mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Categories:

Коронасделка под шумок вируса, или Как янки «ломают» гонор китаянки во вред россиянке...

Ещё Китай и глобальная экономика здесь и здесь и ещё Россия-Китай-США здесь и здесь

«У них не получится нас сдержать, они не могут сдержать даже Россию»
Китайский бизнесмен о торговой войне и воровстве интеллектуальной собственности / Торговая война США и Китая / февраль, 2019

Американо-китайская торговая война воспринимается многими внутри Китая как попытка сдержать его развитие, остановить рост экономики и отбросить страну на десятилетия назад. ©

Ещё санкции США-Китая здесь и здесь


Юй Пиньхай

О том, каково на самом деле состояние китайской экономики и может ли Китай противостоять давлению со стороны США, обозреватель «Ъ» Михаил Коростиков поговорил с крупным гонконгско-китайским предпринимателем, главой Nanhai Corporation, председателем наблюдательного совета Института новой структурной экономики и медиамагнатом (Duowei News) Юй Пиньхаем.

Юй Пиньхай — гонконгский бизнесмен c активами в Китае, Гонконге, США и на Тайване, крупнейший акционер и глава совета директоров Nanhai Corporation (доход в 2017 году — $2 млрд, чистая прибыль — $217 млн). Основные направления деятельности корпорации — строительство, СМИ, информационные технологии, телекоммуникации, кинопроизводство и развлекательная индустрия (управляет 464 кинотеатрами). Основал в Университете Цинхуа Центр по американо-китайским отношениям, в Пекинском университете — Центр изучения китайской культуры и, наконец, отдельный Институт новой структурной экономики.

«Время работает на Китай»
«Даже Россию» не удавалось завоевать никому, в отличие от не раз колонизированного Китая...
— Как бы вы оценили состояние китайской экономики в связи с торговой войной?

— Я думаю, что за рубежом сильно преувеличивают эффект этой торговой войны. Прежде всего нужно понимать, что она случилась отнюдь не внезапно. Это произошло потому, что Китай и США находятся в фундаментальном структурном конфликте. Китай стал куда более мощной экономикой по сравнению с тем периодом, когда он вступал в ВТО (2001 год.— “Ъ”). И когда мы вступали, западные страны имели собственное представление о том, до каких пределов Китай может вырасти. Потом, через 15–17 лет мы просто переросли их ожидания. И они стали опасаться, что китайская экономика просто их поглотит. Это им психологически некомфортно, они хотят сдержать развитие Китая. Этот момент совпал с периодом, когда Китай проходит внутреннюю структурную перестройку, пытается сменить модель экономического развития, перейти от производства простых товаров к производству высокотехнологичной продукции. Еще до того как Дональд Трамп стал президентом, Китай уже проходил через серьезные экономические изменения: чистку «плохих кредитов», сокращение избыточных промышленных мощностей, переход от экстенсивной модели к интенсивной. Именно поэтому замедляется экономика. Она замедляется не из-за торговой войны, а потому, что Китай меняет траекторию развития. Так что, вредит ли торговая война Китаю? Конечно да. Так ли сильно, как думают за пределами Китая? Нет.

— Часть вашего холдинга — IT-бизнес. Одна из главных претензий США в ходе этой торговой войны — воровство китайцами американских технологий. Как вы считаете, обоснованы ли эти претензии или беспочвенны?

— Абсолютно беспочвенны. Я хотел бы вам напомнить, что в 1950-х годах, когда Япония только начинала свое развитие как высокотехнологичная экономика, США поддерживали ее. В 1980-х годах, когда они стали конкурентами США, эта поддержка испарилась. Тогда же начал свое восхождение Китай. Учились ли мы у западных компаний? Конечно. Учились ли мы в США? Да, мы посылали туда наших лучших студентов. Перенимали ли мы опыт через совместные предприятия? Конечно! В этом смысл совместных предприятий. Но мы никогда не занимались систематическим воровством технологий. Теперь уже дошло до того, что в западные инженерно-технические вузы грозятся запретить доступ студентам из Китая. Мы же не запрещаем американцам производство бомб, потому что порох изобрели в Китае! Это просто глупо. Если китайские компании украли какую-то интеллектуальную собственность — подайте на них в суд! Не так давно американская компания Quallcom подала в суд на китайское подразделение Apple и выиграла иск! США подавали в суд на ZTE, теперь подали на Huawei, это нормальная практика. Зачем говорить, что воровство технологий — это государственная политика и обвинять в этом государство?

— То есть вы полагаете, что преследование Huawei оправдано?

— Я думаю, что американские политики хотят сдержать рост и развитие Китая. Но они не могут сказать об этом открыто, потому что это этически неприемлемо. У них не получится сдержать никого, они не могут сдержать даже Россию. Она проводит свою политику в Сирии, например, хотя ее экономика в несколько раз меньше китайской. И ведь Россия — экономика, очень зависимая от внешних рынков, от продажи нефти и газа в Европу. И то они не могут ничего сделать. Как они собираются сдержать Китай? Время работает на нас, надо быть терпеливым, сдержанным, и пусть время делает свою работу.

— У вас есть серьезные интересы в трех частях Китая: в Гонконге, на Тайване и на материке. Не мешает ли вашему бизнесу на Тайване (в декабре 2018 года Nanhai Corporation выиграла тендер на постройку небоскреба Taipei City One.— “Ъ”) политический конфликт между Пекином и Тайбэем?

— Я бы не назвал отношения между материком и Тайванем плохими. Из-за позиции управляющей сейчас Тайванем Демократической прогрессивной партии политические контакты действительно ограничены, но что касается межчеловеческих контактов или бизнес-контактов — никаких проблем нет. Я считаю, что вопрос Тайваня для Китая ключевой, и я не склонен преувеличивать нынешнее ухудшение отношений. Мне кажется, здесь уместна пословица «самая темная ночь наступает перед рассветом». Я ожидаю серьезных изменений в отношениях между Пекином и Тайбэем в следующие несколько лет.

«Правительство Китая неважно управляет коммуникациями в обществе»

— Вы бизнесмен с активами во многих отраслях. В ваш холдинг Nanhai Corporation уже входит издание Duowei News, и в 2015 году вы решили основать новую газету, HK01. Зачем китайскому бизнесмену свои СМИ?

— Я занимаюсь СМИ со времен учебы в университете, и, когда у меня появилась возможность расширить свой бизнес в этом плане, я сразу же за нее ухватился.

— Приносит ли в современном Китае СМИ какую-то пользу за пределами коммерческой выгоды?

— Я не вижу никаких дополнительных выгод или проблем, если управлять СМИ как бизнесом, а не как инструментом поддержки своей политической линии. Я основал новое СМИ, чтобы объяснить читателям особенности политики в Китае. Потому что за рубежом ее совершенно не понимают, да и внутри Китая много тех, кто не представляет, как она работает и что происходит. Моя задача — дать людям возможность понять, что происходит.

— В ваш холдинг входит гонконгское СМИ Duowei, которое частично заблокировано в материковом Китае. Как вы смотрите на ситуацию со свободой слова в КНР?

— Вопрос свободы слова — очень сложный. Я думаю, вы понимаете, о чем я, даже Россию тоже часто обвиняют в проблемах со свободой слова. Есть интересы стабильности и экономического развития. В материковом Китае свобода мнений в политической сфере сильно ограничена. Если не можете публиковать ничего, что расходится с позицией Компартии Китая. И я знаю, что большинство людей в Китае считают, что эта позиция оправдана и в определенный период может приносить пользу в виде поддержания стабильности в стране. Но я полагаю, что правительство и Компартия Китая должны постепенно переходить к более аккуратному, тонкому и профессиональному управлению информацией.

— Как бы вы хотели видеть этот процесс?

— Нужно расширять поле для свободной дискуссии и гражданского общества. Иначе отношение к контролю будет меняться. Я вижу преимущества в контроле над информацией, но нужно соблюдать баланс между свободой слова и контролем. Это большой вызов для руководства страны. Сейчас, на мой взгляд, они не всегда поступают правильно в этой сфере. Они неважно управляют коммуникацией в обществе. И им стоит всерьез об этом задуматься, куда эти ошибки могут их привести.

— Но сейчас процесс идет в противоположную сторону, Компартия укрепляет контроль над СМИ, ограничения усиливаются, разве нет?

— Я не думаю, что они усиливаются. Ощущения такого рода рождаются у людей за пределами Китая потому, что у них были ожидания большей открытости, которые не сбылись. Наши проблемы последнего времени в этой сфере, на мой взгляд, связаны с тем, что чиновники в Министерстве пропаганды КНР, в местных правительствах просто не имеют необходимых навыков и не понимают, к каким последствиям приводят их действия. Например, когда они блокируют даже обсуждение «мыльных опер», потому что им показалось, что обсуждаются политически чувствительные моменты. Им действительно стоит пересмотреть методологию контроля над информацией, сейчас они зачастую просто смешны.


Линь Ифу / Фото: Александр Миридонов

«Во имя принципа "Америка прежде всего" они заставят американский народ страдать»
Ведущий китайский экономист о торговой войне с США / Торговая война США и Китая / февраль, 2019

Торговая война между США и Китаем, по данным МВФ, уже нанесла серьезный ущерб мировой экономике, снизив темпы ее роста в 2018 году с 3,7% до 3,5%. Если стороны к 1 марта [2019 года] не придут к компромиссу, в 2019 году потери могут стать куда больше. О том, как далеко готов зайти Пекин в противостоянии с США и имеют ли под собой основания американские обвинения, корреспондент «Ъ» Михаил Коростиков поговорил с бывшим главным экономистом Всемирного банка, деканом китайского Центра новой структурной экономики, членом постоянного комитета Народно-политического консультативного совета КНР 12-го созыва Линь Ифу, который посетил Москву по приглашению ИСАА МГУ. ©

— Осталось чуть менее трех недель до 1 марта, когда в торговой войне США и КНР окончится «перемирие». Переговоры очень напряженные, видите ли вы какие-то перспективы того, что они окончатся миром?

— Я надеюсь на это. Торговля — обоюдный выигрыш для обоих государств. Фундаментально все хотят, чтобы было заключено торговое соглашение, от которого бы выиграли народы, компании и отношения двух стран. Я считаю, что окончание этой войны принесло бы экономический рост и процветание и в США, и в Китае. Я надеюсь, что экономическая рациональность окажется сильнее политической иррациональности.

— Надежды надеждами, но пока никакого выхода из ситуации найти не удалось. Что заставляет вас думать, что в этот раз удастся прийти к соглашению?

— Нужно помнить, что торговую войну начал не Китай. Китай — ее жертва. Мы хотим ее завершить. Если вы помните, в ноябре 2017 года, когда Дональд Трамп приехал в Китай, нам удалось достичь соглашения о том, что Китай импортирует дополнительно американских товаров на $250 млрд. Это большая сделка! Но потом Белый дом сказал: нет, этого недостаточно — и наложил 25-процентные пошлины на ряд китайских товаров. Конечно, это ударило по Китаю, но это ударило также по американским компаниям и людям. Потому что они вынуждены теперь платить намного больше за товары, которые важны для их бизнеса. Мы должны были отвечать и подняли пошлины на товары, которые они продают в Китай. И тогда пошли разговоры: американские компании должны перенести производство из Китая во Вьетнам, Малайзию, другие страны Юго-Восточной Азии. Но если это случится, это также будет хуже для США. Потому что в этих странах нет необходимой инфраструктуры, их труднее встроить в цепочки добавленной стоимости. Если бы это было не так, производства бы переехали туда еще до торговой войны. Даже с 25-процентной пошлиной импортировать товары из Китая выгоднее, чем из Вьетнама. Это понимают почти все экономисты, но, к сожалению, не все понимают в Белом доме. Во имя принципа «Америка прежде всего» они (сотрудники администрации президента Дональда Трампа.— “Ъ”) заставят американский народ и компании страдать.

— В западных СМИ в начале января прошла информация, что Вашингтон за снятие пошлин требует от Китая согласия на механизм контроля над внутренними реформами. Дескать, Белый дом будет через определенные промежутки времени решать, реформирует ли Пекин свою торговую политику в соответствии с пожеланиями Вашингтона, и если нет — тарифы будут возобновлены. Согласится ли Китай на подобную меру?

— Я думаю, что Китай — независимое государство, руководство которого не согласится на невыгодную ему политику. Это довольно смешно! Если предлагаемая вами политика так хороша, зачем ее навязывать при помощи различных механизмов? Китай нашел свою модель экономического развития. Есть накопленный мировой опыт торговой политики и реформ в России, Европе, Африке, Латинской Америке, Азии. Если реформы внутри страны осуществляются по универсальным рецептам без учета местной специфики, результат всегда — коллапс экономики, стагнация, ужасный разрыв в доходах. В таких странах наступает кризис, и единственными победившими оказываются компании из США. Граждане и правительство Китая сами знают, что для них лучше, и никакая политика не может быть им навязана извне.

— Правильно ли я понимаю, что правительство КНР готово остаться 1 марта вообще без какого-либо соглашения и пойти на обострение конфронтации, если предложения американской стороны будут неприемлемы?

— Конечно! Мы надеемся на лучшее, но готовимся к худшему. Экспорт из Китая в США действительно очень большой, но существенная его часть — продукция американских компаний, расположенных в Китае. В значительной мере для производства американских товаров в Китае требуется импорт комплектующих из США, Японии, Южной Кореи, Европы. Если США налагают тарифы, то, конечно, в какой-то мере страдают китайские производители, но также страдают потребители в США и поставщики комплектующих из всех этих стран. Да и вред, наносимый китайской экономике, вообще-то не так велик. Экспорт составляет около 20% китайского ВВП. Из них четверть — экспорт в США. То есть тут мы получаем 5% ВВП. Из них примерно половина — это сборочные производства, в которых доля собственно Китая очень мала. Итого получается, что американскими пошлинами будет, по-хорошему, затронуто только 2,5% полностью китайского ВВП. Это плохо, но не смертельно.

— Есть ли какие-то расчеты, каковыми могут быть китайские потери в случае, если компромисса достичь не удастся?

— По нашим расчетам, максимальное снижение темпов роста китайского ВВП в случае введения всех тарифов составит 0,5% ВВП. То есть мы будем расти не 6,5% в год, а 6% в год, что все еще один из лучших показателей в мире. В США темпы роста снизятся на 0,3%. У них суммарный рост ВВП за год — около 2,5%, то есть они в относительном выражении потеряют больше нас, около одной восьмой своего роста. Если это выбор США — что мы можем с этим сделать? Ничего. Почти все экономисты в США за исключением двоих согласны с моим анализом.

— Вы говорите про Майкла Пиллсбери (директор Центра стратегических исследований Китая при Гудзоновском институте, чьи книги повлияли на формирование позиции Дональда Трампа по Китаю.— “Ъ”) и Питера Наварро (глава Национального совета по торговле при Белом доме.— “Ъ”)?

— Да, про них. И мне кажется, что все понимают: их советы господину Трампу базируются не на экономическом анализе. Утверждение, что государство, с которым у тебя дефицит в торговле, является угрозой твоей национальной безопасности,— абсурдно. У США дефицит в торговле с Канадой, они тоже угроза? ЕС — угроза, потому что они экспортируют в США сталь?

— Но торговый дефицит — лишь одна из проблем, о которой говорит Белый дом. Не менее важная — «несправедливые практики», к которым США относят китайские требования трансфера технологий от зарубежных компаний, желающих попасть на рынок КНР, воровство интеллектуальной собственности и многое другое. Как вы думаете, в этих обвинениях есть доля правды?

— Да, обвинений очень много, но где поддерживающие их доказательства? Скажите же нам наконец, какая компания ворует интеллектуальную собственность, и мы немедленно накажем ее!

— Ну, к примеру, в обвинении (выдвинуто 28 января Нью-Йоркским судом.— “Ъ”) финансового директора Huawei Мэн Ваньчжоу подробно описан случай воровства данной компанией технологии робота Tappy производства американской компании T-Mobile.

— Но уже было судебное заседание по этому конкретному случаю! Суд уже разобрался с этой темой и вынес решение о том, что никакого воровства технологий не было (разбирательство по «делу робота Tappy» длилось в 2014–2017 годах, американский суд не нашел повода обвинить Huawei в краже интеллектуальной собственности, но присудил им выплатить T-Mobile $4,8 млн за «нарушение контракта».— “Ъ”).

— А по поводу второй части обвинения, о тайной продаже Huawei американской техники в Иран через фиктивную компанию-партнера Skycom, которая на самом деле якобы была просто дочерним предприятием Huawei?

— Во-первых, это просто неправда. Skycom не был дочерним предприятием, Skycom был местным партнером Huawei (это позиция китайской стороны, позиция американской — Skycom полностью управлялась и контролировалась Huawei, которая продавала через нее в Иран попадающие под санкции американские комплектующие.— “Ъ”). Во-вторых, речь идет о продаже американского оборудования на сумму $280 тыс. Зачем это компании Huawei, прибыль которой в 2018 году почти $100 млрд? Зачем так рисковать ради столь ничтожных сумм? Это просто абсурд!

— Не ускорит ли нынешняя ситуация смену в Китае экономической модели, отказ от опоры на экспорт?

— Китай вырос на торговле, но есть соображения национальной безопасности, политической и экономической. Если США хотят использовать ключевые технологии в качестве оружия, то они ничего не добьются. Китай, Россия, даже европейские страны не захотят быть заложниками США. Особенность ключевых технологий в том, что их очень дорого разрабатывать, и для того, чтобы их окупить, нужен выход на большие рынки. Если США хотят потерять самый большой в мире китайский рынок — результаты будут очень плохими для всей индустрии высоких технологий. За последние шесть месяцев стоимость акций Apple обвалилась почти на 15%. Почему? Из-за торговой войны. Если США хотят использовать критические технологии как оружие, то Китай, как любая рациональная страна, ускорит разработку своих собственных, способных их заменить. США, между прочим, не платят нам за использование таких ключевых технологий, как порох, бумага и компас, но мы почему-то не подаем на них в суд.


Соглашение скрепили подписями президент США и вице-премьер Госсовета КНР Лю Хэ. Председатель Си в Вашингтон не прилетел / Фото: Kevin Lamarque

Двухсторонний треугольник
К чему приведет подписание соглашения о торговой сделке между США и Китаем / Торговая война США и Китая / март, 2020

Разразившаяся в Поднебесной «уханьская пневмония», вызванная коронавирусом 2019-nCoV, начисто отвлекла внимание широкой публики от подписанного Вашингтоном и Пекином соглашения по начальному этапу торговой сделки между первой и второй экономиками мира. А ведь именно этот сюжет, а вовсе не вирусные страхи имеет действительно глобальные последствия. ©

Президент США Дональд Трамп с присущим ему вербальным пафосом уже назвал соглашение «одним из величайших в истории». На церемонии подписания документа присутствовал весь финансово-экономический блок американского правительства, включая министров финансов, торговли, сельского хозяйства и транспорта. Кроме того, в Восточной комнате Белого дома находились дочь президента США и его советник Иванка Трамп и ее супруг Джаред Кушнер. Церемонию посетили представители США и Китая на торговых переговорах, члены Конгресса США, а также патриарх американской дипломатии Генри Киссинджер и миллиардер Шелдон Аделсон (ключевой спонсор республиканцев), представители некоторых крупнейших американских компаний, включая Boeing, MasterCard, Visa, ConocoPhillips. Вся королевская рать!

Напомню, что Китай согласился увеличить закупки американской продукции на 76,7 млрд долларов в течение первого года и на 123,3 млрд в течение второго года действия соглашения. Речь идет не только о сельскохозяйственной продукции, но и о целой группе других американских товаров. Ну, чтобы не быть голословным, для любителей подробностей приведу некоторые данные, которые огласил представитель США на торговых переговорах Роберт Лайтхайзер. Соглашение, сказал он, включает подробные положения, касающиеся защиты патентов и борьбы с контрафактной продукцией. Договоренности запрещают присвоение коммерческой тайны. Пекину запрещено «применять меры стимулирования», побуждающие американские компании передавать ему технологии. В первый год Китай закупит американскую сельскохозяйственную продукцию на 12,5 млрд долларов, а во второй — на 19,5 млрд долларов. Приобретение американских услуг должно возрасти на 12,8 млрд долларов за первый год и на 25,1 млрд долларов за второй. Пекин также будет закупать больше американских энергоресурсов: на 18,5 млрд долларов в первом году и на 33,9 млрд долларов во втором. Американские компании Visa, MasterCard и American Express получают доступ к платежному рынку Китая.

С другой стороны, что касается уже введенных американских тарифов на китайские экспортные товары, Лайтхайзер сказал, что их снижение будет возможно только по итогам второй фазы сделки. Соглашение вступает в силу через месяц после подписания. Глава Национального экономического совета Белого дома Лоуренс Кадлоу уточнил, что США сохранят пошлины на ряд товаров из Китая, чтобы убедиться в том, что Пекин будет придерживаться обязательств, обозначенных в первой фазе торгового соглашения между странами!

Соглашение, которое скрепили своими подписями президент США и вице-премьер Госсовета КНР Лю Хэ (председатель КНР Си Цзиньпин в Вашингтон не прилетел), вызвало большие вопросы у международных наблюдателей. Многие тут же сделали вывод, что проигравшей стороной, ясный перец, оказался Китай, который «прогнулся» под «заморских чертей», как называли в Срединном государстве в прежние времена американцев. Иные пошли дальше, озаботившись вопросом: а не означает ли столь быстрая (ну, относительно быстрая, все же переговоры продолжались 22 недели) сдача позиций китайцами одновременно и их переход в стан победителя? Бывало ведь и такое…

Но стоит немного покопаться в этой истории, и обнажаются более тонкие дефиниции, заставляя аналитиков чесать в затылке: кто же, на самом деле, победил и кто проиграл? А может быть, лучше говорить, не кто, а что оказалось в мейнстриме, какой тренд возобладал в мировых делах?

И как в итоге новая ситуация отзовется на интересах еще одной столицы великого геополитического треугольника Вашингтон — Пекин — Москва? Треугольник — такая фигура, в которой любые изменения соотношений между двумя углами непременно сказываются и на третьем.

С точки зрения Вашингтона

Казалось бы, победа американского президента несомненна. Пацан сказал — пацан сделал. По этой пацанской логике, обещал Трамп обуздать амбиции Пекина — и обещание выполнил. Цифра 500 млрд долларов китайского профицита в торговле с США (ну пусть немного, в полтора-два раза, завышенная), которую он рефреном повторял в предвыборных выступлениях, гвоздем засела в головах американских избирателей, особенно тех, что попроще. И вот, пожалуйста, вам на блюдечке с голубой каемочкой. Ну, может быть, еще не полтриллиона, но ведь это только первая фаза сделки, дожмем китайцев, как бы они ни упирались и как бы ни скрежетали зубами продажные, без сомнения, демократы. Народ хлопает до посинения, особенно фермеры и нефтяники.

Впрочем, тут же приходится признать, что пострадавшим оказывается имидж «звездных полосатиков» как всемирных поборников свободы. Ведь какими были прежде США в глазах неких условных «либералов»? Страной свободы. Грубо говоря, что хочу — то и говорю, что нравится — то и надеваю. Понятно, что на все американские свободы есть свои же американские ограничители. Выражаться выражайся, но личность других не задевай, ходи хоть голый, но dress code не нарушай.

Но при этом все американские свободы, если подумать, зиждутся на одной, самой главной — свободной торговле! А где она в случае с Китаем? Схватили за горло, поставили в позицию и…

Понятно, что демократы эту фишку просекли, но использовать ее по полной для критики Трампа трудновато (вы что, против интересов американского народа?!), а он Китай «нагнул» в самом что ни на есть американском бизнес-стиле: мол, сейчас мы им сделаем предложение, от которого они не откажутся! И вся королевская рать прыгает от восторга…

Впрочем, одно дело быть главой корпорации, а другое — государства. Вот при глобалисте Обаме США торговать торговали, но упорно отказывались признавать Китай «полностью рыночным государством». А теперь выходит, что это, наоборот, Китай — главный мировой поборник рынка? Выходит, что да. Имиджевые потери.

Трампа это, однако, мало смущает. America first! Китай, пообещал президент на пресс-конференции в Давосе, вообще «в недалеком будущем» будет дополнительно импортировать товары из США на сумму более 250 млрд долларов. «Это грандиозно. Это цифры, о которых никто раньше не слышал»,— бодро отчитался хозяин Белого дома. Чего ж вам боле?

В то же время понятно, что у Трампа не простаки в команде сидят — позаботились на случай обвинений в «антилиберализме» заранее соломку подстелить: думается, вовсе не случайно довольно бесцеремонные прошлогодние нападки окружения американского президента на китайских «партнеров» и на китайский общественный строй преследовали цель создания вокруг главы администрации ореола эдакого борца с «тоталитаризмом» (услышав резкие высказывания в адрес Китая, в Пекине сначала напряглись, но затем быстро сообразили, что штатовский пропагандистский заряд направлен вовнутрь и к собственно Китаю имеет мало отношения).

Вид из китайской беседки

Чтобы верно оценить китайский взгляд на состоявшийся торговый компромисс, позволю себе пространную цитату.

«Человек при своем рождении нежен и слаб, а при наступлении смерти тверд и крепок. Все существа и растения при своем рождении нежные и слабые, а при гибели сухие и гнилые. Твердое и крепкое — это то, что погибает, а нежное и слабое — это то, что начинает жить. Поэтому могущественное войско не побеждает и крепкое дерево гибнет. Сильное и могущественное не имеют того преимущества, какое имеют нежное и слабое» — это из китайской классики («Дао дэ Цзин», перевод Ян Хиншуна) и очень к месту.

А теперь по сути. На первый взгляд Китай, конечно, потерпел в этом торговом столкновении с США серьезное поражение. Но если еще подумать, то не столь уж серьезное. А может быть, даже и… выиграл. Китайцы живут в другом временном континууме, руководствуются своей философией. Великий стратег Сунь-цзы (VI век до н.э.) в трактате «Искусство войны» призывал обращать неудачу в битве в победу. Для Китая опасно не падение цен на свою продукцию или там повышение где-то тарифов, а прекращение торговли как таковой, что могло бы подорвать усилия по поддержанию экономического роста. А так, торговой войны с США удалось избежать, двусторонняя коммерция продолжается, какого-то резкого падения уровня жизни не наблюдается, бизнес переключается на внутренний рынок. Тот же коммуникационный гигант Huawei плотно занят внедрением стандарта связи 5G на необъятных китайских мобильных просторах. А его основатель Жэнь Чжэнфэй заявил в том же Давосе, что корпорация устояла перед первой волной атаки США. «Мы получили хороший опыт,— сказал предприниматель.— Мы вложили сотни миллионов в наш "план Б" и именно поэтому смогли устоять перед первой волной атаки США». Жэнь Чжэнфэй с некоторой долей иронии даже добавил, что Huawei является «проамериканской» компанией, которая привлекла к своей работе десятки американских фирм, чтобы они научили ее, как превратиться в большую компанию.

«США должны испытывать гордость, что их управленческий опыт способствует развитию в других местах»,— поучительно сказал он. Одно нехорошо — его дочь Мэн Ваньчжоу, финансовый директор Huawei, находится под домашним арестом в Канаде, и прокуратура Восточного округа Нью-Йорка требует ее экстрадиции в Штаты в связи с обвинением в нарушении американских торговых санкций против Ирана. Но вердикт может быть вынесен через многие месяцы, при каких-то раскладах он вообще будет благоприятным для китайской стороны. Хотели бы выдать — сделали бы по-быстрому.

Вообще в китайской позиции по торговому конфликту с США есть двойное, а может быть, и тройное дно. Не столь уж и заинтересован Пекин в расширении бизнеса с США.

И прежде в Китае раздавались голоса, указывавшие на «перегрев» экономики, читай — на несбалансированное развитие частного бизнеса, особенно связанного с внешними рынками. Опорой социализма с китайской спецификой, как ни крути, является национальный госсектор, благодаря его доминированию в базовых отраслях рынок и остается «управляемым». Теперь американцы сами насильственно впихивают китайско-американскую торговлю под плотный контроль государства. Переговоры-то они ведут не с частным сектором, а с китайским правительством — удачный оборот для здешних государственников!

Страта китайских управленцев, которая издревле является составной частью и где-то даже истоком «азиатского способа производства», в своей долгой истории испытывала многие удары. При Народном Китае наиболее серьезные — во время Культурной революции («огонь по штабам!») и под «демократической» волной 1989 года. Ныне руководство страны не утратило, а укрепило свои идеологические позиции: янки отбросили маску и обнажили свое истинное лицо — империалистического хищника, непримиримого врага Китая. Стало быть, усилия председателя Си Цзиньпина по упрочению власти в неспокойную Новую эпоху получили подкрепление от самого опасного врага.

Главное — все правильно объяснить. И в Пекине объясняют. Официальный представитель Государственного комитета по делам развития и реформ Мэн Вэй заявила, что Китай извлечет для себя выгоду благодаря импорту из Соединенных Штатов, который должен увеличиваться в соответствии с требованиями китайско-американского торгового соглашения. «Китаю выгодно увеличение импорта из США, поскольку это будет способствовать удовлетворению спроса нашего потребителя на качественные товары и услуги,— объяснила она на пресс-конференции.— Соединенные Штаты могут обеспечить КНР качественными энергоносителями, товарами индустриальной обработки, сельскохозяйственной и медицинской отраслей, продуктами финансовой сферы». Китай и США, добавила она, хорошо дополняют друг друга как по макроэкономической структуре, так и в плане специфики роста, особенностей ресурсной базы. «Активизация торгово-экономического сотрудничества с Соединенными Штатами отвечает требованиям качественного развития КНР и будет способствовать повышению конкурентоспособности нашего внутреннего рынка, росту качества представленных на нем товаров и услуг».

Что же в пассиве? Больше всех от американского натиска, как выясняется, пострадают рыночно ориентированные производства Южного и Восточного Китая. Их позиции на самом китайском рынке потеснят товары с лейблом «Made in USA», а вот на американский рынок попробуй прорваться. Со всеми вытекающими последствиями для региональных элит.

А из нашего окна…

Казалось бы, китайско-американские торговые споры и идейные распри благоприятствуют России. Не факт. По крайней мере, не в этом случае. А уж продвижение американских товаров и услуг на китайский рынок может отрицательно сказаться на российских интересах, особенно в перспективе. «Россия,— заявил на недавнем Всемирном экономическом форуме в Давосе замглавы Минэкономразвития Тимур Максимов,— изучает правовую сторону вопроса в соглашении между Китаем и США и в случае ущемления своих интересов может задействовать необходимые правовые или политические инструменты». Надо понять, добавил чиновник, «как это будет реализовано на практике — приведет ли это к ущемлению остальных». По его словам, у России есть линейка инструментов, которые она может задействовать,— от сугубо политических до правовых. «У Китая есть объем внутреннего спроса, удовлетворяемого за счет импорта, по сути, речь идет о том, чтобы перераспределить этот объем от одних другим»,— сказал Максимов, тут же добавив, что вопрос в том, какими инструментами это будет сделано. Он также отметил, что «Россия сейчас думает над необходимостью требовать от Китая нарастить импорт пропорционально США».

Вопрос в том, говорил ли замминистра от лица своего ведомства, которое находится сейчас в состоянии трансформации и может говорить разное, или, действительно, от лица России? Максим Орешкин, уже в качестве помощника президента, по итогам того же форума в интервью телеканалу «Россия 24» заявил, что торговое соглашение между США и Китаем — «мина замедленного действия для международной торговли».

Действительно, если китайский рынок заполонят американские энергоносители, то не накроется ли медным тазом российский проект «Силы Сибири-2»? А наша аграрная продукция, которая только-только начинает распространяться на китайской площадке, где уже получила признание как «экологически чистая»? Та же соя? Пшеница? Курятина? Кедровые орешки? Шоколад и водка? А еще мороженое (наш президент китайскому председателю большую коробку мороженого подарил. Не потому, что вкусно,— на богатства Русского Севера намекал — такие подарки, они всегда со смыслом)? Перспектива, словом, не без тревог.

В Пекине такое настроение, судя по всему, понимают. Вот, например, на пресс- конференции глава отдела внешней торговли Министерства коммерции КНР Ли Синцянь заявил о том, что увеличение закупок американских товаров в соответствии с соглашением по первой фазе торговой сделки Китая и США не повлияет на импорт КНР из других стран. «Помимо Соединенных Штатов, Китай является крупнейшим потребительским рынком в мире. Китай — не только большой рынок, но и быстроразвивающийся, импорт КНР диверсифицирован. Мы будем увеличивать закупки из США на основе правил и принципов Всемирной торговой организации (ВТО), но это не повлияет на импорт из других стран»,— сказал Ли Синцянь.

Что ж, это услышали. Но, как говорят китайцы, «шиши — цюши», что значит «практика — критерий истины». Надо еще посмотреть, как оно на практике получится…

Михаил Коростиков и Андрей Кириллов, Пекин
«Коммерсантъ», №25, стр.6 - №33, стр.5, 12-25 февраля 2019 и «Коммерсантъ Огонёк», №4, стр.20, 2 марта 2020

Tags: агитпроп и пиар, азия, версии и прогнозы, внешняя политика и мид, воровство, восток, геополитика и территории, государство, двойные стандарты, диктатура и тоталитаризм, дискуссии, евразия, заговоры и конспирология, запад, идеология и власть, империализм, интервью и репортаж, информационные войны, капитализм и либерализм, китай, колониализм, кризис, критика, лобби, манипулирование, мировая политика, мировое правительство и глобализм, мнения и аналитика, налоги и офшоры, национализм, независимость и суверенитет, нефтегазуголь, нравы и мораль, общество и население, олигархат и корпорации, опровержения и разоблачения, политика и политики, прогресс, противостояние, репрессии и цензура, ресурсы и сырьё, реформы и модернизация, россия, санкции, секреты и тайны, сельское хозяйство, сми, современность, сотрудничество, социализм и коммунизм, союзники, статистика, страны и столицы, стратегия, сша, торговля и рынки, трамп, ученые, факты и свидетели, шантаж, экономфинбиз, эксперты, юриспруденция
Subscribe

Posts from This Journal “торговля и рынки” Tag

promo mamlas march 15, 2022 15:56 261
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments