mamlas (mamlas) wrote,
mamlas
mamlas

Categories:

НАТО в Европе vs. «Агрессивная Россия» # 3/3 Прибалтийский ТВД / окончание

Начало

Ответ России

- Чем за эти же годы ответила Россия? Насколько увеличилась военная группировка в Калининградской области?

- Как мне представляется следует говорить не об увеличении российской военной группировки в Калининградской области, а о ее восстановлении после многолетних сокращений до уровня разумной достаточности, адекватного изменившейся геополитической обстановке и возросшей военной угрозе. И речь идет не только и не столько о количественном наращивании, сколько о качественной модернизации. Подчеркну, что все приводимые мной цифры и факты взяты из открытых отечественных источников.


Комплексы С-400 надежно прикрывают Калининградскую область / Фото: Алексей Стефанов

По численности танков, размещенных у границ Калининградской области и около нее, страны НАТО после вывода из области в «большую Россию» подавляющего большинства российских танков (произошло это еще в 2008 году) до недавнего времени обладали почти семикратным превосходством. Чтобы уменьшить этот дисбаланс в прошлом году в регионе был сформирован отдельный танковый полк. Он вооружен модернизированными танками Т-72Б3, которых раньше у нас не было. Артиллерия Береговых войск Балтфлота получила 152-мм самоходные гаубицы «Мста-С», 220-мм реактивные системы залпового огня (РСЗО) «Ураган» и должна получить сверхмощные 203-мм самоходные пушки «Пион».

Наша ракетная бригада в 2018 году была перевооружена на мобильные оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-М».

Береговые ракетные войска в 2016 году получили новейшие мобильные береговые ракетные комплексы «Бал» и «Бастион».

ПВО Калининградской области вооружена мобильными зенитными ракетными системами С-400 «Триумф», заменившими устаревшие С-200. Есть и более старые, чем С-400, но вполне отвечающие современным требованиям после модернизации самоходные зенитные ракетные системы С-300ПМ2. Для борьбы с низколетящими целями С-400 и С-300 дополняют самоходные зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С1». А зенитный ракетный полк армейского корпуса Балтийского флота только что получил самые совершенные в мире зенитные ракетные комплексы ближнего радиуса «Тор-М2».

В декабре 2014 года на боевое дежурство в Калининградской области заступила радиолокационная станция системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) «Воронеж-ДМ», которая способна обнаруживать пуски баллистических ракет различных типов на дальности до 6 тысяч км, одновременно удерживая и сопровождая до 500 объектов.

В области были размещены новейшие комплексы радиоэлектронной борьбы «Самарканд» и «Мурманск-БН».

В морской авиации Балтийского флота в Калининградской области в 2018 году были возрождены легендарные авиачасти – гвардейский истребительный авиаполк имени маршала авиации Александра Покрышкина и гвардейский морской штурмовой авиаполк имени маршал авиации Ивана Борзова. В этом году сформирован вертолетный полк. Морская авиация продолжает получать новейшие многоцелевые истребители Су-30СМ поколения 4+.

На Балтийский флот осенью 2016 года с Черноморского флота были переведены малые ракетные корабли «Серпухов» и «Зеленый Дол», вооруженные крылатыми ракетами большой дальности «Калибр-НК». До этого, в августе того же года они использовали такие ракеты на практике, для нанесения ударов из Средиземного моря по объектам террористов в Сирии. В этом году Балтфлот пополнили еще два малых ракетных корабля, вооруженные «Калибрами», нового проекта 22800 - «Мытищи» и «Советск».

Предпринимаются меры по укреплению и модернизации российской военной группировки и в других приграничных регионах Северо-Запада России, но из-за ограниченности места, я на этом подробно останавливаться не буду.

Новая "холодная война"?

- Дональд Трамп вышел из договора по ракетам средней и меньшей дальности, в ближайшее время, судя по всему, выйдет из договора по "открытому небу". Для чего еще больше обострять отношения, которые сегодня и так далеки от идеала?

- Мне кажется, что выход США из Договора по ракетам средней и меньшей дальности (ДРСМД) связан, в первую очередь, не с Россией, хотя именно нас безосновательно обвинили в том, что крылатая ракета 9М729 (по классификации НАТО SSC-8) имеет дальность больше 500 км и, следовательно, Договор нарушает. Но это лишь повод, а не причина. США обеспокоены в первую очередь наращиванием арсенала ракет средней и меньшей дальности в Китайской Народной Республике, которая рамками договора РСМД не связана. У Китая тысячи таких ракет, в том числе не имеющие аналогов мире баллистические ракеты средней дальности, способные поражать движущиеся корабли в море (прежде всего, авианосцы). Этот арсенал дополняется противокорабельными береговыми ракетными комплексами и защищается с воздуха зенитными ракетными комплексами. То есть Китаем создана, причем еще до того как их стала создавать Россия, система зон A2/AD, которые ограничивают доступ американского флота и авиации в западную часть Тихого океана и держат под угрозой американских союзников (Японию, Южную Корею, Тайвань) и расположенные там военные базы и объекты США. Американские аналитики пришли к выводу, что лучшим средством нейтрализации китайских зон ограничения и воспрещения доступа и маневра могут стать баллистические ракеты средней дальности наземного базирования. Они запрещены ДРСМД? Ну так выйдем из ДРСМД – делов-то. Так что, когда у США вновь появятся на вооружении баллистические и крылатые ракеты наземного базирования средней дальности, находящиеся сейчас в разработке, то их, как мне кажется, первоначально развернут на Тихом океане, против Китая (и дальневосточных регионов России заодно). Что не исключает в дальнейшем появления этих систем и в Европе.

Помимо китайского фактора на выход США из международных соглашений, по всей видимости, влияют и особенности характера президента США Дональда Трампа. Он вообще не любит, когда его свободу действий как лидера США ограничивают международные соглашения. Поэтому «под раздачу» может попасть и договор по «открытому небу», который уже становится объектом американской внутрипартийной борьбы. Демократы обвиняют Трампа в том, что выход из договора принесет пользу только России, поскольку Америка лишится важного инструмента по наблюдению за ней и ее военной активностью.

- Если сравнить сегодняшнее положение дел в отношениях России и НАТО с периодом "холодной войны", какие отличия вы можете отметить? Тогда было опаснее или сейчас?

- С одной стороны, масштабы военного противостояния сейчас несравнимо меньше, чем в годы «холодной войны». К примеру, к ее окончанию одни только США имели в Европе около 5000 танков. Сейчас штатная численность танков в ротируемых в Европе американских танковых бригад (одна бригада находится там девять месяцев) составляет лишь около 90 машин.

С другой стороны, линия соприкосновения нашей страны с НАТО сдвинулась далеко на восток. Страны Восточной Европы, которые были союзниками СССР в то время, теперь являются членами НАТО и готовятся в войне уж явно не с марсианами, несмотря на официальные заявления, что «Североатлантический союз не стремится к конфронтации и не представляет угрозы России». Те же самолеты-разведчики США и НАТО, которые раньше летали над международными водами Балтики, сейчас летают у российских границ уже над Польшей и странами Прибалтики. Американская бронетехника участвовала в параде в Эстонии метрах в двухстах от границы с Россией. Цена случайного инцидента, технического сбоя при приближении сил НАТО к российским граница возросла, ибо времени на реакцию стало значительно меньше. А дефицит времени при принятии решения может привести к неверной оценке ситуации.

Во времена «холодной войны», при всех ее издержках и опасностях, стороны все-таки четко разграничили сферы своего влияния в Европе, более или менее соблюдали писанные и неписанные правила, существовали как официальные, так и (как выяснилось позднее) неофициальные каналы для коммуникаций. У власти находились люди, которые либо сами прошли войну, либо помнили военные годы и представляли, что это такое не по книжкам. Сейчас к власти пришли поколения, не воевавшие и войны не помнящие. И если в России это компенсируется исторической памятью народа о Великой Отечественной войне, том горе, которое она принесла, тем, что практически в каждой семье были ветераны, многие из которых с нее не вернулись, то на Западе этого нет. Войны со времен боевых действий в Персидском заливе 1991 года начинают восприниматься как компьютерные игры. И это очень опасно.

К тому же сейчас рушится система договоров об ограничении вооружений. США вышли сначала из договора по противоракетной обороне (ПРО), затем из уже упоминавшегося Договора о РСМД. Уже скоро, 5 февраля 2021 года, заканчивается действие Договора между Россией и США мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-III) и велика вероятность, что он продлен не будет. Уже больше десяти лет приостановлено участие России в Договоре об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Причинами этого стали уклонение бывших участников Организации Варшавского договора от переоформления их вооружений из восточного в западный блок, прямое превышение НАТО установленных лимитов на боевую технику, развертывание в Болгарии и Румынии военных баз США, невыполнение странами НАТО обязательств по ратификации адаптированного ДОВСЕ, появление в Европе «серых зон» в связи со вступлением в Североатлантический альянс стран Прибалтики и Словении, не являющихся участниками ДОВСЕ и др. Приостановлено военное и гражданское сотрудничество России и НАТО, свернута работа Совета Россия – НАТО, но сохраняются военные каналы связи, в первую очередь для предотвращения возможных инцидентов и исключения недопонимания намерений сторон. А поддержание неформальных каналов связи вроде канала между Никитой Хрущевым и президентом США Джоном Кеннеди, который поддерживался через полковника ГРУ Георгия Большакова и брата президента, министра юстиции США Роберта Кеннеди, в нынешних условиях «демонизации» России, когда многие политические деятели, да и простые граждане западных стран опасаются общаться в неформальной обстановке с российскими дипломатами, и представить себе невозможно.

Так что при общем снижении уровня противостояния в количественном выражении и отсутствии идеологического противостояния двух сильно отличающихся друг от друга социально-экономических систем ситуация в чем-то подобна реинкарнации «холодной войны», но в других условиях. В «холодной войне» 2.0 появились новое поле боя – Интернет, киберпространство, открывшие новые возможности для ведения психологической и информационной войны, для осуществления кибератак на компьютерные сети. Целью войны становится уже не столько захват материальных богатств и территории противника, сколько подчинение его своей воле. Нефизическое насилие с нападением на разум и душу становится не менее значимым для того, чтобы жертвы агрессии потеряли волю к сопротивлению, чем физическое насилие («нападение на тело»). Приоритетными объектами поражения в современной войне являются руководство, система жизнеобеспечения, экономика, население и лишь в самую последнюю очередь – вооруженные силы. Мы это наблюдали, например, во время агрессии НАТО против Югославии в 1999 году. Причем речь, как я уже упоминал, может идти не о прямом насилии, а о кибератаках и операциях по деморализации и разложению руководства и населения противника.

В соответствии с лозунгом из знаменитой антиутопии Джорджа Оруэлла «1984» «Война – это мир» исчезает грань между войной и миром - война может начаться незаметно, например, с нарастания внутриполитического кризиса, в который на определенном этапе вмешаются внешние силы. Войны становятся «гибридными». В них участвуют и регулярные и иррегулярные силы, применяются и регулярная и иррегулярная стратегия и тактика действий. Поэтому в чем-то сегодняшняя ситуация сложнее, чем эпоха старой «холодной войны». И новые вызовы требуют новых ответов, причем не только, а часто и не столько, связанных непосредственно с укреплением вооруженных сил и ВПК. Не меньшее значение имеют сильные экономика и социальная сфера, национальное единство, высокий моральный дух, возможность влиять на другие государства мира посредством так называемой «мягкой силы» и т.д.

Не разрядка, а перезагрузка

- Что может послужить началом разрядки в двусторонних отношениях? Когда ее можно ожидать?

- Исторический опыт показывает, что коллективный Запад готов к улучшению отношений с Россией либо против общего врага, либо в случае внутреннего системного кризиса, когда он нуждается в передышке и консолидации для решения своих внутренних проблем.

Примеры первого рода – антигитлеровская коалиция, кратковременное потепление в отношениях России и США после терактов 11 сентября. Сейчас в США на фоне усиливающейся конфронтации с КНР идут разговоры о том, что неплохо бы отколоть Россию от Китая и привлечь на свою сторону в этом противостоянии. Понятно, что улучшение отношений с США такой ценой России уж никак не нужно.

Что касается второй ситуации, то напомню, что разрядка международной напряженности в 1970-е годы произошла на фоне ухудшения мировых геополитических позиций США, апофеозом чего стал бесславный уход из Вьетнама, экономического кризиса 1974-75 годов, который охватил практически все развитые страны Запада, а также болезненной перестройки хозяйства Запада на постиндустриальную модель развития, резкого повышения цен на нефть. Однако, как только трудности были более или менее преодолены, разрядка приказала долго жить и новый пик «холодной войны» в 1983 году оказался, пожалуй, самым опасным периодом конфронтации после Карибского кризиса 1962 года. К тому же не стоит забывать, что разрядка, ее гуманитарные аспекты, активно использовались для вмешательства во внутренние дела социалистических стран и расшатывания их общественного строя.

В нынешних условиях, как мне представляется, коллективный Запад во главе с США настроен, что называется, «додавить» Россию, раз уж там упустили момент в 1990-е годы, не поверив в то, что наша страна сможет восстановить, пусть пока и не в полной мере, свою экономику, военную мощь и геополитические позиции. При этом даже безоговорочная капитуляция, о которой речи не идет, не приведет к принятию России в «братскую семью западных народов» на равных. Поводы для новых санкций или для сохранения старых всегда найдутся. Вспомним пресловутую поправку Джексона – Вэника, ограничения в торговле, которые США ввели против СССР в 1974 г. за препятствование эмиграции советских граждан, прежде всего евреев. СССР распался, в России сменился общественный строй, многие россияне уехали в западные страны и в Израиль, а кое-кто оттуда уже и вернулся, а поправка всё работала. Аж до декабря 2012 года, когда ее плавно заменили на Закон Магнитского. Поэтом те наши сограждане, которые вбрасывают идею, что можно купить дружбу Запада ценой, скажем, отказа от Крыма и Курил, демилитаризации Калининградской области, резкого сокращения вооруженных сил, а то и полного отказа от ядерного оружия, прекращения проведения самостоятельной внешней и внешнеэкономической политики и беспрекословного следования в фарватере западных государств во главе с США и т.д. и т.п. глубоко заблуждаются (или сознательно врут). Тряпки и капитулянты в друзья или в надежные равные партнеры не годятся. Только лишь в вассалы. Вряд ли это то место, которого достойна наша великая страна с тысячелетней историей.

Поэтому, по моему личному мнению, нам нужна не разрядка, пресловутая «перезагрузка», которая вдруг превращается в «перегрузку». Разрядка, как я уже отмечал, это состояние временное, а нам нужны долгосрочные, взаимовыгодные и прагматичные отношения с Западом (как и со всем остальным миром). И чтобы такие отношения сложились требуется, прежде всего, чтобы Россия была мощной в экономическом отношении страной с высоким уровнем жизни граждан, привлекательной для торговцев, инвесторов и туристов, четко понимающей свои национальные интересы и готовой их отстаивать. А пока мы движемся в этом направлении, надо вести ежедневную кропотливую работу по налаживанию и восстановлению связей и отношений на всех уровнях, искать и находить точки соприкосновения, идти на те компромиссы, на которые можно пойти, не ущемляя коренные интересы граждан и нашего государства. И только это, а не пресловутые Хельсинки-2, как я думаю, создаст долгосрочную основу для нормальных отношений России с США и Западом в целом. Но путь это непростой, нелегкий и быстрых результатов на нем ожидать не приходится. Однако, как говорится, дорогу осилит идущий.


Морская десантная машина США погружается в Балтийское море во время учений НАТО Baltops 2018

Прибалтика и Литва

– В 2019 году в регионе Балтийского моря блок НАТО был очень активен – проведено множество военных учений, а в Литву прибыл батальон США. С чем это связано?

– Региону Балтийского моря НАТО уделяет большое внимание, наверное, уже лет 15. Не могу сказать, что в 2019 году военный блок там был особенно активен, поскольку, например, в 2018 году количество учений было тоже достаточно большим.

Идет планомерная работа по освоению театра военных действий. Создается военная инфраструктура, происходит ротация подразделений и частей, которые знакомятся с будущим театром военных действий.

– Для чего НАТО необходимо освоение театра военных действий в этом регионе?

– Официально блок НАТО позиционирует себя как сугубо миролюбивую организацию, нацеленную на предотвращение агрессии, и каждый раз понятно, что все эти действия (военные учения) предпринимаются под соусом противостояния некой "российской агрессии". О какой "российской агрессии" в Прибалтике, повторю, может идти речь, совершенно непонятно. Регион достаточно мирный, никаких даже небольших пограничных инцидентов с момента получения странами Балтии независимости не было.

– Считают ли в НАТО регион Балтийского моря недостаточно защищенным? Опять же, рядом находится Сувалкский коридор, который считается "ахиллесовой пятой" блока…

– НАТО всегда уделял большое внимание региону Балтийского моря еще со времен холодной войны и существования Советского Союза, поскольку здесь находится такой очень важный политический и индустриальный центр, как Санкт-Петербург, например, который имеет большое значение для России.

В конце концов, всегда, да и сейчас, на учениях это отрабатывается – кратчайшим путем удара крылатыми ракетами по Москве является такой маршрут, как их запуск с бомбардировщиков над Норвежским морем через территорию Норвегии, Швеции, через Балтийское море и далее в направлении административных центров Советского Союза или России. Сейчас на учениях тоже такие вещи отрабатываются.

Сувалкский коридор, как вы сказали, это тоже один из важных моментов. С вступлением стран Балтии в [штабе] НАТО обеспокоены проблемой быстрого наращивания группировки альянса в странах Балтии через этот коридор.

– Обычно страны НАТО оправдывают это увеличением численности российских военных в Калининградской области, например. Так ли это на самом деле?

– Опять-таки здесь начинает пропагандироваться какая-то "агрессивность" России, что, мол, русские совместно с белорусами могут якобы начать военные действия, занять Сувалкский коридор, чтобы отрезать Прибалтику.

Я не представляю, как и для чего это будет делать Россия, тем более с Белоруссией, которая официально заявила, что, несмотря на то, что является союзником России, российские войска могут появиться на ее территории только в рамках военных учений или непосредственной угрозы. Ни о каком формировании агрессивных российских группировок в Белоруссии уж точно речи идти не может. Да и Россия этого делать не собирается.

– Получается, что милитаризация региона делает страны Балтии объектом ответного удара в случае военного конфликта между Россией и НАТО.

– Об этом говорят, да. Другой вопрос, что как ни пытаются объяснить, что милитаризация нужна для защиты стран Балтии от "нападения" России, ничего внятного в качестве аргумента привести не могут.

Например, в последнем докладе Джеймстаунского фонда о региональной войне в Прибалтике автор пытается долго и упорно объяснить, для чего России на страны Балтии нападать. Идут там уже какие-то смешные доводы о том, что якобы [президент РФ Владимир] Путин в историю хочет войти.

Товарищи дорогие, ну Путин уже в историю вошел, это первое. А во-вторых, я не думаю, что Владимир Владимирович встает и думает над тем, как бы ему войти в историю, и что эта мысль является мотивом его действий.

– Интересный момент получился с учениями "Железный волк". Они прошли в два этапа – летом и осенью. Для чего НАТО разделил проведение маневров?

– Я думаю, скорее НАТО отрабатывает таким образом новые формы проведения учений. Говоря о численности, на первом этапе маневров было порядка четырех тысяч участников, и на втором столько же. В общей сложности – восемь тысяч. По Венскому документу приглашать наблюдателей на учения надо, если их численность составляет 13 тысяч человек и более. А на учениях "Железный волк" в общей сложности военных меньше было.

Поэтому я думаю, что это какие-то внутренние технические вещи альянса, отработка новых форм и так далее. В любом случае, учения эти не очень большие.

В 2020м году, например, будут учения Defender Europe 2020, когда американцы собираются более 20 тысяч человек перебросить через Атлантический океан для проведения маневров. В общей сложности, с учетом американских войск, которые уже есть в Европе, и войск европейских союзников США будет 37 тысяч человек участников. Это уже совсем другие масштабы.

Основная часть этих учений, кстати, будет проходить в Прибалтике и Польше, причем с высадкой воздушного десанта в Литве и Латвии, с получением военной техники с судов-складов США, стоящих у берегов Эстонии, и так далее.

– Официальный представитель НАТО Оана Лунгеску заявляла, что военные учения Baltops 2019 "не направлены против кого-либо", хотя, по ее словам, ситуация в плане безопасности в регионе ухудшилась после возвращения Крыма в состав России. Как эти вещи между собой связаны?

– Когда они говорят, что учения не направлены против кого-либо, то да, официально они действительно не направлены против кого-то, но, с другой стороны, все СМИ пишут открытым текстом, что противником является Россия. Это, в общем-то, понятно. Когда проводятся учения, то в НАТО говорят, что учатся сражаться с примерно равным противником. А кто примерно равный противник в Европе? Китай что ли? Ну, понятно, что Россия. Это первое.

Во-вторых, понятно, что Крым используется как повод. Случай Крыма – это случай особый, он произошел, это уникальное стечение обстоятельств. Это российский регион, который в рамках федеративного единого государства был когда-то передан другой союзной республике. А потом этот регион волей судеб при получении Украиной независимости стал иностранным. Люди, естественно, жить в иностранном государстве не захотели и в итоге проголосовали за возвращение в "родную гавань".

Как это связано с Прибалтикой, ответ простой: никак.

Как я говорил, после крымских событий военно-политическая обстановка нагнеталась исключительно из-за увеличения численности вооруженных сил и вооружений НАТО. Да, увеличивалась и численность российских военных в Калининграде и не только, но это ответная реакция на то, что происходит вокруг России.

Не надо забывать, что к тому же вооруженные силы и в Калининградской области, и на Северо-Западе страны к началу 2000-х годов были очень сильно сокращены. То есть сейчас речь идет не столько о наращивании, сколько о хотя бы восстановлении на новом техническом уровне того, что было раньше. И понятно, что не в тех масштабах, которые были во времена холодной войны.

– А почему страны Балтии и НАТО чуть ли не каждый месяц проводят военные учения у российских границ, в то время как военные учения России и Белоруссии "Запад-2017" были восприняты странами Балтии как угроза нацбезопасности?

– Это абсолютно двойные стандарты. Союз России с Белоруссией проводит совместные военные учения достаточно редко, последние учения "Щит Союза-2019", например, проводились в этом году в Нижегородской области, что достаточно далеко от блока НАТО. Это ситуация, где проявляются двойные стандарты альянса.

В НАТО считают, что они маневры проводить могут, а вот Россия и Белоруссия почему-то не могут. Мол, мы такие хорошие и демократические, а вы "агрессоры", поэтому нам можно, а вам нельзя. Вот такую странную логику я здесь вижу.

– Смешно слышать, когда такой могущественный военный блок, как НАТО, делает подобные нелепые заявления. Для чего альянс использует такую риторику?

– В случае с учениями "Запад-2017" была натуральная пропагандистская истерика. Я думаю, что она имела задачу, помимо пропаганды "агрессивности" России, попытаться расколоть Россию и Белоруссию. Потому что, например, особенно с Украины и из ряда стран Запада шли такие заявления о том, что российские войска под видом учений войдут в Белоруссию, могут там остаться и чуть ли не оккупировать эту республику.

Это довольно смешно звучало. Тем более что теми силами, которые в Белоруссию вводились и были из нее выведены, страну оккупировать было нереально, да и к тому же для чего это России надо?! У нас союз, это дружественное государство. Да, есть ряд экономических проблем, но они решаются путем переговоров.

– Литва старается выполнять стандарт НАТО по выделению на оборону 2% ВВП в год. Та же Германия заявляет, что пока не собирается идти на такие большие траты. Почему Вильнюс стремится быть столь "законопослушным"?

– Это как неофиты в религии, которые только что присоединились к ней. То есть здесь страна пытается заслужить доверие ведущих стран-членов НАТО, в первую очередь Соединенных Штатов, ну и получить с этого какие-то плюшки. Какие? Ну, например, особые отношения с Вашингтоном, какие есть у той же Варшавы.

Есть надежда на какие-то инвестиции со стороны США, в случае с Польшей, например, это еще и передача технологий. Не думаю, что с Литвой получится то же самое в этом плане. Но очевидно, что республика себя хочет себя показать в духе "господин назвал меня любимой женой", как в известном фильме. С Литвой это вряд ли будет, а вот Польша стремится стать главным союзником США в Восточной Европе, а может, и в Европе в целом.

– Оправданы ли эти траты для Литвы при всех существующих социально-экономических проблемах в стране?

– Откровенно говоря, такие траты не оправданы. Вот не была Литва в НАТО до 2004 года. Ну что, Россия что ли воспользовалась моментом и "оккупировала" Литву, когда у нее [у Литвы] не было серьезных вооруженных сил? Да нет, и планов-то таких не было.

2% ВВП – это, в общем-то, планка, заданная сверху, и никто здесь спорить с [президентом США Дональдом] Трампом не будет. Германия еще может себе это позволить.

В Польше опять же эти деньги идут частично в собственное военное производство, а что у Литвы? Понятно, что та часть этих денег, которая выделяется на закупки вооружений, уйдет в первую очередь в США, а во вторую – в европейские страны НАТО. То есть это означает, по крайней мере, что местная промышленность от этого ничего не получит.

Я далек от того, чтобы принижать то хорошее, что в странах Балтии есть. Литва, например, является мировым лидером по производству одного из классов лазеров. И есть другие вещи, за которые можно гордиться страной. И, наверное, лучше бы деньги вот в это вкладывались, а не в закупки устаревших и уже бывших в употреблении бронетранспортеров, которые еще, по-моему, во Вьетнаме воевали.

Есть, конечно, и более новая немецкая и другая военная техника. Литва имеет право распоряжаться своими деньгами, как считает нужным (хотя на деле наращивание военных расходов инициируется из Вашингтона и Брюсселя). Но мне кажется, что милитаризация явно чрезмерна и на пользу этой стране не идет. От хороших взаимовыгодных отношений с Россией она получила бы больше и меньше беспокоилась бы за свою безопасность.
_______

По материалам: «КП.Калининград» | «Baltnews»

Subscribe

promo mamlas march 15, 2022 15:56 273
Buy for 20 tokens
Всем глубокого почтения! Читатели моего журнала и случайные путники также приглашаются в говорящие за себя сообщества « Мы yarodom родом» и « Это eto_fake фейк?» подельники приветствуются Large Visitor Globe…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments