mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Языки ментальности # Белоруссия / окончание

Начало

6. Мо́ва
Язык

Хотя дословно мова значит просто «язык», в белорусском дискурсе без уточ­няющих прилагательных это слово используется по отношению именно к белорусскому языку: социальные плакаты «ма-ма = мо-ва. Любіш маму?», вопросы наподобие «Как сказать на мове „чайник“?» (см. ниже), комментарии под новостями — как русско-, так и белорусскоязычные — от «достали уже своей мовай» до «як прыемна чытаць навiну на мове» («как приятно читать новость на мове»).


___
Библия, напечатанная Франциском Скориной из Полоцка — первым белорусским книгопечатником, переведшим Библию на белорусский извод церковнославянского языка. Прага, 1517

Белорусскоязычную интеллигенцию, для которой мова — это просто «язык», такое употребление раздражает (не меньше, чем пренебрежительное белмова, идущее от школьного названия предмета), оно ассоциируется с колониальным мышлением: возьмем, мол, слово из языка аборигенов и обозначим их язык этим словом. И если схожие употребления вроде «говорить на инглише» хотя бы включают в себя самоназвание языка, то для многих белорусско­язычных «мова» в таком значении выглядит совершенно безумно («Как прият­но читать новость на языке!») и четко показывает, насколько неродной стала рóдная мова для самих же белорусов.

Схожее явление — использование белорусских слов для нейминга: банно-оздоровительный комплекс «Лазня», кафе «Кавярня» и т. п. говорящим по-белорусски очень напоминает советские безымянные столовые и бани.

Сраже­ния ведутся и среди самих носителей белорусского. Проблема в том, что бело­русских языков, по сути, два (потому и белорусских «Википедий» столько же). Раскол произошел после реформы 1933 года: формально речь шла только об орфографии, но на деле изменения затронули всё — от грамматики до лек­си­ки. Поэтому в тематических сообществах не прекращаются споры о том, какой нормой белорусского языка надо пользоваться: школьно-официальной, но испорченной русификацией, или дореформенной, но менее знакомой обыч­ным людям, а также о том, какие слова можно использовать, какие нельзя и что они на самом деле значат. Битва века: заимствования из русского или заимствования из польского, придуманные неологизмы или возвращенные в употребление архаизмы? Гарба́та — это любой чай, потому что чай — это русизм, или же гарбата — это только травяной, а обычный — это как раз и есть по-белорусски чай? А для его приготовления нужен гарбатнік, чайнік, імбрык или, может быть, запарнік (и делятся ли они по принципу чайника для кипяче­ния и чайника для заваривания)? Автобусом управляет русский по происхожде­нию вадзіцель или польский кіроўца? Носить трусы или майткі, футболкі (русизм, плохо!), цішоткі/тышоткі (неологизм на основе заимствования, плохо!) или саколкі (наконец-то наше слово, но вот, правда, означает ли оно футболку — или же только майку-алкоголичку?). Писать судзьдзя («судья») и сьвіньня («свинья») с мягкими знаками (дореформенная орфография — тарашкевица; лучше отражает произношение, но слова более громоздкие) или суддзя и свіння без них (официальная орфография — наркомовка; именно ее учат в школе)? Предметов для таких споров десятки, и конца им не видно.


___
Александр Лукашенко косит траву на территории официальной резиденции президента Беларуси «Озерный» в Острошицком городке. 2015 / Фото: Андрей Стасевич

7. Жэстача́йшэ
Жесточайше

Если выше были только белорусские слова, то это пример слова на трасянке: смешанной русско-белорусской речи с белорусской фонетикой и преимуще­ственно русской грамматикой и лексикой. Трасянка возникла после войны из-за политики русификации, а также урбанизации: говорившие на белорусских диалектах сельские жители переезжали в русскоязычные города и пытались говорить по-русски. Чистого русского они, конечно, не сумели достичь и пере­дали уже смешанную речь своим детям, которые, таким образом, стали природными носителями трасянки.

В белорусском обществе трасянка ассоциируется с жителями села или малообразованными горожанами — заводскими рабочими или гопниками с окраин. В 2000-е годы трасянка проникает и в массовую сатирическую культуру. Например, появляется взрослая передача «Калыханка», пародия на вышеупомянутую детскую «Калыханку», которую ведут Саша и Сирожа (последний — лидер «Ляписа Трубецкого» Сергей Михалок): два простых мужика, обсуждающих на трасянке актуальные проблемы — от зубов мудрости до гламура. Вскоре выходит и диск с их песнями на трасянке, темы и реалии соответствующие: драма в заводской столовке, Новый год с баночкой от шпрот и дырявым носком, чувства к соседке по подъезду в антураже перловки и котлет. Потом появляется группа «Разбітае сэрца пацана» — как видно из названия, здесь лирические герои несколько иные: «Палюбила гапара, палюбила калдыра» («Полюбила гопаря, полюбила колдыря»)*, «Паўтарашка в руке — ўсё как у людзей» («Полторашка в руке — все как у людей»), «Розавы закат — саацечэсцвенник мой и брат» («Розовый закат — соотечественник мой и брат»).
_______
* Колдырь — алкоголик.

«Разбітае сэрца пацана». «Палюбила гапара, палюбила калдыра»

___

Но само слово жэстачайшэ — это не просто абстрактная трасянка или цитата из песен на ней, это Лукашенко. На самом деле он говорит не на трасянке (грамматика и лексика у него русские), но сильный белорусский акцент в его речи не мог не стать объектом пародий. Жэстачайшэ — часто употребляемое им слово, которое вошло в белорусской дискурс со значением крайней или максимальной степени чего угодно: жэстачайшы факт — стопроцентный, жэстачайшы метал — очень хорошая рок-музыка. Или же когда что-то пошло не так: жэстачайшы рэмонт (см. Дажынкі), жэстачайшы пиар. Среди других ключевых слов эпохи, позаимствованных у Лукашенко и активно используемых в повседневной речи, — ашчушчэния («ощущения»; могут быть не це, а может быть и ашчушчэние празника), хто-та ўрот («кто-то врет»), настаяшчы («настоящий») и ператрахи­ваць («перетряхивать»).

Трасянка (на письме передается орфографически) часто используется для паро­дийного изображения Лукашенко и некоторых других провластных людей. Например, этот прием использует журналист Алесь Пилецкий в своих миниатюрах из цик­ла #давайпака о президентских разговорах по телефону:

— Александр Григорьевич, алло. Вы меня слышите?
— Гавары, гавары. Тут я. Што там ужэ случылась?
— Резолюция Европарламента, Александр Григорьевич.
— Рэвалюцыя в Еврапарламенце? Как інцэрэсна.


___
Участники оппозиционных протестов в Минске. 2020 / Фото: Сергей Бобылев

8. Свядо́мы
Сознательный

Хотя дословно слово свядомы переводится как «сознательный», сейчас оно чаще употребляется в ином значении. Его история примерно такая же, как у более известного в России украинского слова свідомий: еще в начале XX века оно стало эпитетом для людей с высоким уровнем национального самосознания (собственно, само слово свядомы происходит от слова свядомасць, «сознание», которое часто использовалось и используется и в значении «самосознание»; однокоренное русское слово — осведомленный). Такие люди выступали за неза­висимое белорусское государство, за использование белорусского языка в жизни, за развитие белорусской культуры и т. п. Вероятно, снова в активное употребление слово свядомы вошло в конце 1980-х — начале 1990-х на волне антикоммунистических и зачастую одновременно национал-демократических протестов, став, по сути, во множественном числе обозначением национально ориентированной интеллигенции.

Однако после победы Лукашенко на президентских выборах в середине 90-х в дискурсе власти это слово приобрело отрицательные коннотации: в речи Лукашенко и его сторонников свядомымі стали презрительно называть чуть ли не любую оппозицию, а присутствие этого слова в новостной или аналити­ческой статье на русском (но не на белорусском!) языке сейчас однозначно указывает на вполне определенную политическую позицию ее автора. Вот такой интересный путь семантического развития прошло это слово: от одно­значно положительного значения в белорусском языке до крайне негативного оттенка в русском.

Очень похожая история и у слова змага́р («борец»): в белорусском языке оно используется нейтрально в любых контекстах, аналогично русскому «борцу», но в русскоязычном провластном дискурсе слово змагары также стало исполь­зо­ваться как оскорбительное название оппозиции, а неологизм змагарызм обозначает белорусский национализм в речи его противников.


___
Бульбаши. Картина неизвестного белорусского художника. Первая половина XX века

9. Бу́льба
Картошка

Стереотип о любви белорусов к картошке настолько банален и изъезжен, что его даже неловко здесь упоминать. Тем не менее этот стереотип не только живет снаружи, в представлениях других народов о белорусах*, но и пре­крас­но укоренился внутри: белорусы с удовольствием шутят и делают мемы про картошку. В национальном отборе на «Евро­видение-2019» участвует песня «Potato aka бульба», белорусский офис «Яндекса» публикует исследование «Шутки в сторону: что белорусы ищут в интернете о картошке», в новостном паблике «Чай з малинавым варэннем», наряду с важными событиями, обсу­ждаются новости о том, что Елизавета II отказалась от употребления картошки или что жители одного из киевских домов засадили клумбу картошкой вместо цветов. Еще одна, кроме усеагульнай млявасці, белорусскоязычная идиома, которая используются даже в русской речи, — это хавайся ў бульбу («прячься в картошку»), означаю­щая, что случилось что-то крайне неприятное. На про­звище бульбаши — хотя оно тоже внешнее и никогда не используется как само­название — белорусы практически не обижаются: выпускаемая в Минске водка «Бульбашъ» тому подтверждение.
_______
* Как, например, уверенность в том, что белорусы называют свои рубли зайчиками: на самом деле это прозвище ушло еще в начале 2000-х. Сначала его замени­ли зайцы, а потом и белки — от слова «белорусский».

Блюда из картошки тоже очень важны, и главное национальное блюдо — это, конечно, драники, оладьи из тертого картофеля с мясной или другой начинкой или без нее. В белорусских СМИ иногда измеряют инфляцию по индексу дра­ни­ка — за носками от компании Mark Formelle с дранікам на одном и смятанкай на другом велась настоящая охота, потому что они моментально заканчивались в магазинах, а рецептурные споры (с мукой или без муки, с луком или без лука и т. п.) по мощности не уступают российской битве при окрошке. Вопрос про правиль­ные драники задавался даже потенциальным кандидатам в президенты на выборах 2020 года, и, обсуждая ответ Виктора Бабарико, «Еврорадио» резюмировало: «Но сердца тех, кто не представляет себе драники без муки, яиц или лука, теперь разбиты. Потому что не надо шутить с драниками. Драники — это серьезно. Это святое!»

Пожалуй, есть только один вопрос, который делит белорусов на два лагеря посильнее рецепта настоящих драников: какая сгущенка правильная — рога­чевская или глубокская? Носки с белорусской сгущенкой, разумеется, тоже есть.


___
Карта Беларуси. Минск, 1918

10. Беларусь

Обнаружить название страны в списке слов, помогающих понять националь­ную культуру, довольно странно. Тем не менее это именно такой случай.

В сентябре 1991 года еще в БССР был принят закон, согласно которому страна должна была впредь называться Беларусь, а на другие языки название должно было не переводиться, а транслитерироваться, причем именно с этого вариан­та. С какими-то языками это действительно случилось: английские Byelorussia (отсюда домен .by) и Belorussia довольно быстро сменились на Belarus (чуть дольше это происходило с названием языка), но в других осталась транслите­рация русского названия (французское Biélorussie) или перевод (немецкое Weißrussland, «Белая Россия»; от этого названия начали отказываться лишь в 2020 году). В 1995 году русский получил статус второго государственного языка в Беларуси, после чего этот вариант названия оказался зафиксирован уже в официальном русскоязычном документе. Тем не менее в России он прижился плохо.

Для большинства белорусов, особенно родившихся во второй половине 80-х и позже, вариант Белоруссия — советский, устаревший. Использующих его россиян они готовы заподозрить в неуважении и даже имперских амбициях. Для многих россиян же это не политический вопрос, а лишь вопрос привычки и орфографической традиции (шутка марта 2020 года: коронавирус специаль­но вывели белорусы, чтобы россияне наконец запомнили, что соединительная гласная а все же существует). В последние несколько лет к вопросу о названии страны добавился более сложный вопрос о написании образованного от него прилагательного и названия национальности: так как это уже не имена соб­ственные, они есть в словарях и, соответственно, написание через а нельзя трактовать иначе как орфографическую ошибку. Тем не менее в белорусских русскоязычных СМИ все шире используются варианты беларус, беларусский и даже беларуский.

Бесконечные и однотипные споры в комментариях о том, как надо писать название белорусского государства (у обеих сторон есть чуть меньше 10 стандартных аргументов в пользу своего варианта), стали настолько культурно значимым явлением, что даже получили собственное оскорби­тельное название — бульбосрачи (см. Бульба). В августе 2020 года, во время политических протестов в Беларуси, некоторые российские СМИ и рядовые пользователи, поддерживающие протестующих, сделали выбор в пользу написания всех трех слов (Беларусь, беларус, беларусский) через а, что поэт Лев Рубинштейн изящно назвал орфографической эмпатией.

В не самых качественных публицистических текстах часто можно встретить метафорическое название Беларуси — Синеокая* (из-за большого количества озер). А в критических неформальных текстах белорусы нередко иронично используют цитаты из политических речей и социальной рекламы: Страна для жизни, Островок стабильности, Квітнеючая («Процветающая») и другие.
_______
* Например, «Где в Синеокой найти следы Йети?»


___
Белорусский архивист, историк, этнограф, писатель Михаил Мелешко в рабочем кабинете. Минск, 1927

11. Шуфля́дка
Выдвижной ящик стола

Выше были белорусские слова, слова из трасянки — а теперь вот русское слово, точнее слово из белорусского региолекта* русского языка. Не секрет, что абсолютное большинство белорусов русскоязычные, но белорусский русский — как и в российских регионах — несколько отличается от литературной нормы. Кроме белорусского акцента разной силы, который присутствует у старшего поколения и жителей небольших городов, в белорусском русском есть несколь­ко десятков регионализмов: слов, не встречающихся или почти не встречаю­щихся за пределами Беларуси. Какими-то из них белорусы гордятся и хваста­ются перед российскими друзьями** — самый известный пример, пожалуй, шуфлядка, «выдвижной ящик стола» (в украинском русском оно тоже есть, но в ином виде — шухлядка). Многие даже не по­дозревают, что большинство регионализмов — это не общерусские слова: шильда («табличка на здании или кабинете»), гольф («водолазка»), с большего («в основном»), ссобойка («еда, которая берется на работу или учебу»), стирка — реже стёрка, которая есть и в российских регионах («ластик»), хапун («массовое задержание милицией» или «ажиотаж в магазинах»), ляснуться («упасть, удариться, сломаться, сойти с ума»), лахать с чего-то («смеяться над чем-то»; просторечное), тихарь («силовик в штатском»), дать буську («поцеловать»; чаще в общении с детьми), разбурить («разрушить»; в детской речи), математица, русица и т. п. вместо математичка и русичка — и множество других.
_______
* Региолект — особая разновидность языка, занимающая промежуточное положение между диалектом и литературным языком. В отличие от диалекта, на региолекте говорят в том числе и жители городов.

** Или используют в качестве шибболета, своеобразного «речевого пароля».

Часть этих регионализмов пришла в русскую речь белорусов из белорусского языка (из них часть, в свою очередь, из польского, а туда — из немецкого, например, шуфлядка и шильда), другие же — как ссобойка или гольф — возникли прямо в русском языке.


___
Праздник Дожинки в Глубоком. 1934

12. Дажы́нкі
Дожинки

Даж​​​​​​ынкі — праздник конца сбора урожая (собственно, когда дожинают урожай; в российском народном календаре встречаются также варианты Обжинки, Отжинки и Пожинки). В Беларуси Дажынкі — как и Зажынкі, праздник первого снопа, — отмечали с давних времен, причем традиция была абсолютно жива и в советское время.

В современной Беларуси празднование Дожинок перешло на государственный уровень. Каждый год выбирается столица Дожинок (раньше одна, сейчас шесть, по одной в каждой области), и со всей мощью государственной поддержки начинается подготовка. Само празднование — награждение победителей разных сельскохозяйственных соревнований, выставки народных умельцев, шествия рабочих коллективов и митинг с участием президента, праздничное оформление (скульптуры из соломы, государственный герб из овощей и колбас и подобное) — обычно становится поводом для иронии и злословия жителей крупных городов.

Склонность госаппарата к подобной стилистике мероприятий получила свое название — агротреш (агротрэш). Агротреш, агростайл, агрогламур, агроренессанс — любовь к образованиям с корнем агро- появилась у белорусов в середине 2000-х, после превращения ряда бывших поселков в агрогородки (новый тип сельских поселений) и направления на популяризацию агротуризма в рамках программы возрождения и развития села. При этом агротреш совсем не обязательно должен быть связан с сельской жизнью: это кричаще оформ­лен­ные квартиры (аналогичное явление в России известно как «колхозный шик»), это коммунальщики, закрашивающие все в розовый цвет, это грузовик с образцами сантехники на параде в День независимости, палатки с ширпотре­бом на городских фестивалях и разнообразные иные проявления.

Своего рода противоположностью агротреша является то, что можно описать белорусским прилагательным выкшталцо́ны. Это слово было заимствовано из польского языка, но по пути поменяло свое значение: если польское wykształcony — это просто «образованный», то в белорусском оно охватывает целый спектр значений, которые примерно соответствуют русским понятиям «элегантный», «изящный», «деликатный», «утонченный».
_______

Автор шчыра дзякуе за обсуждение, советы и поддержку Яне Владыко, Марии Бадей, Марии Аксючиц, Юлии Голяк, Любови Вылинской и Алене Пятрович.
* * *

Автор: Антон Сомин — лингвист, младший научный сотрудник лаборатории лингвистической конфликтологии и современных коммуникативных практик НИУ ВШЭ, преподаватель школы филологии НИУ ВШЭ и Института лингвистики РГГУ.

Антон Сомин
«Arzamas», 16 сентября 2020

Tags: #давайпака
Subscribe
promo mamlas march 15, 2022 15:56 263
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments