mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Categories:

После Войны небо для него закрылось, или Главное в фильме о Девятаеве — ​историческая правда...

Ещё известные люди Мордовии здесь и здесь

«В Казани, Москве и родном Торбееве он не мог трудоустроиться. Боевой офицер с тремя орденами, совершивший подвиг, оказался никому не нужен!»
Александр Девятаев — ​о своем отце, новом фильме Бекмамбетова и проблемах современной медицины / июль, 2020

Скоро начнутся съемки долгожданного фильма о нашем земляке — ​Герое Советского Союза Михаиле Девятаеве. Известный продюсер Тимур Бекмамбетов планирует выпустить его на экраны в 2020 году. На главную роль пригласили известного актера Данилу Козловского. ©

Ещё о Девятаеве


Александр Девятаев готов помочь Тимуру Бекмамбетову и его съемочной группе материалами об отце и Великой Отечественной войне

Одним из консультантов проекта будет доктор медицинских наук Александр Девятаев — ​сын легендарного летчика. Каждый год он приезжает в Мордовию, чтобы почтить память своих предков, встречается в музее отца с молодежью и ветеранами войны.

«Надеюсь, что фильм получится максимально достоверным. Для нас в первую очередь важна историческая правда», — ​признался он в интервью Татьяне Новиковой.

Фильм

«С»: В начале 2000-х уже была попытка создать фильм о вашем отце в главной роли с российским спортсменом Олегом Тактаровым…

— Считаю, что продюсер Денис Фелюков, который пытался реализовать эту идею, взял на себя непосильную ношу. Он, как потом выяснилось, поступил со всеми неприлично. Начал гнуть свою линию. Я решил не вмешиваться в его работу, потому что ничего тогда не понимал в кино. В итоге Фелюков не сумел довести план до конца. Но пусть это будет на его совести… Прошли годы. Я стал профессионально заниматься биографией отца, историей Второй мировой войны и послевоенного периода. Думаю, что во время съемок фильма Бекмамбетова смогу помочь сценаристам и режиссерам.

«С»: Замечательно, что такой известный продюсер и режиссер воплотит в жизнь проект, которого все так долго ждали!

— Я испытал большую радость, когда узнал, что именно Бекмамбетов решил работать над этим фильмом. Его компания «Базилевс» сняла более 20 художественных лент. Дай Бог, и с нашим проектом все получится удачно! Скоро начнутся съемки. Сейчас наступила эпоха компьютерных технологий. Но зачастую обилие эффектов лишает фильмы жизненной правды. Надеюсь, что в проекте о моем отце все будет максимально достоверно. Ведь главное — ​историческая правда! Поэтому наша семья выступает в качестве консультирующей стороны. Будем участвовать в съемочном процессе по мере необходимости. У создателей фильма, конечно же, будут возникать вопросы по поводу того или иного факта, на которые мы сможем ответить. Например, о том, как правильно передать характер отца, особенно — ​мордовское упрямство. Если Михаил Девятаев что-то задумывал, то обязательно делал. Спорить было бесполезно. Убедить его в чем-то было практически невозможно.

«С»: Как вы относитесь к кандидатуре Данилы Козловского на роль вашего отца?

— Сложно сказать… Надеюсь, что создатели картины сделали правильный выбор. Мой отец совершил подвиг в 27 лет, а Козловскому уже за 30, он достаточно зрелый человек. Хотя на войне люди быстро стареют. Честно говоря, плохо знаю современных актеров. Начинаю смотреть какой-то военный фильм и… выключаю. Понимаю, что это какой-то лубок. Все ненастоящее. Искусственное. Все как в компьютерной игре…


Фотоархив Девятаевых

Герой

«С»: После возвращения с войны ваш отец переживал не лучшие времена.

Он был демобилизован не как лейтенант гвардейского истребительного АВИАЦИОННОГО полка, а как лейтенант гвардейского истребительного АРТИЛЛЕРИЙСКОГО полка. И это ему было смертельно обидно. Как бывшего пленного, отца долго не брали на работу. Еще бы чуть-чуть, и его лет на 10 отправили в лагеря за тунеядство. В Казани, Москве и родном Торбееве он не мог трудоустроиться. Боевой офицер с тремя орденами, совершивший подвиг, оказался никому не нужен! И это ужасно. В конце концов, взяли в казанский речной порт, где он бок о бок работал с больным открытой формой туберкулеза. Разумеется, ни один здравомыслящий человек не пошел бы туда. Но что поделаешь? Отцу надо было кормить семью из семи человек, а еще должен был родиться мой брат.

«С»: О самолетах, конечно, пришлось забыть…

— Да. Самая главная трагедия в том, что после войны отца не брали в авиацию. А он был рожден, чтобы летать. И всей своей жизнью доказал, что является летчиком экстра-класса. 27 лет — ​самый расцвет для человека этой профессии, но… не случилось. Небо во второй половине жизни было для него недостижимой мечтой. Отец часто брал детей и внуков на аэродром, делился воспоминаниями… Любил встречаться с летчиками. Это придавало ему сил. Знаете, у всех летчиков открытые и ясные глаза, это особенные люди. Помню, как в 1967 году отец впервые после войны поехал в Германию. И первое место, где он захотел побывать, — ​аэродром Пенемюнде. Сначала там были советские МиГи, которые потом передали ГДР. А на месте лагеря, где он находился, уже стоял лес. Как будто ничего и не было. И ему никто не верил, что здесь когда-то в бараках жили заключенные. Отец каким-то образом сумел найти анкерные болты, которыми крепили деревянные стены. После этого он стал постоянно приезжать в Германию. Кстати, первый документальный фильм об отце снимал немецкий режиссер. Знаю, что его там показывали каждый год.


О Михаиле Девятаеве давно пора снять художественный фильм. / Фотоархив Девятаевых

«С»: Молодежь не должна забывать подвиг Михаила Девятаева…

— Недавно встречался со студентами — ​спрашивал об отце. Никто о нем не знает. Откуда может быть такая информация у поколения нулевых? Хотя, конечно, может быть, кто-то читал статьи о нем, приуроченные ко Дню Победы или к дате его подвига — ​8 февраля. Знаю, что в Мордовии Михаила Девятаева считают национальным героем, и это радует. Замечательно, что есть музеи и посвященные ему группы в социальных сетях. Когда у нас в Казани проезжаешь Ленинскую дамбу по направлению к Кремлю, видишь опорные столбы, на которых размещены фотографии отца. О подвиге Девятаева знают учащиеся речного техникума, который он когда-то окончил. 8 мая мы там участвовали во флешмобе. Студенты и школьники выстроились в форме самолета, а из здания выпускали бумажные самолетики. Потом в небо взлетели 2019 шаров. Думаю, что юные участники мероприятия никогда не забудут о Михаиле Девятаеве.

«С»: Как вы отнеслись к тому, что жители Татарстана предложили назвать именем вашего отца казанский аэропорт?

— Трудно сказать. В Казани всего один аэропорт. И зачем нужно какое-то отдельное имя? Ради чего? Понимаю, если бы их было несколько, тогда можно было бы отличать по названиям.


Фотоархив Девятаевых

Личное

«С»: Вы часто приезжаете на родину отца, в поселок Торбеево?

— Каждый год ​8 июля — ​в день его рождения. Там находится могила нашей бабушки Акулины Дмитриевны. Приезжаю поклониться ее памяти и встретиться в музее отца с молодежью и ветеранами войны, которых с каждым годом остается все меньше и меньше. Иногда привожу новые экспонаты.

«С»: В Мордовии живет бывший военный летчик Александр Марусов, который воевал в составе легендарной эскадрильи «Нормандия-Неман». В этом году фронтовик отмечает 97-летие. Думаю, что вам было бы интересно с ним встретиться.

— Было бы замечательно. Обязательно постараюсь это сделать. Я бы задал ему ряд вопросов. Дело в том, что отец пересекался с летчиками из «Нормандии-Немана» — ​и когда воевал, и когда находился в концлагере.

«С»: Отец гордился вашими успехами. Вы — ​известный ученый, директор фармакологической компании…

— Мама трудилась микробиологом, дядя — ​военным медиком, старший брат тоже выбрал профессию врача. А я пошел по их стопам. У нашей семьи был девиз: «Как бы там ни было, врач не пропадет даже в тюрьме!» У старшего брата и у меня в те времена было плохое зрение. И какой мог быть разговор о том, чтобы идти в авиацию или речной техникум? О своем выборе не жалею. Медицина сейчас активно развивается. Она может позволить человеку прожить долго. Только вот дело в том, что во многих странах есть вполне доступная страховая медицина. И там спокойно решаются проблемы, из-за которых наши пожилые люди становятся инвалидами. Переводчиком отца в Германии был Юрген Пойкерт, у которого уже 25 лет установлены протезы коленных суставов. Подобные передовые технологии есть и в России, но они, к сожалению, недоступны всему населению. В нашей стране мужчины, как правило, умирают в возрасте 60–65 лет. И одна из самых распространенных причин — ​ишемическая болезнь сердца. Решение проблемы — ​шунтирование. Это широко распространенная операция, но она требует денег, которых у нашего здравоохранения просто нет. Медицина, доступная всем, финансируется крайне плохо, в отличие от высокотехнологичной. Вот, например, в Казани есть великолепные клиники, но попасть туда не так просто. А для нас главное, чтобы медицинская помощь была доступна всем до единого. Хочется верить, что когда-нибудь так и будет.

«С»: Расскажите, как вы создавали свою космецевтическую компанию…

— Начал заниматься этим вопросом еще в 1974 году, когда был аспирантом. Меня попросили исследовать аллергенные свойства основ для мазей. Это была «научная шабашка». Потом это переросло в желание сделать что-то более серьезное. Все получилось. И в прошлом году наша компания отметила 25-летие.

Татьяна Новикова
«Столица С», 25 июля 2020

Tags: авиация, биографии и личности, вов и вмв, военные, воспоминания, героизм и подвиги, известные люди, интервью и репортаж, кино и театр, кланы, культура, мордовия, нравы и мораль, общество и население, память, поволжье, поколения, регионы, родина и патриотизм, россия, семья, символы, современность, ссср, татарстан, фильмы
Subscribe

Posts from This Journal “родина и патриотизм” Tag

promo mamlas march 15, 2022 15:56 263
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments