипажа перерыва в плавании, теперь не требуется отработка и прием задач Курса боевой подготовки - достаточно проведения контрольных проверок.

Эти изменения существенно упрощают требования Курса боевой подготовки экипажей подводных лодок и ведут к снижению качества подготовки и, как следствие, к росту аварийности и травматизма на флоте. А корректура Курса является ни чем иным, как попыткой отдельных должностных лиц завуалировать свою причастность к катастрофе 7 апреля 1989 года".

Оставляя текст без комментариев, лишь обратим внимание на его дату: до трагической гибели АПЛ "Курск" на рядовых учениях в Баренцевом море еще были спасительные два с половиной года.
_______


___
Подлодка "Комсомолец", на которой служил Виктор Слюсаренко / Фото: из личного архива

Мичман Виктор Слюсаренко: "Я всплыл с 1000 метров..."
Монолог моряка, чудом выжившего 30 лет назад на борту погибшей атомной подлодки "Комсомолец"

7 апреля 1989 года в Норвежском море затонула атомная подводная лодка К-278 "Комсомолец". Официальная причина - пожар на борту. Погибли 42 советских моряка, 27 были спасены. Но только мичман Виктор Слюсаренко выжил, оказавшись на глубине более 1000 метров.

Сегодня Виктор Федорович живет в Киеве. Он назначает встречу в Левобережном духовном центре адвентистов, прихожанином которого является долгие годы. Бывшего моряка в нем выдает разве что полосатая тельняшка под черной рубахой. Под мышкой - старинный альбом с семейными фотографиями. Сокрушается: совсем мало осталось, в свое время журналисты растащили и не вернули.

И начинает рассказ...


___
Виктор Слюсаренко / Фото: Галина Кириченко

Путь к причалу

Я родом из поселка Гнивань Винницкой области. Там работал фрезеровщиком на заводе в Гнивани, там записался в секцию подводного плаванья. Потому и призвали на флот. Служил на Северном срочную да так и остался там. А после свадьбы уехал в Кронштадт.

Тогда же и попал на "Комсомолец".

Изначально он носил другое название - "Плавник". Но наш замполит считал, что лодка должна быть именной. И решили: раз экипаж у нас молодой, все комсомольцы, то пусть будет "Комсомолец".

Треть экипажа была с Украины. Командир Евгений Ванин - киевлянин, трое ребят - мои земляки из Винницкой области. Сказать, что все мы дружили, - ничего не сказать. Даже на суше часто вместе собирались.


___
Командир АПЛ К-278 "Комсомолец" Евгений Ванин. Фото: из личного архива

"Пожар в седьмом отсеке!"

Вышли в море 28 февраля 1989 года - по плану должны были вернуться 31 мая. Попутно отпраздновал я день рождения, кок испек торт. Вообще настроение в том походе у всех было приподнятое - нам удалось обнаружить несколько американских подводных лодок. Это огромная удача!

7 апреля моя вахта была с 12 ночи и до 4 утра. А пока я отдыхал у себя в каюте. Кушать не стал, нас кормили пять раз в день, физически столько не съесть. Около полудня вышел на построение и инструктаж. И тут в 7м отсеке прозвучал сигнал "пожар". Как потом выяснилось, матрос там погиб сразу. На разведку пошел мичман - и тоже погиб.

В тот момент "Комсомолец" находился на глубине 350 метров. Срочно начали всплывать. Но сработала аварийная защита атомного реактора - "Комсомолец" потерял ход и стал просто грудой металла. Командир принял решение: сжатым воздухом "продуть" воду из спеццистерн. Всплыли. Но ситуация ухудшалась с каждой секундой. Шестой и седьмой отсеки в огне. На лодке 400 баллонов со сжатым воздухом. Огонь и кислород - гремучая смесь. Начало гореть даже то, что гореть не должно.

Я был в спасательной группе. Задача - загерметизировать и изолировать горящие отсеки. Мы едва успевали вытаскивать раненых и обожженных ребят. Казалось, вокруг ад - теснота, дым, нечем дышать, и я выношу своего товарища, который остался без кожи. Начались электрические замыкания. Мы не знали, что творится в шестом и седьмом отсеках, но в остальных ликвидировать возгорание удалось.

На базе знали о ситуации. Над лодкой уже кружили два военных самолета. Нам сообщили, что на помощь идут гражданские суда, люди начали эвакуироваться - прыгать в воду. А мы, спасательная команда, вдохнули свежего воздуха - и полезли обратно в лодку. Надо было забрать секретную документацию и аппаратуру.

В этот момент лодка накренилась. И пошла ко дну.


___
А. Лубянов. Над "Комсомольцем"

Шанс для пятерых

Я находился в эти секунды на своем боевом посту, который был герметично закрыт. Почувствовал, как нос лодки поднимается, поспешил к выходу. Возле трапа столкнулся с командиром, услышал крик дежурного офицера - втроем рванулись по трапу, но тут лодка встала под углом 85 градусов и резко пошла на дно.

Я успел ухватиться за трап, меня окатило холодной водой - оказалось, люк не закрыт. Кому-то из мичманов удалось захлопнуть его ногой. Но мы были в ловушке. У нас горели два отсека, и мы стремительно шли на дно. Правда, через какое-то время лодка встала горизонтально - она так устроена. Стало чуть легче, не нужно висеть на трапе. Но я уже терял сознание, когда меня подхватили и втащили в выходную камеру. Она была нашим единственным шансом.

Нас там оказалось пятеро.

В камеру начала просачиваться вода, которая под воздействием сжатого кислорода закипала на глазах. По учениям я знал, что будет дальше. Мы оказались в могиле. И тут снизу постучали. Командир приказал открыть люк, мы чуть замешкались. И, как оказалось, эти несколько секунд спасли нам жизнь - лодка резко провалилась. Начались взрывы. Стуки прекратились.

Мы продолжали лететь вниз. Сидели впятером в выходной камере и слушали, как умирает наш "Комсомолец" - лопались перегородки, взрывались цистерны. Слушали и молчали. Вспомнились родители и жена. Командир сделал замеры и сказал, что мы сейчас на глубине не меньше 1000 метров. Больше прибор не показывал. До сих не знаю точной глубины, сейчас лодка лежит на 1652. Давление было огромным, с минуты на минуту вода должна была нас попросту раздавить. От усталости я подумал, что это случится быстро и мы не успеем ничего почувствовать.

Наша задача была - отсоединить выходную камеру от подлодки.


___
Экипаж не сдавался. Снимок опубликован в "Комсомольской правде" 14 апреля 1989 года

Всплытие

Вручную отсоединить камеру не получалось, хотя мы старались. Решили сделать это сжатым воздухом, в камере были клапаны. Пока их искали, раздался взрыв. Вода попала на аккумуляторные батареи, началось выделение водорода - он и взорвался.

Это нас спасло. Взрыв оторвал от лодки нашу камеру, она наполнилась каким-то жидким густым туманом. До сих пор никто не может понять, что это было, хотя я рассказывал об этом тумане во многих институтах. Я увидел, как передо мной падает мичман Юдин и услышал голос командира: "Всем включиться в ИДА!". ИДА - индивидуальные дыхательные аппараты. Спустя годы, анализируя этот момент, я понял: голос не мог принадлежать никому из нас пятерых. Я помню его до сих пор. Кто знает, возможно, это был голос Бога.

Мичман Юдин не смог вовремя натянуть ИДА, мы с матросом Черниковым бросились к нему. Потом к командиру, он тоже не надел ИДА и умирал. И в это время прозвучал громкий хлопок. Наша камера всплыла на поверхность за несколько минут, стрелка глубиномера показала 0.

Внутреннее давление сорвало люк, и моего товарища Черникова выбросило на высоту примерно 30 метров. Ударившись сверху о воду, он умер сразу от разрыва легких. Меня тоже подбросило вверх, но я сумел ухватиться за горловину люка и удержаться.

Камера начала тонуть, и я попросту спрыгнул в воду.

Она была ледяной. Плюс 2 градуса. Волны - полтора-два метра. До ближайшей земли более 700 километров. Было жутко. Пришла в голову мысль, что после такой передряги я не могу так просто сдаться и умереть. И я поплыл.

В ледяной воде люди умирают через 15-20 минут. Я продержался 40... Мимо прошло судно, но в волнах меня не заметили. Но кто-то углядел оранжевый мешок погибшего Черникова, и тогда спасатели увидели меня. И направили к небольшому надувному плоту, за который держались мои товарищи. Их было около 60 человек.

Подходили суда. Но спасти удалось не всех. Люди умирали, даже когда их переносили на палубу. Переохлаждение, потеря сил...

Нас отогрели, покормили. Я плохо это помню. Только почувствовал облегчение, когда натерли коньяком ноги, которых не чувствовал.


___
Еще несколько минут - и моряки "Комсомольца" будут подняты на плавбазу "Алексей Хлобыстов"

Меня часто спрашивали, было ли страшно. Ну, может, несколько секунд. Когда висел на поручне, сверху лилась вода и понимал, что это - всё. Еще мелькнуло в голове: досадно, что молодая жена выйдет замуж после моей смерти. А потом события настолько быстро менялись, что не до страха. Надо было действовать.

Многие ребята с "Комсомольца" продолжили службу. Я не захотел. Был выбор - уехать в Москву, Питер, Одессу, Крым. Мы с женой выбрали Киев - спокойный город и от родной Винницкой области недалеко. Получили квартиру, через год у нас родилась двойня - мальчишки.
_______


___
Жить и помнить / Фото: Сергей Кузнецов

Слеза на причале

В конце рабочего дня меня срочно вызвал главный редактор "Комсомолки": "Тебе час на сборы. Машина отвезет в Шереметьево. Летите с пишущим корреспондентом в Мурманск и дальше пулей - в Североморск".

Утром в Североморск прибывала плавбаза "Алексей Хлобыстов" со спасенными моряками подлодки "Комсомолец", затонувшей 7 апреля в Норвежском море. По зарубежным информагентствам шли сообщения, что не спасся никто...

Мы успели. И на встречу с выжившими. И на прощание с погибшими.

Через сутки, уже в Москве, я печатал фотографии в номер. На одном из негативов - вытянувшаяся в форме эллипса группа людей, прощавшихся с героями-моряками. Еще тогда, стоя на крыше и глядя через объектив, я понял: да ведь это слеза.

Когда изображение появилось на фотобумаге, меня заколотило. Как и в тот день на палубе...


___
Слеза на причале / Фото: Сергей Кузнецов

Сами собой родились строки, которые сопровождали мой фоторепортаж в газете:

"Их близкие - вот они. Глазами ищут на свинцовой глади тех, на память о ком остались лишь одни фотографии. Где они? Может быть, ты, чаечка, знаешь?

В онемевших руках замерзает фотоаппарат. Флаги приспущены.

С палубы в воду уходят венки, исчезая, как и те, о ком никогда мы не сможем забыть. Залпы салюта.

Прощайте, братишки! Любим. Помним. Скорбим".


___
Александр Емельяненков / Галина Кириченко / Сергей Кузнецов
«РГ-Русское оружие» / «РГ-Родина», №4(419), 1-7 апреля 2019

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

2 РЕПЛИКИ или ВАША РЕПЛИКА
promo mamlas march 15, 2022 15:56 253
Buy for 30 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
Comments
livejournal From: livejournal Date: Апрель, 10, 2019 00:29 (UTC) (Ссылка)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal волжского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
mamlas From: mamlas Date: Апрель, 10, 2019 06:28 (UTC) (Ссылка)
Спсб!
2 РЕПЛИКИ или ВАША РЕПЛИКА